12:37 

Кровавый пир (макси; R; джен, ангст, экшн, драма) - Глава 4

Sexy_Thing

Фандом: Doctor Who
Название: Кровавый пир
Переводчик: Sexy Thing
Бета: troyachka
Оригинал: "A Murderous Feast" by Harold Saxon, разрешение на перевод получено
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/5886032/1/A-Murderous-Feas...
Размер: макси, 39 867 слов в оригинале
Персонажи:
Десятый Доктор
,
Симм!Мастер
,
Уилфред Мотт
, Магнус Помпус (ОМП), Дея Помпус (ОЖП)
Категория: джен
Жанр: экшн, херт/комфорт, ангст, драма, дарк, AU
Рейтинг: R
Краткое содержание: Когда обретший новую жизнь Мастер угоняет ТАРДИС с двумя пассажирами на борту, Доктору удается изменить координаты и перенаправить корабль на Землю. Так Доктор, Мастер и Уилф оказываются в Древнем Риме, на окраине города под названием Эфес, где волею судьбы знакомятся с семьей сенатора Магнуса Помпуса. Прекрасный на первый взгляд древний город и дом сенатора оказываются погружены во мрак и тайны: исчезающие с улиц люди, странное поведение слуг, футуристические инопланетные технологии в мастерской сенатора, загадочная болезнь его дочери... И Мастер очевидно знает больше, чем говорит.
Примечания: Насилие, пытки, расчлененка, намеки на каннибализм, смерти персонажей, ОМП, ОЖП.
Содержит спойлеры к эпизодам "The Stolen Earth", "Journey's End" и "The End of Time".
Выполнено для Big Who Bang-2016.
Является третьей частью цикла "Повелитель времени и его Безумец" ("A Timelord and His Madman"), повествующего о приключениях Доктора и Мастера.
Всего планируется 10 книг: "His Silent Mind" ("Его молчаливый разум"), "Judoon Justice" ("Правосудие джудунов"), "A Murderous Feast" ("Кровавый пир"), "Shattered Worlds" ("Расколотые миры"), "Before Harry Met Lucy" ("Прежде чем Гарри встретил Люси"), "The Most Happy Bride" ("Самая счастливая невеста"), "This Reflection of Me" ("Это отражение меня"), "A Map of the Soul" ("Карта души"), "Against All Things Ending" ("Вопреки окончанию всего") и "The Eye of the Storm" ("Глаз бури").

Книга 1 - "Его молчаливый разум"
Книга 2 - "Правосудие джудунов".

Содержание предыдущих частей: После событий в особняке Нейсмитов, отослав Уилфа домой к его семье, Доктор в одиночестве путешествует по Вселенной, пытаясь найти Мастера при помощи останков белой звезды. Поиски приводят его на враждебную планету, балансирующую на самом краю черной дыры. Там он находит Мастера, запертого в черной башне. Он пережил уничтожение Галлифрея благодаря ангелу–хранителю Доктора, но Рассилон в качестве воздаяния вырвал барабанную дробь из его разума. Впервые с тех пор, как он стоял перед Неукротимым Разломом, Мастер испытывает чувство вины и раскаяния за свои преступления. Эти чувства в комбинации с одиночеством, которое ему приходится терпеть в башне, окончательно свели его с ума. Когда Доктор пытается убедить его покинуть планету, Мастер отказывается, отлично зная, что не сможет сбежать, не запустив ее разрушения и тем самым не убив Доктора. Мастер обманывает Доктора, заставляя его покинуть планету со своими спутниками–людьми, но в последний момент Доктор умудряется спасти его с падающей в черную дыру планеты. Однако разум Мастера практически неисправимо поврежден, и повелитель времени находится в коме. С твердым намерением спасти друга детства, Доктор приостанавливает время ТАРДИС и проникает в разум Мастера в надежде его исцелить…

После благополучного спасения Мастера из Временного Замка, едва приведя его в некое подобие сознания, Десятый Доктор сталкивается с флотом Прокламации Теней, горящей желанием предать Мастера правосудию за все его преступления. В ходе перестрелки между кораблями Прокламации Теней и ТАРДИС Доктора, тюремный корабль с Мастером на борту оказывается сбит и по удачному стечению обстоятельств терпит крушение на Земле. Узнав о крушении из новостей, Уилфред Мотт при помощи своих друзей начинает собственное расследование, и в итоге находит израненного и деградировавшего до состояния идиота Мастера. Он прячет Мастера в своем доме и отправляется на поиски Доктора. Тем временем, агенты Прокламации Теней, возглавляемые мистером Фоксом, находят Мастера и Донну, случайно оставшуюся с ним в качестве сиделки. Донна спасает Мастера и помогает ему сбежать, но мистер Фокс находит ее одновременно с Доктором и Уилфом. Мистер Фокс, заинтересованный Донной, едва не запускает метакризис в ее разуме. Мастер спасает Донну, втолкнув ее в уходящий поезд метро. Агенты Прокламации Теней переносят Мастера, Доктора и Уилфа на суд Леди Архитекторов. Несмотря на блестящую защиту Доктора, Леди Архитекторы признают Мастера виновным и приговаривают к смерти через облучение смертельной дозой радиации. Однако Мастер выживает, благодаря бессмертию, подаренному ему Рассилоном, а залп радиации окончательно восстанавливает его разум. Обезумевший от радости и ощущения новой жизни Мастер запускает ТАРДИС Доктора с самим Доктором и Уилфом на борту в безумный полет, и Доктору в последний момент удается изменить координаты назначения…

Глава 1
Глава 2
Глава 3

Глава 4.
1.
Доверие – интересная вещь. Если его потерять, то восстановить его будет труднее всего. Потому что, как бы провинившийся ни пытался впоследствии загладить свою вину, ты каждый раз будешь видеть брешь в отношениях, каждую секунду, снова, снова и снова будешь ждать, что твой так называемый «друг» тебя предаст.
Мастер очень хорошо это понимал. Он также знал, что очень глупо было провоцировать Доктора, державшего в своих руках ключ к единственной во Вселенной ТАРДИС.
Но ему было наплевать.
Если бы Доктор вновь начал охоту за ним, это было бы прямо как в старые добрые времена. Вернулись бы интриги и заговоры, сложная смесь их взаимной ненависти и понимания, скрытое вскипающее напряжение, которое, безусловно, в конце концов привело бы к очередному смертельному противостоянию. Этого Мастер не боялся. Он был бы рад. По крайней мере, все вернулось бы на круги своя, и он знал бы, как вести себя со «старым добрым» Доктором, которого считал заклятым врагом и научился ненавидеть. Это было бы словно снова влезть в хорошо знакомый, но давно не надеванный пиджак. Его нынешняя жизнь, в которой он окончательно запутался и к которой уже не надеялся адаптироваться, наконец закончилась бы.
Он забрал отвертку Доктора и, повозившись с ней, смог снять био-замок. После короткой прогулки вниз по холму он добрался до храма Артемиды. На улице стояла ночь, и площадь перед храмом была пуста, за исключением стай бродячих собак и кошек, вынюхивавших объедки в зазорах между каменными плитами. Он поспешно взбежал по лестнице и остановился на платформе напротив входа в главное святилище. Провел отверткой над примитивным, но очень крепким замком на огромной деревянной двери, и тот открылся с громким щелчком. Вошел в большой зал, освещенный рядом масляных ламп. Алебастровые стены купались в их золотистом сиянии. Мастер огляделся. В кои-то веки здесь не было приставучих жрецов и жриц. Он пересек зал, направляясь прямиком к статуе Артемиды. Сдвинув свободно лежавшую каменную плиту у подножия статуи, он вытащил деревянную шкатулку и открыл ее. Яйцо пришельца лежало посреди осколков пустой скорлупы, освещая лицо Мастера тусклым зеленоватым светом. Он ухмыльнулся и, подобрав его большим и указательным пальцами, поднял, чтобы взглянуть на свет масляных ламп. Существо внутри скорлупы яростно вертелось, словно маленькое торнадо.
– Вот ты где! Так и знал, что найду тебя тут, – эхом разнесся по огромному залу жизнерадостный голос Доктора.
Мастер едва не уронил яйцо на мраморный пол.
– Эй, осторожнее с этой штукой! – сказал Доктор, бредя к нему, засунув руки в карманы. Вид у него был совершенно обыденный, словно Мастер каких-нибудь полчаса назад не пытался отравить его ядовитым дымом. – Ты из него так омлет сделаешь.
– Как ты… – Мастер умолк, уныло и раздраженно качая головой. Он и правда не хотел знать, но Доктор был в настроении поболтать.
– Формула, которую ты написал на столе, – объяснил Доктор. – Я видел, как ты высчитывал граммы бората натрия для раствора. Только вот ты использовал неправильный молекулярный вес. Соединение, которое ты собирался добавить, было тяжелее, если быть точным, на 45 граммов – а это точный молекулярный вес бората натрия трихлорида. Соедини твой раствор с моей смесью – и получишь наркотический газ.
Он остановился напротив Мастера, все еще державшего в руке крошечную белую сферу.
– Ты не единственный, кто сделал противоядие, спрятав его в буфере. Я вдохнул немало своего, пока ты добавлял последние компоненты, – Доктор протянул руку. Его лицо вдруг старо строгим и решительным.
– Дай мне яйцо, – потребовал он.
На губах Мастера растянулась вызывающая улыбка, он медленно покачал головой.
– Я серьезно, Мастер. Отдай. Что ты вообще собирался с ним делать?
– Давай назовем это мерой предосторожности? Хочу сохранить его на черный день.
– Внутри него – существо-паразит, способное управлять чужим разумом, – сказал Доктор, со злостью указывая на мерцающий шарик в его руках. – Ты хочешь использовать его, чтобы причинить кому-нибудь вред. Я не могу позволить тебе держать его у себя.
– Не слишком ли ты перестраховываешься? – фыркнул Мастер. – У меня на уме еще нет никого определенного.
– Ты меня отравил только для того, чтобы вернуться в храм и забрать его. Уверен, у тебя есть план. Я тебя хорошо знаю. Наверняка ты прямо сейчас пытаешься придумать что-нибудь ужасное, что потом обернется очередной катастрофой.
– Ты меня переоцениваешь, Доктор. Я правда выдумываю все на ходу.
– Зачем ты это делаешь? – в голосе Доктора слышалось разочарование. – Ведешь себя как испорченный ребенок! Это все из-за барабанов? Потому что они больше не могут подсказать тебе, что делать? Все дело в них?
– Прекрати, – пробормотал Мастер.
Но Доктор уже не мог остановиться. Он подобрался слишком близко к правде.
– Так вот оно что? – сказал он. – Ты просто не знаешь, что с собой делать, и потому борешься со мной. Если ты не прежний Мастер, если ты не безумец, толкающий бессмысленные речи, – ты ничто. Ты бы хотел скорее быть марионеткой, которую дергает за веревочки Рассилон, чем абсолютно никем.
– Я сказал, заткнись! – Мастер схватил Доктора за воротник пальто и прижал его к статуе. – Прекрати лезть ко мне в голову! – прошипел он. – Можно подумать, ты знаешь, что происходит! Ты не знаешь меня! Не знаешь!
Он не мигая смотрел на Доктора. Одного взгляда на него хватило, чтобы гнев Мастера вспыхнул ярким пламенем. Что он мог знать о страхе, горе, раскаянии? Добрый праведный Доктор – сделал ли он за всю свою жизнь хоть что-нибудь, о чем потом искренне сожалел?
Доктор сохранял спокойствие. Он должен был – ради Мастера.
– Когда мы были в башне, – тихо сказал он, – я проник в твой разум и видел ту часть тебя, благодаря которой стал лучше тебя понимать. Я забрал тебя оттуда по веской причине. Хотел помочь. И все еще хочу помочь.
Мастер отпустил его и отшатнулся.
– Послушай. Я здесь не для того, чтобы бороться с тобой, или чтобы наказать тебя, или еще что-нибудь в этом роде, – уже тверже проговорил Доктор. – Если ты ищешь кары за все, что сделал, ты не найдешь ее во мне. Хочешь загладить свою вину? Перестань ходить вокруг да около и помоги мне, – взмолился он. – Помоги мне выяснить, что случилось с дочерью сенатора. Помоги мне вернуть Уилфа домой, к его семье. Вот, что тебе нужно делать со своим бессмертием. Бояться тут нечего. В этом нет ничего опасного. Неужели ты не видишь?
Доктор помолчал, глядя на Мастера и надеясь увидеть хотя бы искру понимания.
– Это второй шанс. Воспользуйся им. Не упусти его.
– Так вот кем я должен стать? Вторым Доктором? – саркастично заметил Мастер.
– Ты все еще Мастер, – отозвался Доктор. – Тот, кем не удалось стать замечательному восьмилетнему мальчику, смотревшему в Неукратимый Разлом. В отличие от него, у тебя теперь есть выбор.
Мастер опустил голову и сглотнул ком в горле.
– Отдай мне яйцо, – мягко сказал Доктор, протягивая руку.
Мастер сжал белый шарик в кулаке, вытягивая его над ладонью второго повелителя времени. Тусклый зеленый свет мерцал сквозь его пальцы.
– Мастер, – настойчиво повторил Доктор.
– Я мог бы… мог бы помочь тебе, – в размышлении проговорил Мастер.
Доктор облегченно вздохнул.
– Или… или нет.
Мастер круто развернулся и, совсем не целясь, швырнул шарик в бронзовую статую у себя за спиной. Но попал он в одного из грифонов, стоявших по сторонам от богини. Яйцо ударилось о статую и разлетелось на несколько неровных частей, из разбитой скорлупы поднялось зеленое облако дыма.
– Зачем ты это сделал? – возопил Доктор.
– Разве ты не видишь, Доктор? – радостно отозвался Мастер. – Я пользуюсь моментом. Как ты и говорил. Стараюсь не упустить то, что мне было дано.
Он склонил голову набок, его улыбка погасла.
– Давай признаем, что нельзя сделать омлет, не разбив яиц. Скажем так: я приму к сведению твой план выздоровления, – заявил он, безумно хихикая. – Боюсь, сегодня день небольшого рецидива.
Зеленый дым, вырвавшийся из яйца, мягкими шелковистыми прядями медленно поднялся в воздух и проник внутрь статуи через клюв.
И Доктор не поверил своим глазам.
Белые отполированные мраморные перья налились потрясающе голубым цветом с почти металлическом блеском, став похожими на хитиновую броню насекомых. Цвет расползался по статуе, пожирая бледную белизну камня. Клюв резко пожелтел. Позолоченные глаза превратились в два синих шара, взиравших на мир с растущим вниманием. Четырехметровая статуя ожила за несколько секунд. Она расправила огромные крылья, едва не коснувшись их кончиками потолка, и крикнула на двух повелителей времени, издав при этом звук, схожий одновременно с ревом льва и криком орла.
– О, ты… – выдавил Доктор с искренним изумлением. – Только глянь. Ты просто великолепен.
– Смертелен, – поправил Мастер, постепенно отступая от каменного чудовища.
Правая нога грифона опустилась с постамента, заставив пол вздрогнуть у них под ногами. Встав прямо перед повелителями времени, каменный зверь крикнул снова, и голос его звучал более угрожающее и более зло.
Доктор внезапно почувствовал, как на его плечо тяжело опустилась рука. Он взглянул в сторону и увидел, как Мастер, оперевшись на него для равновесия, лихорадочно терзает завязки своих сандалий.
– Ты что делаешь? – в замешательстве спросил он.
– Снимаю их, – ответил Мастер, беспокойно поглядывая на грифона. – В них невозможно бежать.
– Не глупи! Ты не убежишь от грифона. У него есть крылья!
– А я и не собирался, – Мастер ослабил последнюю завязку, сбросил сандалии и круто развернулся. – От меня требуется только обогнать тебя!
– Ну конечно, – приподняв бровь, Доктор смотрел, как Мастер бежит к внутреннему святилищу. Он обернулся и взглянул на медленно приближавшееся мифическое существо. Лазоревые перья на шее чудовища угрожающе топорщились.
– Послушайте, – проговорил Доктор. – Меня зовут Доктор. Я не знаю, кто вы, но, думаю, догадываюсь, чего вы хотите. Послушайте. Эта планета уже занята. Вы не можете здесь остаться, но я могу вам помочь. У меня есть машина для путешествий во времени и пространстве. Если вы и ваши друзья пойдете со мной, оставите в покое этот мир и дочь сенатора, я отвезу вас в безопасное место. Найду необитаемую планету, на которой вы сможете жить в мире. Что скажете?
Грифон наклонился к нему и яростно завизжал. Когтистая лапа ринулась вперед, на волосок промахнувшись мимо головы Доктора.
– Ты что делаешь, идиот?
Крик доносился откуда-то сверху. Доктор поднял взгляд и увидел Мастера, стоящего на балконе второго этажа, выйти на который можно было только по лестнице во внутреннем святилище. Доктор вздернул брови. Он был приятно удивлен. По крайней мере, Мастер не бросил его тут отдуваться в одиночку. Может быть, ему все-таки удалось достучаться до него.
– Да не стой ты там как привлекательный знак «съешь меня». Ты не договоришься с этой штукой! – крикнул Мастер. И правда: паразит, видимо, подстраивался под умственный уровень носителя, который, в данном случае, явно не превышал уровень каменной птицы. – Убирайся оттуда! ЖИВО!
Доктор наконец прекратил пялиться на чудовище и ринулся прочь. Грифон распахнул крылья и взмыл в воздух. Стоило Доктору приблизиться ко входу, грифон приземлился точно перед ним и, взмахнув своим мощным хвостом, снес передний ряд колонн. Они повалились на пол как фишки домино, заблокировав собой деревянные двери. Доктор развернулся и бросился обратно к статуе Артемиды. Грифон последовал его примеру, снова поднялся в воздух, грозно сверкая когтями. Чувствуя за спиной жаркое дыхание чудовища, Доктор забежал в сводчатую галерею. Грифон ринулся за ним, но ряд колонн был для него слишком узок, и он врезался краем крыла в одну из них, разнеся его на куски.
– Ты по-прежнему каменный, – пробормотал Доктор, оглянувшись через плечо и уворачиваясь от мраморных осколков, дождем посыпавшихся сверху. Грифон вскрикнул и нырнул вниз, прямо на Доктора, и тот едва успел пригнуться, чтобы избежать острых когтей, вознамерившихся отсечь ему голову. Затем он развернулся на девяносто градусов и зигзагами побежал между колоннами. Тварь следовала за ним по пятам, но не справлялась с резкими поворотами, врезаясь в препятствия. Лишившись огромного куска второго крыла, она бешено закричала и вдруг нырнула вниз, столкнувшись с еще одной колонной и окончательно отхватив остатки крыла. Оказавшись на земле и уже не имея возможности взлететь, она быстро поднялась и продолжила преследование на ногах. Благодаря своим мощным задним лапам, она за несколько мгновений значительно сократила расстояние между собой и Доктором. Доктор добрался уже почти до самой статуи, когда внезапно опустившаяся сверху когтистая лапа повалила его и заставила прокатиться по полу. Лежа на спине, он заметил Мастера, который наблюдал за ним с балюстрады, и тут грифон крепко сжал его руку когтями, наклоняя голову.
Доктор попытался вырваться, но не сумел. Выхода не было. Его прижали к полу. Он запустил свободную руку в карман, но, к своему ужасу, не нашел там звуковую отвертку. Грифон склонил голову набок, глядя на повелителя времени злобным взглядом темно-синих глаз. Опустив голову, он раскрыл клюв, высунув кроваво-красный язык и готовясь разорвать свою жертву.
– Прекрати дергаться! – не без панического ужаса крикнул Мастер. – Просто… не шевелись!
– Что? – крикнул в ответ Доктор. Кровь шумела у него в ушах. – Это мне чем поможет?
– Слушай, я все знаю! – отозвался Мастер. – Я знаю, что им нужно. С тобой все будет в порядке, если ты сделаешь, как я скажу. Доверься мне!
– Довериться тебе? – выдавил Доктор. – Прости, конечно, но ты что, шутишь?
– Тшш, тише! Веди себя тише, дыши. Медленно и глубоко.
– Когда ты в последний раз велел мне дышать…
– Да забудь уже! И перестань болтать! – раздраженно крикнул Мастер. – Послушай меня хоть раз! Дыши, доктор. Дыши. Вдох-выдох. Вдох… выдох.
Доктор глубоко вдохнул и медленно выпустил воздух из легких. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Грифон склонил голову набок и моргнул.
Два сердца Доктора безумно колотились у него в груди. Вдох-выдох, – постоянно напоминал он себе. «Пожалуйста, пусть Мастер хоть раз окажется надежным». Ему совершенно не хотелось закончить свои дни в желудке у смехотворно большой доисторической птицы.
Вдох-выдох.
Вдох-выдох.
Грифон опустил клюв к рубашке Доктора, его ноздри шевельнулись.
Словно он принюхивался.
Вдох-выдох.
И внезапно гигантская птица закашлялась.
Доктор еще никогда не видел, чтобы птица кашляла. Но, пожалуй, все бывает в первый раз. Это выглядело довольно болезненно, словно что-то застряло у грифона в глотке, или словно он подавился шерстяным комочком. Доктор метнул на Мастера обеспокоенный взгляд.
– Отлично. Он уловил в твоем дыхании остатки СО2, – с явным облегчением сказал тот. – Не шевелись.
Грифон распахнул клюв. Зеленая слизь скатилась по его гладкой поверхности и повисла прямо над головой Доктора, цепляясь тоненькой полоской слюны за кончик языка.
– Да ты издеваешься, – пробормотал Доктор, пытаясь отвернуться от капель омерзительной слизи.
– Не шевелись! – прошипел Мастер. – Ты не видишь? Еще не все кончено. Его глаза еще синие. Оно еще не до конца покинуло статую.
Доктор глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Это было нелегко. Он напрягся, как пружина, готовясь в любой момент отскочить в сторону. С нарастающим отвращением он смотрел, как зеленая слизь собирается в толстый ком на кончике языка грифона. Вместе с тем, ослепительный синий цвет его перьев стал блекнуть, постепенно обращаясь в белый цвет мрамора. Синий цвет покидал и его глаза, снова превращая их в позолоченные шарики.
Доктор наконец понял, что пытался сделать Мастер.
Покинув прежнего носителя, паразит собирался вселиться в нового. Грифон медленно превращался в безопасную каменную статую.
– По моему сигналу, перекатывайся вправо. Не дай паразиту коснуться тебя, – наставлял его Мастер. – Доверься мне, Доктор. Все будет в порядке.
– Я тебе доверяю, – абсолютно искренне наконец отозвался Доктор с крошечной улыбкой облегчения.
– ДАВАЙ!
Не задумываясь ни на секунду, Доктор перекатился вправо. Зеленая капля шлепнулась на мраморный пол рядом с ним и, мгновенно собравшись воедино в форме, очень схожей с червем, поползла в сторону Доктора.
– Не двигайся!
В тот момент, когда тварь собиралась заползти на спину Доктору, красный лазерный луч, пронесшийся через зал, сжег ее, оставив лишь облако черного дыма.
– В яблочко! – победоносно воскликнул Мастер, разрезав кулаком воздух.
Доктор медленно перевалился на спину.
– Ты его убил, – пробормотал он ошарашенно и взглянул на Мастера.
Улыбка сползла с губ второго повелителя времени.
– Ой, не начинай, – проныл он. – Это был безмозглый паразит! И он собирался забраться к тебе в голову и смешать из твоих серых клеточек коктейль «Мигрень».
– Не в этом дело, – выдохнул Доктор. – Ты убил его лазером. Ты украл мою звуковую отвертку и превратил ее в оружие!
– Я всего лишь позаимствовал и улучшил ее.
– Мастер!
– Да замолчи! – резко отозвался Мастер. – Вечно ты ноешь. Не меняй время с помощью парадокс-машины, Мастер! Не вздумай контролировать крошечные разумы землян, Мастер! Прекрати истреблять мою ручную расу, Мастер! Знаешь, что, Доктор? Я только что спас твою чертову задницу от когтей огромного чудовища, хотя мог этого и не делать. По логике, ты должен целовать мои ноги и землю, по которой они ходят!
– Мастер! – нетерпеливо выкрикнул Доктор.
– Что?
Доктор бросил встревоженный взгляд Мастеру за спину, словно кто-то стоял позади него. Поняв, наконец, что происходит, Мастер медленно обернулся. Сняв отвертку с предохранителя, он коснулся кнопки большим пальцем, готовясь в любой момент выстрелить.
Острый шип прошил воздух и вонзился ему в руку. Мастер вскрикнул от боли и неожиданности и уронил устройство на пол. Из-за колонны показалась молчаливая рыжеволосая женщина, которую они видели на кухне. Мастер сжал другую ладонь в кулак, намереваясь ударить ее, но из кончика ее указательного пальца вдруг выстрелил длинный черный шип. Удлиняясь с невероятной скоростью, он достиг Мастера и остановился, едва касаясь острием его горла.
Выступив из тени, Дея Помпус подобрала отвертку, откатившуюся к ее ногам.
– Я была права. Ты точно не местный, – улыбнувшись, сказала она и подошла к Мастеру, который стоял без движения, задрав голову в попытке избежать острого лезвия ее сообщницы.
– Если точнее, я подозреваю, что ты даже не с этой планеты, – она кивнула рыжеволосой, и шип уколол его. – Скажи мне, наконец, что же ты за восхитительное на вкус создание?
– Если я тебе скажу, мне придется тебя убить, – с каменной усмешкой ответил Мастер.
Лезвие вонзилось в его кожу, заставив Мастера вскрикнуть от боли.
– Прошу вас! Не трогайте его! – взмолился Доктор.
Дея опустила взгляд на встревоженного повелителя времени.
– Это всего лишь царапина, – холодно произнесла она и вдруг, к ужасу Доктора, погрузила палец в рану, заставив свою жертву дернуться. Струя свежей крови потянулась вниз по шее Мастера, мгновенно окрасив алым край его туники.
– Остановитесь! Остановитесь, пожалуйста! – крикнул Доктор, тщетно пытаясь освободить руку, зажатую в каменных когтях статуи.
– Не будь так драматичен, Доктор, – ответила Дея со злобной улыбкой. – Ты ведь, кажется, лекарь, и должен понимать, что она не задела ни одного важного сосуда. Твой друг ослабнет от потери крови, но выживет.
Она опустила руки на перила балюстрады, наклонившись вперед.
– Вообще-то, на твоем месте я гораздо больше переживала бы за собственную сохранность, – сказала Дея. В ее глазах мелькнули опасные искорки. Она подняла звуковую отвертку и нажала кнопку. Лазерный луч ударил в статую, разнеся на куски всю ее левую часть. Камни градом посыпались на пол. Доктор поднял руку, пытаясь защититься от них.
– Стой! – крикнул Мастер. Он рванулся вперед, собираясь схватить Дею за горло, но острая боль мгновенно напомнила ему о собственных ранениях.
– Осторожнее, Марселлий. Корда хорошо орудует на кухне мясным ножом. