Sexy_Thing
Фандом: Doctor Who & Dresden Files, Jim Butcher
Название: Разряд тока
Переводчик: Sexy Thing
Бета: umaken
Оригинал: "Shock the Monkey" by Aeron Lanart, запрос на перевод отправлен
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/9901659/1/Shock-the-Monkey
Размер: мини, 1 705 слов в оригинале
Пейринг/Персонажи: Одиннадцатый Доктор, Гарри Дрезден
Категория: джен
Жанр: общее, ангст, POV
Рейтинг: G
Краткое содержание: Когда в анонимном сообщении упоминается бар Мака, его невозможно принять за телефонный розыгрыш: "Странный человек спрашивает про Гарри Дрездена в баре "МакЭнелли".
Примечание: 1. Таймлайн для Доктора — после эпизода «Хороший человек идет на войну» - имеются спойлеры;
2. Является прямым продолжением фанфика "Один раз в жизни";
3. Заглавие взято из одноименной песни Питера Гэбриэла. Перевод вольный.
Выполнено для команды Ретеллингов и Кроссоверов на Фандомной Битве-2016.


Будучи единственным настоящим волшебником в телефонной книге, я привык к телефонным розыгрышам и приколам в числе нормальных деловых звонков, но научился без особого труда отличать шутки от анонимных доносов. Еще бывали предупреждения – некоторые из них, конечно, тоже оказывались шуточными, но остальные в самом деле являлись предостережениями об угрозе либо моему здоровью, либо здоровью небезразличных мне людей. Одни были невозможно странными, другие – нет.

«МакЭнелли» обычно не числился ни источником, ни предметом таких предупреждений – это было наиболее посещаемое заведение и лучшее убежище, которое только могло предложить магическое сообщество, во многом благодаря его владельцу Маку. Так что можно себе представить, что, услышав из трубки предостережение с упоминанием кабака Мака, я решительно принял его за Абсолютно и Безоговорочно Подлинное. Сам звонок, чисто технически, предостережением не был, я даже толком не понял, кто еще мог мне позвонить. Одно я понял точно: это был не Мак. Шею у меня закололо так, что игнорировать это ощущение никак не получилось.

– Странный человек спрашивает про Гарри Дрездена в баре «МакЭнелли».

Вот, собственно, и все сообщение. Казалось, после столкновения с фэйре, оборотнями, вампирами, демонами и гангстерами я должен был привыкнуть к «странным людям», которые расспрашивают обо мне в заведении, где я был завсегдатаем, но я просто знал, что на этот раз все иначе. И надеялся, что у Мака не будет неприятностей, когда «странный человек» устанет ждать меня в баре. Единственная трудность заключалась в том, чтобы решить, что взять с собой и оставить в Голубом Жучке. Согласно Неписанному Договору, «МакЭнелли» считался нейтральной территорией, так что выделяться не стоило. В конце концов, я остановился на верном посохе, жезле и защитном плаще, положив оставить посох в машине. В заведении Мака он мог и не понадобиться, но хотя бы будет неподалеку на случай, если уходить придется в спешке.

До кабака я добрался без задержек и даже умудрился припарковаться поблизости. Со скрипом закрыв дверь, я возблагодарил богов парковки и благодарно похлопал Жучка: не имел привычки воспринимать спокойное и безопасное путешествие как должное.

Такому высокому человеку, как я, входить в таверну Мака было опасно: дверной косяк нависал слишком низко для моего роста, и, хотя потолок был значительно выше, не стоило забывать про потолочные вентиляторы и балки. «Странного человека» я заметил, как только поднял голову: вокруг него образовалась подозрительная пустота, несмотря на то, что бар был забит под завязку. Опасным он особо не выглядел, впрочем, внешность может быть обманчива, и никто не знает об этом лучше, чем постоянные клиенты Мака – а уж кем-кем, завсегдатаем он точно не был. Он казался молодым: лохматые волосы, твидовый пиджак и совершенно неподобающий галстук-бабочка. Я его не узнал, хоть и почувствовал, как просыпается паучье чутье. Он пристально изучал бутылку домашнего пива Мака, наклоняя голову то в одну сторону, то в другую, всматривался в горлышко, прикрыв один глаз, даже пытался прочесть этикетку вверх ногами, стараясь не расплескать при этом жидкость. Я ощутил, как к уголку губ подкралась улыбка. Он выглядел совершенно смехотворно, но что-то в его увлеченности казалось невозможно притягательным. Он улыбнулся быстрой, словно молния, улыбкой, поставил бутылку на стол, засунул руку в карман и, покопавшись, вынул… нечто. И вот тогда я наконец понял, кем, вероятно, был этот «странный человек»: тем, кого я равно боялся и мечтал встретить вновь.

– Доктор? – спросил я, пересекая зал. Доктор, если, конечно, это правда был он, торопливо выключил свое устройство и засунул его в карман. Должно быть, вспомнил, что случилось в последний раз, когда оно повстречалось со мной. Он вскочил, едва не толкнув стол и не разлив пиво, на лице его растянулась широкая улыбка.

– Гарри Дрезден! Так рад, что ты пришел. – Он снова упал на стул, поднял бутылку, понюхал ее и качнул в мою сторону.

– Пива? – спросил он. Чаще всего мне не хватает денег, чтобы пить у Мака, так что я редко отвергаю бесплатное пиво, кто бы – или что бы – его ни предлагал. Я аккуратно сложился за столом напротив него.

– Спасибо, – сказал я, протягивая руку за пивом. Доктор с любопытным сверкающим взглядом смотрел, как я пью.

