Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:58 

"Золотой дождь", макси, PG-13, джен, экшн, приключения, ангст, романтика

Sexy_Thing
Фандом: Doctor Who
Название: Золотой дождь
Автор: Sexy Thing
Бета: -=Araminta=-
Размер: миди, 49 446 слов
Пейринг/Персонажи: Одиннадцатый Доктор, Эми Понд/Рори Уильямс, Фелиция Дей!Корсар, ОМП
Категория: джен с элементами гета
Жанр: экшн, приключения, ангст, херт/комфорт, романтика
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Любопытство приводит Доктора, Эми и Рори на дивную планету-лес Эдору Метраксис, обладающую одним удивительным свойством: каждый день на ней идет золотой дождь. Однако оказывается, что за не таким обычным дождем скрываются свои секреты. А тем временем Эми мучится собственными секретами и угрызениями совести...
Предупреждения: насилие, почти смерть персонажа
Примечание: 1. Является второй частью серии «Сыны Галлифрея» и прямым продолжением фанфика «Память, Судьба и Барабаны»;
2. Таймлайн для Доктора, Эми и Рори – после эпизода «Давай убьем Гитлера», для Корсара – после эпизода «Жена Доктора»;
3. Автор честно признается, что при создании образа Эррора были использованы геты из компьютерной игры «Mass Effect», а корабль «Зевс» вдохновлен солнечным парусником из мультфильма компании Disney «Планета сокровищ». Вплоть до того, что в первоначальном варианте фанфика вместо робота старпомом был каменный голем. Также, создавая образ Ганимеда, я представляла себе лицо Дэви Джонса из фильма «Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца».
4. К фанфику имеется аудиолист, составленный по ассоциации автора с атмосферой глав. Настоятельно рекомендуется слушать по одной песне на главу, либо, если вы не умеете или не любите слушать музыку под чтение, перед началом каждой главы. Хотя никто ничем никого не обязует =)
Содержание предыдущей части: Все началось с аварии. Столкновение с мощной волной солнечной энергии вынудило ТАРДИС отключить системы пространственной трансцендентности, сохранив лишь комнату управления и переместив находившихся в своей спальне Эми и Рори в другое время. Рори попал в ТАРДИС Десятого Доктора во время его путешествий с Донной, а Эми – в далекое будущее, в самый конец Вселенной, где, к своему удивлению, она встретила совершенно незнакомого, но, однако, живого повелителя времени – Мастера.
Очнувшись в своей ТАРДИС, Доктор обнаружил пропажу Пондов, а также столкнулся с материальным воплощением машины времени – уже знакомой ему Идрис. Тем временем в конце Вселенной Эми пришлось не только временно уживаться и налаживать контакт с совершенно разбитым и покалеченным недавними событиями его жизни Мастером, но и помогать ему найти способ запустить мертвую ТАРДИС в кратчайшие сроки, прежде чем гибнущая Вселенная схлопнется.
С помощью Идрис Доктору удалось переместиться в ТАРДИС Десятого Доктора, и вместе они сумели вытянуть Эми из умирающей ТАРДИС в конце Вселенной. Мастер, за недолгое время успевший проникнуться к понимающей землянке благодарностью, заставил ее пообещать, что она не расскажет Доктору о его существовании…
Впервые опубликовано в команде Хуниверс на ЗФБ-2017.




ПРОЛОГ
«Журнал полетов ТАРДИС, запись 7142.

В этом заголовке нет ни слова правды. Это не журнал, а простая тетрадь с пожелтевшими от старости листами, купленная на рынке около тринадцати циклов назад. ТАРДИС больше нет, соответственно, и полетов тоже, да и номер я проставляю случайный — прошло столько времени, что я уже не помню, какая запись была последней.

Это мой сто сорок восьмой цикл на этой захолустной планете. Точнее, сто сорок восьмой с начала отсчета — а сколько прошло с того момента, как до меня дошла вся опасность ночного дождя, я уже не знаю. Решение продолжить вести журнал полетов пришло после того, как наутро выяснилось, что вчера дождь меня все-таки догнал. Если не найду выход, буду надеяться, что кто-нибудь другой сможет сделать это по моим записям.

Всегда казалось, что путешествия привлекают меня больше всего. Люди, планеты, невероятные, дивные существа, которых мои собратья-повелители времени видели лишь на голограммах. Увидеть, потрогать, понюхать, послушать — мы всегда были лишены этой возможности. Все, что для этого нужно было сделать — это покинуть Галлифрей. Мне лишь жаль, что эта мысль не пришла в голову раньше. Даже спустя столько лет, даже после того как повелители времени уничтожили сами себя — и осознание этого до сих пор не дает мне спать по ночам, — я ни секунды не жалею об этом решении. Имя, выбранное мной, может, и не соответствует призванию, но оно отражает внутреннее состояние.

Приключения стали моей жизнью. Нет такой системы в сотне ближайших галактик, в которой моя ТАРДИС не оставила бы след. Но, каким бы дивным ни был мир, настоящая пытка — это скука.

А я сижу на этой проклятой планете уже сто сорок восемь циклов. Минимум.

У меня не осталось средств решения проблемы. Даже если мне удастся соорудить передатчик, достаточно мощный, чтобы преодолеть большие расстояния, отделяющие меня от ближайших развитых планет, сигналу бедствия никогда не миновать облака, в которых зреет дождь. Да и кому я его отправлю? Галлифрей сгинул.

Я знаю, что один повелитель времени выжил. Не знаю, как, не знаю, где он сейчас, но, пожалуй, он единственный, кто может мне помочь.

Если ты когда-нибудь в очередной раз свернешь не туда, если тебя потянет на мою планету эта твоя непреодолимая сила, надеюсь, ты найдешь меня и сумеешь исправить мою ошибку. Я знаю, сумеешь. Ты ведь умен и изобретателен. Ты всегда придумаешь выход.

Правда, Доктор?..
»


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЗОЛОТОЙ ДОЖДЬ
Глава 1
Эдора Метраксис

— Понды, время легенд!

Доктор влетел в комнату управления, словно ураган, размахивая руками, дергая рычаги и вдавливая кнопки на консоли и явно находясь в состоянии крайнего возбуждения. Поглаживая по голове прикорнувшего у нее на плече Рори, Эми тихо закатила глаза. После событий на живом астероиде и особенно после истории в Берлине и откровений Ривер Сонг, которые, признаться, выбили из колеи всех троих, Доктор стал невыносим: он больше обычного разговаривал с ТАРДИС, начав к тому же прибавлять к обращениям гораздо больше уменьшительно-ласкательных слов, что само по себе уже доходило до неприличного, часто уединялся в техническом отсеке под стеклянным полом. Но, что хуже всего, его буквально разрывало на части от нерастраченной энергии, что приводило обоих спутников в отчаяние, так как зачастую это плохо заканчивалось.

Доктор дернул рычаг дематериализации, консоль ТАРДИС издала громкий сигнал, и Рори дернулся и подскочил, озираясь с видом испуганного воробья.

— А? Что? — сонно спросил он. Эми не ответила. Она глубоко вздохнула и поднялась с пола, присоединившись к Доктору у консоли.

— Время легенд, — повторил повелитель времени так, словно эти слова должны были иметь для них какое-то особенное значение.

— Легенд? Каких еще легенд? — спросил Рори.

Прежде чем Доктор успел ответить, его перебила Эми.

— Доктор, только не это. Каждый раз, когда ты пытаешься раскрыть какую-нибудь тайну Вселенной, мы попадаем в неприятности. А в итоге оказывается, что во всем был виноват ты сам. Или Ривер, — подумав, добавила она.

Повелитель времени обиженно нахохлился и, поджав губы, поправил бабочку.

— Оставь историю в покое, — особо ни на что не надеясь, попросила она.

— Ни за что! — воскликнул Доктор, подняв в воздух указательный палец. — Тайны Вселенной, Амелия, существуют для того, чтобы их раскрывать. А эта тайна — особенно.

Он дернул рукоятку на консоли, и на мониторе появилось изображение глубокого темного космического неба, усыпанного далекими звездами. В самом центре изображения медленно крутилась вокруг своей оси небольшая красноватая планета. Облака в ее атмосфере несуетливо вращались, скручиваясь в легкие воздушные узоры. Редкие голубоватые пятна мерцали в далеких невидимых солнечных лучах где-то на полюсах, но всю остальную массу занимало светло-красное зарево.

— Эдора Метраксис, — провозгласил Доктор, скрестив руки на груди и с улыбкой глядя в экран. — Планета-лес, единственный источник воды на которой, помимо двух соленых морей, — бесконечные дожди. Планета, которая никогда не знала засухи.

— Настоящий Эдем, да, — нетерпеливо проговорила Эми, — но что в ней такого особенного, кроме удивительных природных явлений?

Доктор усмехнулся.

— Удивительные природные явления и делают ее такой особенной, Понд, — возразил он, тут же пускаясь в объяснения, словно ныряя в воду вниз головой. — Говорят, что каждый вечер на планете идет дождь из чистого золота, и каждый человек, каким бы он ни был дурным или хорошим, находит на планете свое счастье и остается там навсегда. Говорят, счастье там абсолютно.

— И ты в это веришь? — скептически спросил Рори, приглаживая топорщащиеся волосы.

Доктор пожал плечами.

— Это объяснило бы, почему ни один корабль, который приземлился на Эдоре, ни разу оттуда не взлетал, — проговорил он и сразу же мотнул головой. Между бровей у него пролегла задумчивая морщинка. — Но нет. Я не верю. Поэтому мы здесь.

Пока он говорил, облака в атмосфере планеты начали сгущаться и менять цвет. Сперва они посерели, словно заряжаясь дождем, затем, сверкая в солнечных лучах, стали наполняться оранжево-желтым мерцанием, пока наконец не приобрели цвет чистого золота.

Доктор потянулся к консоли, щелкнул несколько кнопок и повернул переключатель. Картинка на экране стала увеличиваться, все быстрее и быстрее, словно ТАРДИС падала на планету, пока наконец резко не остановилась на небольшой поляне посреди леса. Растения здесь были необычные: огромные разлапистые листья размером больше человеческой головы свешивались с высоких гладких стволов деревьев, поросших мхом не только с северной стороны, но и с южной, и с западной, и с восточной, из-за чего те тоже казались зелеными. Тонкие вьющиеся лианы устилали землю, и кое-где из вороха тонких стеблей поднимались бутоны длинных, словно лилии, белых цветов, которые начали сворачиваться в аккуратные узкие бутоны под тенью сгущающихся облаков. Единственным знакомым растением тут был размашистый папоротник, занимавший все пространство леса, еще не захваченное всеми остальными насаждениями.

Начинал накрапывать дождь. Листья и ветки вздрагивали под ударами тяжелых капель, и, вглядевшись, Эми тихо ахнула: дождь был золотым.

Золотые капли размером с шарики для детского бильярда пробивали себе дорогу сквозь зелень и, падая на землю, рассыпались мелкими золотыми брызгами. Дождь становился все чаще и чаще, все сильнее и сильнее, пока наконец не превратился в сплошную золотистую стену. Выемки в устланной вьюнами земле вскоре наполнились водой.

— Удивительно, — пробормотала Эми и повернулась к Доктору. Тот наблюдал за происходящим на экране со странной смесью восхищения и подозрительности на лице.

— Как такое может быть? — с любопытством спросил Рори, повиснув у Эми на плече, чтобы присмотреться внимательнее. — Как дождь может быть золотым?

Доктор пожал плечами.

— Возможно, что-то в атмосфере, — сказал он сквозь прижатые к губам пальцы. Внезапно встрепенувшись, он с улыбкой окинул спутников взглядом.

— Ну, раз уж вас это так заинтересовало, почему бы нам не спуститься вниз и не увидеть все своими глазами? Посмотреть, понюхать, потрогать — что там еще люди делают, когда им интересно?

С этими словами он бросился к консоли, лихорадочно и возбужденно дергая рычаги. Монитор погас, переключившись на неясные, неузнаваемые символы расчетов полета и унося с собой восхитительное явление. Эми и Рори моргнули, словно выходя из транса.

— Н-но… эм… — попыталась возразить Эми, но слова сами собой выветрились из головы. Стена золотого дождя все еще стояла перед ее мысленным взором.

— Ты уверен, что это здравая мысль, Доктор? — продолжил за нее как всегда благоразумный Рори. — Лезть под золотой дождь, ничего о нем не зная?

Доктор махнул на него рукой.

— Не говори глупостей, Рори, разумеется, это не золотой дождь в обычном понимании. Цвет не имеет никакого отношения к составу. К тому же, — он поднял рычаг дематериализации, и ротор ТАРДИС со скрипом и скрежетом поплыл вверх и вниз, — мы приземлимся сразу же после того, как он стихнет.

С глухим стуком ТАРДИС остановилась, повелитель времени в несколько шагов оказался у двери и высунул голову наружу, шумно втягивая носом воздух. Затем он зачем-то высунул язык и повернулся к спутникам. На губах его играла возбужденная, почти мальчишеская улыбка.

— Воздух нормальный. Идем, Понды. Тут безопасно.

И он исчез за дверью. Эми и Рори переглянулись.

— Ты ему веришь? — негромко спросил Рори, тревожно поглядывая в сторону двери, словно они говорили о чем-то неприличном, и Доктор мог их случайно услышать.

— Нет. — Эми пожала плечами и улыбнулась. — А могло быть иначе?

Они вышли из ТАРДИС, держась за руки.

Лес встретил их почти оглушающим шуршанием листвы, щебетанием птиц и тяжелым, тягучим, почти удушливым жарким запахом листвы и прибитой прошедшим дождем земли. Эми невольно вспомнилось слово «петрикор». Это был не тот запах, конечно — земли, не пыли, — но слово часто стало всплывать на задворках сознания.

Затем Эми подняла взгляд к небу — и все слова, включая это, растворились.

Небо Эдоры Метраксис оказалось глубокого красного цвета, словно над ними было раскинуто огромное покрывало. Но заметить это было трудно: его затянули золотые облака, настолько плотные, что лишь изредка маленькими, едва заметными пятнышками среди них мелькала небесная глубина. Где-то темнее, где-то — светлее, как и полагается облакам, они клубились и истончались, заворачивались в странные узоры, врезались друг в друга, образуя густые коричневые бугорки. Доктор был прав. К настоящему золоту это не имело никакого отношения — облака мерцали, словно пыльца в солнечных лучах, отбрасывая мелких солнечных зайчиков. Эми моргнула и отвела взгляд. От яркости рябило в глазах.

Глядя ввысь, Рори сжимал ее руку чуть крепче, чем обычно, часто моргая, чтобы отогнать собиравшиеся от ослепительного света черные пятна. Доктор стоял чуть поодаль, опустив руки и задрав голову, но помимо изумления в его глазах было что-то еще. Тревога? Подозрение? Брови его были чуть сдвинуты к переносице.

— Это потрясающе, — наконец сказал Рори, опуская голову. Доктор вздрогнул, словно голос друга вывел его из размышлений, и посмотрел на них.

— Да, — протянул он. Облака начинали постепенно рассеиваться и светлеть, с каждой минутой принимая, видимо, привычный для них светло-розоватый облик. На фоне алеющего неба они казались яркими кляксами случайно пролитой краски. — Но меня гораздо больше интересует, что внизу.

Доктор присел на корточки рядом с ближайшей лужей. Вода в ней тоже начинала светлеть, словно золото в ней растворялось, уступая место привычной прозрачной чистоте. Под темным небом она казалась глубже. Через несколько мгновений от золотого дождя не осталось и следа, словно его и не было.

— Любопытно… — пробормотал Доктор, зачерпывая ладонью воду и позволяя ей спокойно течь между пальцами. Он принюхался, а затем, будто не удовлетворившись результатом, сделал глоток. Лицо его вдруг скривилось, и он с отвращением выплюнул воду обратно.

— Что? — встревоженно спросила Эми, подбегая к нему. — Она ядовита?

Доктор поднялся.

— Что? Нет! Нет, просто грязная. — Он посмотрел на лужу укоряющим и немного разочарованным взором. — Но, тем не менее, это самая обыкновенная вода. Без каких-либо химических примесей, самая обыкновенная H2O, с добавлением самых типичных для воды минералов. Ну, типичных для Эдоры, хоть и не совсем типичных для Земли.

Он вздохнул, пошевелив плечами.

— Ты разочарован? — приподняв брови, спросил Рори.

— Есть немного, — Доктор в раздумье почесал затылок, оглядывая окружавший их лес. — Если в атмосфере планеты есть какие-то элементы, делающие дождь и облака золотыми, то они испаряются спустя какое-то время. Под действием солнечных лучей или из-за соприкосновения с другими элементами. Будет трудно провести анализ, если вода сохраняет свои свойства лишь несколько минут после падения. Может быть, что-нибудь в земле…

Он снова опустился на корточки, внимательно рассматривая листву и почву. Рори обвел взглядом деревья. Они были невысокими, густыми, но стояли порознь, и лучи света, рассеивавшиеся листвой, прямыми тонкими стрелами падали вниз сквозь кроны. Вокруг было столько зелени, что красный жилет Рори ярким пятном выделялся на общем фоне. «По крайней мере, не потеряется», — с улыбкой подумала Эми.

— Настоящая планета-лес, — проговорил Рори, вглядываясь в горизонт налево и направо от себя и видя там лишь бесконечную зелень. — Кто тут живет? Эвоки?

— Нет, их Лукас выдумал, — рассеянно ответил Доктор, не отрывая взгляда от сорванного белого цветка, зажатого у него между пальцами.

Рори нахмурился.

— Хочешь сказать, что-то он не выдумал?

Доктор бросил цветок на землю и поднялся, без особой надобности отряхивая колени.

— Ненамеренно. Скажем так: я немножко проболтался, когда мы спорили о сверхскоростных полетах и световом оружии.

Эми и Рори переглянулись. Эми закатила глаза.

— Что теперь, Доктор? — спросила она. — Дождемся следующего дождя и попробуем его изучить?

Повелитель времени кивнул, одной рукой махнув вытянутым пальцем в ее сторону, а другой нырнув во внутренний карман пиджака.

— Верная мысль, Понд, а тем временем… — Он достал звуковую отвертку и, вытянув ее перед собой, нажал на кнопку, мерно поворачиваясь вокруг своей оси. Повернувшись почти на двести семьдесят градусов, он остановился, вскинул отвертку, выдвинув корпус и, снова сложив ее, убрал в карман. — … А тем временем пойдем познакомимся с местными жителями, а?

И, не дожидаясь ответа спутников, он широкими шагами двинулся вглубь леса. Эми побежала за ним, Рори двинулся следом.

Так они и шли, виляя между стройными стволами деревьев, обходя широкие кусты папоротника, стоящие на высоких земляных холмиках, которые подозрительно напоминали гигантские муравейники, и переступая через распростертые корни деревьев и редкие скопления белых цветов. Рори на ходу сорвал один из них и протянул Эми, которая, кокетливо хихикнув, закрепила его у себя за ухом.

Через десяток минут — или два десятка, или целых два часа, в этом месте было трудно следить за временем, — они вышли на край леса, и их глазам предстала удивительная картина: впереди раскинулась огромная долина, на которой расположился целый город. Долина была длиной и шириной в несколько километров, и невооруженного взгляда не хватало, чтобы увидеть, где она заканчивалась: лишь вдалеке из-за крыш домов поднимались верхушки деревьев. Дома в городе были деревянные, но крепко сбитые, ровные и гладкие, словно выструганные из камня, а не дерева. Улицы сплошь усеивала трава, и лишь в самых оживленных местах она была втоптана и примята так сильно, что напоминала зеленую ковровую дорожку. Справа и слева, почти у самого края города, возвышались огромные баки, от которых во все стороны расходились полупрозрачные стеклянные трубы, по которым бежала вода. Резервуары и очистительные сооружения.

Все дома были невысокими — не больше двух этажей, но в самом центре города взмывала вверх деревянная башня, увенчанная большим стеклянным куполом. В ней было не больше пяти этажей, но на фоне приземистых деревянных домиков с прямыми крышами, заросшими травой, она казалась небоскребом.

На всем этом зеленом великолепии резко выделялись два больших цветных пятна. Одно было раскрашено яркими красками полотен, другое оказалось серым и неприметным, сплошь уставленным громоздкими металлическими конструкциями. Рынок и космопорт.

По улицам, спеша по своим делам, туда-сюда сновали люди. Несмотря на внешний вид города, напоминавший больше поселение средневековых времен, жители носили одежду из необычных тканей, которые можно было себе представить лишь в каком-то футуристическом кино, а мимо носились машины и мопеды, не касавшиеся земли. От этого смешения старого и нового, земного и инопланетного рябило в глазах.

Они ступили на границу города, уворачиваясь от прохожих. У дороги стоял знак: «Лесные цветы не рвать». Эми поспешно вынула цветок из-за уха и бросила его в ближайшую урну. Затем огляделась, с любопытством осматривая прохожих.

— Доктор, — позвала она, — это… эм… люди?

— Смотря что ты имеешь в виду под «людьми», Понд.

— Я имею в виду… ну… люди? — Это прозвучало неубедительно, и Эми предприняла еще одну попытку. — Ну, как раса?

Доктор усмехнулся.

— Если ты имеешь в виду землян — то да, это земляне, спустя несколько тысячелетий. Колонисты, решившие отколоться от Великой и Процветающей Империи Людей и жить своей жизнью. Таких колоний было множество. — Он усмехнулся еще раз. — Как и во все времена.

— Но здесь не только люди, — заметил Рори, уступая дорогу невысокому человечку с зеленой кожей и большими круглыми глазами. Тот окинул молодого человека быстрым взглядом и засеменил прочь.

— Помнишь, что я говорил про не возвратившиеся корабли? — пояснил Доктор, не снижая темпа, быстро продвигаясь вдоль улицы, толпа на которой начинала постепенно густеть. Словно в разгар рабочего утра, когда все жители города большой волной вытекают на работу, люди и пришельцы мерно двигались в обе стороны, торопясь по своим делам. — Похоже, это их экипаж. Или потомки того экипажа.

— И не похоже, чтобы они хотели улетать отсюда, — отозвалась Эми, провожая взглядом стайку детишек с вытянутыми тонкими телами и длинными шеями. Их сиреневая кожа была усыпана темно-фиолетовыми пятнами, а головы вместо волос украшали жесткие гребни. За спиной у них болтались сумки. Типичные школьники, спешащие на урок. — Может быть, легенда права, Доктор? Людям… и пришельцам тут просто хорошо?

Доктор не ответил.

Через несколько минут они вышли на небольшую площадь, окруженную низкими домами. Трава здесь была примята больше обычного, а в самом центре виднелся невысокий деревянный помост. На нем, сверкая на солнце яркими красками навесов, полукругом выстроились прилавки.

— Отлично, — удовлетворенно проговорил Доктор, потирая ладони. — Где лучше всего разведать обстановку, как не на рынке?

Поднимаясь на помост, Эми удивленно озиралась. Прилавки были такие разнообразные, что глаза разбегались. Тут человек с темной кожей и ясными серыми глазами торговал овощами, там немолодой пропитый мужчина в штопаной-перештопанной кожаной куртке и шрамом на щеке выкладывал на прилавок странные устройства и детали, здесь пришелец с зеленой кожей и круглыми, словно блюдца, красными глазами тонким визгливым голосом зазывал покупателей, демонстрируя плетеные украшения. Где-то в стороне полная женщина в ярком цветастом платье поверх длинных широких штанов-шаровар раздавала радостным ребятишкам сладости. Покупатели переходили от прилавка к прилавку, торгуясь, споря, ругаясь, переговариваясь, обсуждая, широко размахивая руками или прижимая локтями к телу нагруженные сумки. Сотни голосов — человеческих и инопланетных — наполняли воздух на площади. Такое оживление Эми видела лишь раз, и то лишь в своих новых, обретенных после «перезагрузки» Вселенной воспоминаниях, — когда они с отцом ездили на ярмарку. Этот гвалт проникал в разум, захватывал, увлекал, пока голова от восторга не становилась легкой, словно перышко, и не начинала кружиться.

На середине помоста они разделились: Доктор пошел в один конец, Эми и Рори — в другой. Почти час они ходили от одного прилавка к соседнему, где-то с притворным, а где-то — и с самым настоящим интересом разглядывая разложенные товары и внимательно прислушиваясь к разговорам, но так и не успели обойти и половины рынка.

— Сок из курума достать невозможно, — обращаясь к соседке, сетовала женщина с огромной корзиной около овощного прилавка. — Вчера нашла немного у старого Фергюса, так он запросил вдвое больше обычного!

— Неделю назад дождь ему весь урожай побил, — отвечала ей другая, вертя в руках странный то ли фрукт, то ли овощ, похожий на помесь баклажана с грушей.

— Слышал, команда твоего сына вчера победила, — говорил высокий мужчина продавцу — приземистому зеленому человечку с круглыми глазами. Тот довольно выпятил грудь.

— Весь в отца, — заявил он дребезжащим голосом. Глаза его моргнули, закрывая веки слева направо, словно у рептилии. — На родной Гархе был чемпионом города.

Эми отошла от них, и тут перед ней словно из-под земли вырос Рори. От испуга она подскочила. Рори улыбался, пряча что-то в кулаке.

— Ты меня напугал!

— Извини. Я просто нашел для тебя кое-что.

Он взял ее за руку и надел на средний палец узкое кольцо. Оно было сплетено из тонких серебристых веточек и увенчано небольшим красным камушком, природу которого Эми распознать не удалось.

— Рори!.. Откуда?.. У нас же нет денег! — проговорила она негромко, не сводя взгляда со слабо отсвечивавшего камня.

— Здесь нет денег. Все по бартеру. Отдал за него свой карманный фонарь. — Он пожал плечами, неловко улыбаясь. Этот фонарь Рори купил себе на день рождения и еще месяц радостно бегал с ним, словно мальчишка с новой машинкой. Эми хихикнула и, притянув его к себе, легонько чмокнула в подбородок.

Тут ее внимание привлекла спина Доктора в зеленом твидовом пиджаке. Он стоял у прилавка, и вид у него был совершенно растерянный. Растерянный и испуганный. Эми коснулась плеча Рори и кивнула в сторону повелителя времени. Они переглянулись. Когда у Доктора было такое лицо, ничего хорошего ждать не приходилось. Они торопливо проложили себе путь через толпу покупателей. У самого прилавка стоявшая в стороне женщина в длинном плаще с капюшоном шагнула назад и столкнулась с Эми. Девушка отшатнулась от нее и, коротко обернувшись, бросила пару слов извинения. Та не ответила, поправила капюшон, съехавший с темно-рыжих, медного оттенка, длинных волос, и, глядя Эми вслед, передвинулась к соседнему торговцу. Эми и Рори остановились по обе стороны от Доктора, остекленело смотревшего на прилавок. Деревянная доска, устланная красным полотном, была усеяна самыми разными предметами, на первый взгляд, чисто технического свойства: детали от различных машин, системные платы, рычаги, мерцавшие разноцветными лампочками устройства, инструменты неизвестного назначения и еще куча непонятных вещей, определить природу которых было невозможно. Разумеется, Доктора потянуло сюда, куда же еще?..

— Доктор? Что такое? — спросил Рори, бросив быстрый взгляд на продавца: не сделал или не сказал ли тот что-то, что повергло повелителя времени в ступор? Это был инопланетянин с длинным, тонким, двигавшимся плавно, словно в воде, телом, как у тех детей, которых Эми видела по дороге сюда. Его кожа была чуть более темного оттенка, а пятна складывались в удивительный рисунок. Наросты на голове были заглажены назад, а рот напоминал птичий клюв, за исключением того, что был, помимо всего прочего, обрамлен двумя жесткими жвалами и снабжен рядом острых зубов. Пришелец был совершенно спокоен и с вежливым интересом переводил взгляд с одного покупателя на другого, ожидая, когда к нему обратятся.

— Не может этого быть, — негромко произнес повелитель времени. Эми заглянула ему в лицо. Его глаза были направлены куда-то вниз и вперед, фокусируясь на чем-то прямо перед собой. Она проследила за его взглядом, и ее вдруг обдало холодом.

Среди деталей и металлических приборов лежал тусклый зеленоватый кристалл, вставленный в маленькую круглую то ли каменную, то ли металлическую оправу. Солнце играло на его ограненной поверхности, отбрасывая на прилавок яркие светло-зеленые зайчики, а по одной из граней тянулась глубокая трещина. Казалось, совсем недавно, в совсем другом месте, в совсем другом времени она держала в руках нечто подобное, чувствуя его тепло и бурлящую внутри невидимую мощь, а потом смотрела, как эта мощь вспыхивает ярким огнем от слабого прикосновения повелителя времени. Энергетическая ячейка ТАРДИС.

Эми протянула руку и легонько коснулась поверхности кристалла. Тот был пуст и безжизненен. Она приподняла его, держа оправу кончиками пальцев.

— От-откуда это у вас? — спросил Доктор, выйдя из своего оцепенения.

Пришелец с готовностью повернул к нему свою голову, жвалы его шевельнулись. Голос его — или вернее, ее, потому что он явно был высоким и женским, — дрожал и трещал, выводя слова отрывисто и заканчивая каждое громким щелчком.

— Металлолом, — щелк, — с, — щелк, — упавших, — щелк, — кораблей, — щелк.

— С каких упавших кораблей? Где? Когда?

Голос Доктора становился все настойчивее, и, казалось, это смутило продавца.

— Простите, — щелк, — мое, — щелк, — любопытство, — щелк. — Это, — щелк, — имеет, — щелк, — какое-то, — щелк, — значение? — щелк.

— О, огромное, — ответил Доктор. В глазах его блуждали возбужденные огоньки. — Просто колоссальное значение имеет то, откуда на этой судьбой забытой планете деталь корабля, которого не может существовать!

Инопланетянка легонько отшатнулась, почувствовав агрессию в разгоряченном голосе повелителя времени. Ее жвалы нервно дернулись.

— Простите, — щелк, — я, — щелк, — не знаю, — щелк. — Мой, — щелк, — отец, — щелк, — взял, — щелк, — ее, — щелк, — как, — щелк, — плату, — щелк. — Чужой, — щелк, — человек, — щелк, — пришел, — щелк, — чтобы, — щелк, — купить, — щелк, — конденсатор. — щелк. — Это, — щелк, — все, — щелк, — что, — щелк, — я, — щелк, — знаю, — щелк, щелк, щелк.

Казалось, такая долгая речь утомила ее: инопланетянка устало шевельнула жвалами и коснулась своего лба блинными пальцами левой руки. У нее было всего четыре пальца.

— Что вы за нее хотите? — спросил наконец Доктор, кивая на ячейку в руках Эми.

— Предложите, — щелк, — произнесла инопланетянка, мгновенно оживившись.

— У меня нет… — пробормотал Доктор, запуская руки в карманы.

— Тут не пользуются деньгами, Доктор, — негромко прошептал Рори, — у них бартерная система.

— Вот как? — проговорил Доктор с любопытством, которое, однако, не смогло полностью скрыть его напряжение. Он запустил руку еще глубже в правый карман. Что-то хрустнуло, и на свет показался коричневый бумажный пакет. Доктор открыл его и принюхался. Из пакета пахло чем-то сладким. Он хмыкнул и с некоторым сожалением протянул пакет торговке.

Та осторожно, словно пакет мог взорваться у Доктора в руках, заглянула в него и, запустив внутрь длинные пальцы, выудила ярко-желтую мармеладку. Ее жвалы недоуменно вздрогнули. Чтобы разрешить ее сомнения, Доктор вынул другую мармеладку и закинул ее в рот. Инопланетянка неуверенно повторила его жест. Через мгновение лицо ее осветилось. Она приняла пакет и, кивнув, поспешно спрятала его в складках одежды.

Доктор забрал ячейку из пальцев Эми и осторожно убрал ее во внутренний карман. Все трое отошли от прилавка в мрачной тишине: все понимали, что это значит, но никто не решался произнести вслух.

Рынок продолжал гудеть. Трое путешественников спешным шагом двигались прочь. Первым нарушил молчание Рори.

— Доктор, это деталь ТАРДИС, да? Где-то здесь есть другая ТАРДИС? — неуверенно спросил он.

Доктор остановился так резко, что Понды успели сделать еще два шага мимо него, прежде чем поняли это.

— Другая ТАРДИС? Другая ТАРДИС? — не столько раздраженно, сколько испуганно пробормотал повелитель времени, глядя Рори в глаза. — Нет никакой другой ТАРДИС, Рори. И не может быть! — Он понизил голос, словно опасаясь, что его услышит кто-нибудь чужой. — Повелители времени погибли, и их корабли — тоже! Моя ТАРДИС — единственная во всей Вселенной!

Это было не совсем так. Эми прикусила губу. Чисто технически машина времени Доктора оставалась последней во Вселенной, но где-то там рассекала просторы пространства и времени ее будущая версия, на борту которой находился Мастер. Но она не могла об этом сказать: она обещала Мастеру, что Доктор не узнает, что он жив. По крайней мере, не от нее.

Могло ли быть такое, что Мастер находился сейчас на этой планете? Или был тут незадолго до них? Как и Доктор, прилетел изучить золотой дождь, но не нашел для себя ничего интересного или не решился оставаться надолго, зная, что Доктор мог появиться здесь в любую секунду?

Ответа у нее не было.

— Может, ты зря так всполошился? — осторожно предположил между тем Рори, глядя на ячейку, которую Доктор достал из кармана и принялся пристально рассматривать, будто на ее гладкой кристальной поверхности было написано имя владельца. Повелитель времени поднял глаза на Рори и вздернул брови.

— Зря?..

— Может, она твоя? От твоей ТАРДИС. Может, ты бывал здесь. — Доктор нахмурился, и Рори поспешно поправился, вскинув ладони в защитном жесте. — И-или будешь здесь. Когда-нибудь.

Доктор открыл рот, чтобы возразить, но передумал. Он еще раз вгляделся в кристалл. Тот определенно выглядел, как ячейка его ТАРДИС. Но, с другой стороны, такими были оснащены все модели, вплоть до шестьдесят пятой.

Доктор вздохнул.

— Может быть, ты и прав, — сказал он, убирая находку во внутренний карман пиджака. — Нужно вернуться к ТАРДИС и все внимательно изучить. Она сможет сказать, что это за ячейка и чья она.

Они развернулись и двинулись вниз по опустевшим улицам. Толпа рассосалась, и лишь редкие пешеходы бродили по травяным дорожкам, то ли прогуливаясь, то ли выискивая себе занятие. Группа человеческих детишек явно дошкольного возраста пробежала мимо с громкими веселыми криками, догоняя крошечного зверька с пышным длинным хвостом и большими ушами, уносившего в зубах чью-то игрушку.

Когда они достигли кромки леса, того же самого места, где вошли в город, уже начинало темнеть. Перемена была неожиданно резкой, потому что дело было не в солнце, которое стало заходить за горизонт, — напротив, оно еще висело над вершинами деревьев, — а в начавших сгущаться облаках.

Когда трое путешественников скрылись в легкой тени леса, от крайнего дома отделилась коричневая фигура, завернутая в длинный плащ с капюшоном. Фигура была тонкая, двигалась легко и почти неслышно, изредка оглядываясь на город и быстро приближаясь к границе леса. На опушке она остановилась, нерешительно помялась несколько мгновений, подняла голову и вгляделась в посеревшие небеса, где уже постепенно сгущались темнеющие облака. В сумерках под капюшоном вырисовались тонкие черты лица, на плечи из-под него выпал локон длинных прямых медно-рыжих волос. Затем, бросив вслед путникам неуверенный взгляд, она плотнее запахнула плащ, натянула капюшон ниже и, согнувшись, торопливо двинулась назад, в город.


Глава 2
Капля дождя

Когда они добрались по поляны, где припарковалась ТАРДИС, откуда-то сверху глухим и мощным раскатом, больше похожим на взрыв, грянул гром. Они подскочили от неожиданности и, взглянув вверх, увидели над головой плотный комок золотых облаков. Начал накрапывать дождь. Золотистые капли падали вокруг них то тут, то там, заставляя широкие разлапистые листья вздрагивать. Узкая лесная тропа снова была суха и нетронута, словно предыдущего дождя и не было. На короткое мгновение Доктору это показалось странным, но мысль была мимолетной и тут же растворилась: его голова была слишком занята энергетической ячейкой, холодившей грудь сквозь внутренний карман.

Его не оставляло тревожное ощущение. Опыт приучил Доктора к тому, что, если на далекой, всеми богами забытой планете, на которой отродясь не случалось ничего интереснее золотого дождя — а нечто подобное вряд ли заинтересует среднестатистического повелителя времени, ну, кроме него, — появилась такая жизненно важная и уникальная деталь ТАРДИС, это не могло означать ничего хорошего. Разум подсказывал, что Рори, скорее всего, прав. Ячейка действительно могла оказаться от его собственной ТАРДИС, ее будущей версии. Возможно, она попала сюда еще до Войны Времени — в конце концов, он не единственный повелитель времени, в свое время покинувший Галлифрей ради путешествий. Но интуиция подсказывала, что ни один из этих вариантов не был правильным и что-то тут было не так.

Доктор привык доверять своей интуиции.

Узкие зеленые стволы деревьев расступились, и за ними показался яркий в этом буйстве зеленого синий отблеск ТАРДИС, когда большая прохладная капля начинавшегося дождя шлепнулась на щеку Доктора с ветки дерева.

Одно из его сердец пропустило удар. Прикосновение было удивительно знакомым и послало легкий заряд тока через все его тело. Доктор остановился так резко, что Эми, едва поспевавшая следом за его широкими шагами, с разлета врезалась в его спину и, охнув, отшатнулась, глядя на повелителя времени испуганными глазами.

— Доктор, что такое?

Не обращая на нее внимания, он поднял руку. Новая капля упала на раскрытую ладонь и осталась там, прокатившись по пальцам и собравшись в глубокой ямочке в самом центре. От пальцев к плечу пробежал новый заряд тока. Золотые всполохи играли в прозрачной воде. Доктор приблизил ладонь к лицу, внимательно всматриваясь. Вода не была золотой — она была похожа на обычную: стеклянная, прозрачная, с голубыми отсветами, но в каждой ее молекуле светились мелкие, едва видимые обычному взгляду золотистые частицы. Скручиваясь и разворачиваясь, они плясали в тусклом свете отгороженного облаками солнца. Доктор осторожно коснулся капли кончиком языка. Вкус был невозможно знакомым: словно прикосновение ветра, несущего с собой родной запах. Запах красной травы и горных цветов. Запах времени. Дома.

Его рука упала.

Этого не может быть.

Шорох шагов вывел его из ступора: Рори догнал их и остановился, с любопытством и удивлением наблюдая за повелителем времени. Доктор обернулся и посмотрел на спутников странным невидящим взглядом. Эми с тревогой коснулась его руки.

— Что? — повторила она.

Доктор сглотнул ком. Мозг заработал с новой силой, разгоняя туман, отбрасывая в сторону изумление, недоверие и мгновенно скопившиеся вопросы, оставляя место только адреналину.

— Эми, Рори, — хрипло проговорил он, — в ТАРДИС. Живо.

— Что?.. — попытался было спросить Рори, но Доктор перебил его:

— Живо! — воскликнул он и первым рванулся с места, на бегу схватив руку Эми и таща ее за собой. Дождь становился все сильнее. До ТАРДИС оставался десяток шагов.

Спотыкаясь от волнения, трое путешественников ринулись к будке. Эми неслась, увлекаемая крепкой хваткой Доктора, свободной рукой сжимая запястье Рори. Внезапно позади нее раздался восклик, и его рука выскользнула из ее пальцев. Резко затормозив, Эми обернулась: Рори растянулся на земле, его правая нога зацепилась за торчащий корень дерева. Эми вывернулась из хватки Доктора и, подбежав к мужу, помогла ему подняться. Он ойкнул: его левая ладонь была измазана в грязи, из ссадины в нижней части сочилась кровь.

— Быстрее! — подстегнул их голос Доктора. Эми и Рори рванулись к нему.

Доктор первым влетел в ТАРДИС, Эми, задыхаясь, ворвалась вслед за ним, волоча Рори за собой. Когда последний наконец перешагнул порог, Доктор с грохотом захлопнул дверь и ринулся к консоли. После нажатия пары кнопок экран сканера загорелся, снова демонстрируя им лесную поляну. Дождь лил уже вовсю, отгораживая лес плотной стеной золотистой воды. Лужи наполнились сияющей жидкостью. Свернувшиеся белые цветы прятались под листьями от ударов тяжелых капель.

— Док… Доктор… — выдохнула Эми, пытаясь прийти в себя после короткого, но волнующего спринта, — ч-что это было? Что не так с дождем?

— Он все-таки ядовитый? — с тревогой спросил Рори, размахивая ободранной ладонью, чтобы немного унять ноющую боль.

— Хуже, намного хуже, — мрачно проговорил Доктор. Он скользнул пальцами по клавиатуре и ввел несколько команд. Сканер взметнулся вверх, отдалился от планеты и, сместившись вправо, тут же приблизился, показывая противоположную сторону шара, которая ничем не отличалась от этой: все тот же лес, деревья, лианы и белые цветы. Золотая стена воды здесь была тоньше, но была.

— Везде, — тихо сказал Доктор, переключая сканер с одной точки на другую и обнаруживая везде одну и ту же картину: где-то лес, где-то город, поливаемые дождем. — Он везде. По всей планете.

Он вдруг нырнул под консоль. Послышался какой-то металлический грохот. Прежде чем Эми успела что-то сказать или сделать, он выскочил из-под консоли, едва не ударившись о край головой. Держа в одной руке звуковую отвертку, в другой — какую-то металлическую коробочку, он развернулся на каблуках и ринулся вниз по лестнице, в технический отсек. Эми обреченно вздохнула.

Дождь едва зацепил Эми, но Рори, успевший поваляться в грязи и замешкавшийся у входа, промок насквозь. Они решили переодеться.

Коридоры ТАРДИС представляли собой путаный лабиринт переходов, перегородок, дверей и тоннелей, в которых мог разобраться разве что безумный белый кролик. Или Доктор. Но, побродив по ним в будущей ТАРДИС, Эми неожиданно обнаружила, что старый страх заблудиться исчез без следа. Она с легкостью нашла путь в гардероб, и они провели там веселые пятнадцать минут, подбирая одежду среди немыслимых нарядов, скопившихся за бог знает сколько лет.

— Как думаешь, что все это значит? — спросил Рори, натягивая свежую футболку.

— Не знаю. — Поправляя воротник длинной рубашки, Эми завернула волосы наверх, и мокрые кончики коснулись ее щеки, повеяв запахом шампуня. — В одном мы можем быть уверены…

— Это опасно? — с усмешкой продолжил за нее Рори. Эми кивнула.

— Разумеется. Мы же о Докторе говорим.

Рори просунул руки в рукава клетчатой рубашки и небрежно накинул ее на плечи. Критически осмотрев чудом почти не пострадавший при падении жилет, встряхнул его и надел.

— А ячейка ТАРДИС? Она могла попасть сюда случайно?

Эми отпустила волосы, позволив им рассыпаться по плечам, и, подойдя к Рори, с улыбкой аккуратно заправила вывернувшийся ярлычок ему за воротник.

— Слишком все это странно для простого совпадения, — пожав плечами, сказала она и отстранилась, глядя на него. Рори не ответил. Его взгляд был направлен куда-то вверх и в сторону от нее. Он не шевелился.

Эми проследила за его взглядом, но не обнаружила ничего примечательного — только винтовую лестницу, ведшую на верхний уровень гардероба.

— Эй, — она помахала ладонью перед лицом мужа. — Вернись.

Рори моргнул несколько раз и опустил глаза. В них читалась какая-то растерянность.

— Что? — Он моргнул еще раз, и в его лицо вернулась ясность. — А, прости. Да. Идем?

Он развернулся и двинулся прочь из гардероба. Проводив его удивленным взглядом, Эми пошла следом.

В комнате управления все было по-прежнему: на экране сканера все еще зеленел лес, но дождь перестал, судя по посветлевшим лужам, несколько минут назад. Солнечные лучи играли на мясистой поверхности листьев.

Доктор сидел в гамаке на нижнем уровне, сосредоточенно копаясь в проводах. Отвертка была зажата у него в зубах. Эми опустилась на колени и осторожно свесилась через край стеклянной площадки.

— Как успехи?

Доктор промычал нечто нечленораздельное, брызнули искры, ТАРДИС возмущенно звякнула. Эми пожала плечами и поднялась. Рори стоял у приоткрытой двери.

— Эй! — позвала она. — Ты куда собрался?

— Просто хочу посмотреть, — сказал он, выглядывая наружу, но Эми втащила его обратно.

— Не стоит туда ходить, пока мы не разберемся, что это за дождь такой.

Рори поднял бровь.

— Разве мы не за этим хотели исследовать лес? Как мы это сделаем, не выходя из ТАРДИС?

— Исследовать?.. — На этот раз была очередь Эми вздернуть брови. — Мы уже… Рори, с тобой все в порядке?

Она оглядела его с головы до ног.

— Разумеется, почему ты спрашиваешь?

Эми его уже не слушала. Ее взгляд наткнулся на его руки. Не слушая возгласов Рори, Эми схватила его левую ладонь и несколько раз перевернула: кожа на ней была кристально чиста и нетронута. Эми снова подняла взгляд. Волосы Рори были сухи, словно он не вымок до нитки каких-нибудь пятнадцать минут назад, на шее уже не виднелись пятнышки грязи, которые она заметила по дороге в гардеробную.

— Доктор! — крикнула она так внезапно, что Рори вздрогнул. Из технического отсека послышался новый залп искр и негромкое чертыхание, топот ног по стеклянной лестнице. Доктор подбежал к ним и резко затормозил, со скрипом скользнув подошвами ботинок по полу.

— Что? Что такое? — встревоженно воскликнул он. Эми подняла ладонь Рори.

— Он. Поцарапал. Ладонь. Когда. Мы. Бежали, — медленно, четко выговаривая каждое слово, проговорила Эми, чувствуя где-то в горле нарастающий комок паники. Округлившиеся глаза Доктора отнюдь не помогали. Масла в огонь долил Рори:

— Когда мы что?

— Бежали. От дождя. Ты что, не помнишь? — спросила Эми.

Доктор тем временем провел перед его лицом звуковой отверткой и, сверившись с показаниями, поднял на него взгляд.

— Мы же только что прилетели! — воскликнул Рори, и Доктор с размаху шлепнул себя ладонью по лбу.

— Идиот! — воскликнул он, ни к кому особенно не обращаясь, и, поднявшись по лестнице, плюхнулся в кресло. — Разумеется, как же я сразу не догадался? Дождь идет почти пятнадцать минут по всей планете, скапливающейся энергии для этого вполне хватает!

— Для чего? — спросила Эми, таща за собой совершенно сбитого с толку Рори.

Доктор уронил руку на колено.

— Для того, чтобы повернуть время вспять. Снова и снова, раз за разом, после каждого дождя. — Он поднял голову и наткнулся на вопросительные взгляды спутников. — Создать временную петлю, — мрачно пояснил он.

На короткое мгновение в комнате повисла тишина. Смысл сказанного медленно дошел до присутствующих. Затем Эми подошла к консоли, прислонилась к ней и скрестила руки на груди — скорее для поддержки и для того, чтобы никто не видел, что они дрожат.

— Временную петлю? Какой дождь способен создать временную петлю на всю планету?

Этот дождь, — ответил Доктор, ткнув пальцем в дверь ТАРДИС, за которой начинался новый-старый день Эдоры Метраксис. Очень короткий день. — Я был прав: это не золото, даже близко не стояло. Это частицы ксенона. — Он помолчал, глядя вслед своей руке, и опустил ее. — Атмосфера планеты полна частиц ксенона, и каждый вечер на ней идет дождь из частиц души ТАРДИС. Дождь из времени.

Эми моргнула. Это вообще было возможно?

Первым нарушил молчание Рори.

— Так… что… — растерянно проговорил он, хмуро переводя взгляд с Эми на Доктора и обратно, — я попал во временную петлю? А почему вы — нет?

Доктор поднялся.

— Потому что мы были в ТАРДИС — она защищает нас от воздействия посторонних временных сил.

— Но Рори тоже был в ТАРДИС! И мы все попали под дождь!.. Мы не так сильно вымокли, — вдруг поняла Эми. Потом она вспомнила. — И ты распорол руку. Эти… частицы могли попасть в кровь. Доктор, это возможно?

Доктор кивнул. На лице у него читалась странная смесь любопытства, сожаления и крайнего возбуждения. Глаза его сверкали.

— Вполне. — Он поднял палец и, запустив руку в карман, вынул ячейку ТАРДИС. — Зато теперь мы знаем, что это здесь появилось не случайно. Осталось только выяснить, чья она.

Он перебежал к консоли. Щелкнув несколькими переключателями, беспардонно отодвинул Эми в сторону и занял ее место. Через мгновение из-под консоли выдвинулась небольшая панель с маленьким круглым углублением. Доктор поставил в него кристалл, и панель засветилась ровным зеленоватым светом. По экрану сканера побежали неразборчивые строчки данных.

Совершенно растерянный Рори сел в освободившееся кресло Доктора, пристально следя за консолью, словно оттуда вот-вот должен был выскочить страшный приговор. Эми стояла в стороне, сложив руки на груди и покусывая нижнюю губу. В глубине души она боялась ответа ТАРДИС. Если она узнает эту ячейку как свою… сможет ли она определить, из какого та времени? Вспомнит ли Доктор о том, что именно Эми побывала в мертвой ТАРДИС в конце Вселенной? Вспомнит ли о том, что она так и не рассказала, что с ней там произошло и как ей удалось вернуть энергию в разбитую консоль?

Она обещала Мастеру, что Доктор никогда не узнает о нем. Нет, не совсем. Она обещала, что никогда не расскажет. Но если Доктор узнает об этом сам — разве это будет ее вина? Разве она должна мешать ему? Саботировать работу ТАРДИС? Нет, даже если бы Эми знала, как, она никогда бы так не поступила. Она могла врать, могла молчать, но не собиралась вставать у Доктора на пути.

Только почему-то ей очень не хотелось, чтобы тайна Мастера раскрылась. Эта тайна казалась… личной, собственной. Те несколько часов, проведенные с Мастером… она никогда не встречалась с другим повелителем времени, и это знакомство ей хотелось сохранить для себя. Ведь именно она — а не Рори — попала в конец Вселенной, хотя могло получиться совсем наоборот. Почему?

ТАРДИС тихо звякнула, моргнули огни на консоли, и мысли Эми рассыпались, словно пыль на ветру. Она вздрогнула и, перестав кусать губы, с испугом проследила за повелителем времени, склонившимся над панелью управления.

Через мгновение Доктор разогнулся.

— Ну, это не моя ТАРДИС, — произнес он, и Эми с трудом сдержала вздох облегчения. — Однако… хмм, странно.

Оба спутника воззрились на Доктора. Тот сдвинул брови, задумчиво пощипывая нижнюю губу.

— Что?

— Это определенно модель сорокового типа. И недавно использовавшаяся.

Эми пожала плечами.

— И что? Твоя ТАРДИС сорокового типа, разве нет?

Доктор упрямо помотал головой, челка упала ему на глаза.

— Ты не понимаешь. ТАРДИС сорокового типа были списаны в резерв еще до того, как я улетел с Галлифрея. За сотни лет до Войны. Никто не летал на них. Ну, никто, кроме меня. — Его голос опустился до едва разборчивого бормотания. — Закону о невмешательстве несколько миллионов лет, никто не мог побывать в этой части космоса на сороковой модели… Тогда как же?..

Голос его погас окончательно, и Доктор погрузился в размышления, время от времени поглаживая подбородок, сжимая губы или покусывая заусенец на большом пальце. Поняв, что в ближайшее время от него ничего не добьется, Эми оставила его в покое и принялась обходить консоль по кругу. В конце концов она наткнулась на преследовавший ее тяжелый взгляд Рори и подошла к нему.

— Ты в порядке? — негромко спросила она, глядя на него сверху вниз.

Рори изобразил неискреннюю улыбку, которая не смогла скрыть съедающее его беспокойство.

— Да. Вроде. Хотя меня неотступно преследует вопрос: почему всегда я? — Он усмехнулся не совсем удачной шутке, которая слишком болезненно напоминала им обоим, как часто именно Рори оказывался тем, кто пропадал, умирал, бывал стерт из истории и времени или просто попадал в неприятности. Казалось, Вселенная отыгрывалась на нем за всех троих.

Эми постаралась улыбнуться как можно менее грустно.

— Что-нибудь произошло за эти несколько часов, которые я пропустил? — спросил Рори, притягивая ее к себе за талию. Эми положила руки ему на плечи.

— Ничего особенно понятного, — пожав плечами, ответила она. — Мы посмотрели город, побывали на рынке, нашли там ячейку ТАРДИС, попали под дождь.

— А это что? — Рори скосил глаза на ее ладонь, и Эми заметила, как в солнечном свете ТАРДИС блеснуло кольцо.

— Это ты мне купил, — с улыбкой ответила она.

Рори улыбнулся.

— Да? Видимо, что-то все-таки случилось, — заключил он не без сожаления. Эми хихикнула, наклонилась и поцеловала его в подбородок.

— Ну вот, теперь все на своих местах, — сказала она.

Эту идиллию нарушил Доктор, который вдруг шумно вздохнул и пробормотал что-то себе под нос, причем на долю мгновения Эми показалось, что произнес он это на каком-то инопланетном языке, который ТАРДИС по непонятным причинам не перевела. Уж не выругался ли повелитель времени на родном галлифрейском?

Затем ее внимание привлекло мигание на экране сканера. На карте города, которую никто из них не открывал — разве что машина времени вновь начала проявлять инициативу, — мигала большая синяя точка где-то на окраине, неподалеку от большой площадки, которая, судя по виду сверху, была городским космопортом. Точка мигала с такой настойчивостью, что сомнений почти не оставалось: ТАРДИС старательно пыталась привлечь их внимание.

— Смотри, — сказал Рори, показывая на сканер. Они вместе подошли к панели управления, и Рори, осторожно нажав пару кнопок, увеличил масштаб карты. Он вгляделся в данные.

— Доктор, — позвал он.

— Тихо, Рори, я думаю, — рассеянно отозвался Доктор, но смутить Рори чем-то подобным спустя годы знакомства было уже трудно.

— Доктор, — снова позвал он, уже громче, окончательно вырвав повелителя времени из размышлений. — Кажется, ТАРДИС нашла что-то в городе. Какое-то излучение. Вроде энергетического поля.

Повелитель времени наконец очнулся, в несколько быстрых шагов оказался рядом и легонько оттеснил поспешно посторонившегося спутника от монитора. Брови его поползли вверх.

— Похоже, кто-то неплохо разобрался в ситуации, — загадочно произнес он, немного поправляя радиус сканирования, чтобы сузить круг поиска, пока тот не уменьшился до одного дома в самом дальнем конце улицы. — И установил пространственно-временной щит, нивелирующий действие частиц ксенона. Маломощный, ограниченного радиуса действия, но вполне эффективный.

— Думаешь, это тот, кто ответственен за этот кавардак? — спросила Эми.

— Может быть. Или это владелец ТАРДИС, которой принадлежит эта ячейка. — Доктор нахмурился. — Или и тот, и другой. Предлагаю наведаться туда и все выяснить.


Продолжение в комментариях.

Вопрос: Лайк?
1. Лайк!  4  (100%)
Всего: 4

@темы: Doctor Who, fanfiction, fanmix, макси, рейтинг G - PG-13

URL
Комментарии
2017-04-06 в 14:17 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:18 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:43 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:44 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:44 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:44 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:45 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:46 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:46 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:47 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:47 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:48 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:48 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:49 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:49 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:50 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:50 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:51 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:51 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:52 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:52 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:53 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:54 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:55 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:55 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:56 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:56 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:57 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:57 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:58 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 14:58 

Sexy_Thing

URL
2017-04-06 в 16:08 

Бранд
Coeur-de-Lion & Mastermind
Красивый саундтрек, слушаю уже почти в конце :))
Очень золотодождливо :)

2017-04-06 в 16:10 

Sexy Thing
I hate good wizards in fairy tales. They always turn out to be the Doctor (с) || Йода перевода
Бранд, спасибо) Сама что-то переслушиваю с удовольствием)
Мне больше всего нравится то, как четко у меня каждая песня асоциируется с главами. Прямо вот вообще в точку. Особенно эпилог и 1-1.

   

TARDIS Data Core

главная