– Я тебя не узнал, – заявил я, ставя бутылку обратно на стол.

– А, это, – сказал он, потирая ладонями щеки и запуская пальцы в волосы. – Ну знаешь, как это бывает, новая личность, новое лицо, новые волосы.

– Эм, если честно, нет, не знаю. Я, может, и волшебник, но все-таки человек. А ты – нет, не так ли?

– Человек? Я? Батюшки святы, нет! С чего ты вообще взял?

– Одна голова, две руки, две ноги, волосы и улыбка.

– А… это. – Он махнул рукой. – К тому же, в мире живет множество двуногих видов – это гениальный способ передвигаться по Вселенной. По сравнению с ногами, щупальца ограничивают движение, не согласен?

– Ну, я давно не болтал с Ктулху, так что не могу ничего на это ответить, – отозвался я, откинувшись на спинку стула. Доктор бросил на меня тяжелый взгляд, и я улыбнулся. – Ты же не для того сюда пришел, чтобы обсудить со мной сравнительные преимущества щупалец, правда, Доктор? Зачем ты здесь?

Его злобный взгляд вдруг превратился в крайне тоскливый.

– Я кое-что потерял, – сказал он.

– Ты хочешь, чтобы я это «нашел», – кивнул я. Ну, разумеется, ему нужно было что-то найти. – Надеюсь, это не очередное йо-йо?

– Не в этот раз. Даже не знаю, сумеешь ли ты ее разыскать, но хотя бы попытайся. Я зашел в тупик, но я обещал ее родителям…

– «Ее»? Ты пытаешься найти ребенка?

Он грустно кивнул.

– Я даже не знаю, где она или когда. Я подумал, что ты – единственный, кто может помочь ее засечь.

Его вера в меня льстила самолюбию, конечно, но затем целой кирпичной стеной на меня рухнули прозвучавшие только что слова.

– «Когда»? Что значит «когда»? – спросил я.

– Ее перенесли во времени.

– Если в нашем времени она мертва, я вряд ли смогу ее найти. – Лицо его осунулось, и я вдруг осознал, что не могу так его подвести. – Но я попробую. Надеюсь, что сумею хотя бы сказать точно, жива она или нет, но для заклятия потребуется что-то, принадлежавшее ей.

– К сожалению, ее вещей у меня нет, но есть вот это. – Он вынул из кармана большой синий шелковый платок, положил его на стол и развернул. Внутри было спрятано два локона волос: одни короткие, совершенно неприметного каштанового цвета, другие длинные и яркие, огненно-рыжие. Мне подумалось, что обладателя рыжих волос стоило бояться до чертиков.

– Это ее матери, – сказал он, указав на рыжий локон, – а это ее отца, – он ткнул в каштановый, все так же осторожно, не прикасаясь ни к волосам, ни к внутренней стороне платка. С полным надежды лицом он подтолкнул кулек ко мне.

– Это определенно должно помочь, но я по-прежнему не могу ничего обещать. К тому же, поиски подходящего заклинания займут некоторые время.

– Об этом не волнуйся: я дружу со временем. Можешь не торопиться, Гарри Дрезден. – Он вдруг со скрипом отодвинул стул, видимо, собираясь уходить.

– Эй, как мне с тобой связаться? Просто прийти сюда и ждать, что я тут же об этом узнаю, – не самая лучшая форма общения.

– Да, конечно, ты прав. – Он снова нырнул в карман, вынул что-то и кинул на стол: это оказалась визитная карточка.

– «Джон Смит», – прочитал я вслух. – Полагаю, это не настоящее твое имя?

– Нет, я правда Доктор. – На мгновение он нахмурился. – И, кстати, если на звонок ответят Понды, пожалуйста, постарайся по возможности поменьше распространяться. Если они узнают, что я нанял самого что ни на есть земного волшебника, чтобы найти их дочь, я света не взвижу.

– Кстати, об этом… – начал я. Даже за мелькнувшую мысль я чувствовал себя худшим на свете наемником, но, черт возьми, именно сейчас наличное поощрение Доктора было бы как нельзя кстати.

– Половина авансом, я не забыл, – с улыбкой сказал он. В этот раз на белый свет не явилась неуместно толстая пачка банкнот. Он просто выудил из очередного кармана небольшой мешочек. – Думаю, это окажется для тебя полезным во многих смыслах.

Он передал мне мешочек, и, развязав узел, я заглянул внутрь. А затем закрыл его и уставился на Доктора.

– Это что?..

– Самая что ни на есть настоящая золотая пыль? Да, – ухмыльнулся он. – Подлинный товар, – протянул он, или, по крайней мере, попытался, потому что прозвучало это кошмарно.

– Мерлин! – Частично это была мольба, частично – восклицание, а возможно, и проклятие.

– Я все-таки предпочитаю «Доктор», – сказал он. – С тем, другим, именем слишком много ассоциаций, и далеко не все они приятные. Ну ладно, мне пора. Не могу заставлять старушку ждать – в Чикаго она почему-то нервничает. Позвони, не забудь.

И с этими словами он спрыгнул со стула и, едва ли не танцуя, покинул таверну.

Я посмотрел на мешок с золотой пылью, затем – на волосы, потом – на недопитое пиво, осторожно свернул платок в кулек, убрал его вместе с золотой пылью в карман плаща и потянулся к пиву. После выпивки Мака мир всегда обретал смысл, а мне сейчас это было нужно как никогда.

Вопрос: Лайк?
1. Лайк!  2  (100%)
Всего: 2

@темы: рейтинг G - PG-13, мини, fanfiction, Dresden Files, Jim Butcher, Doctor Who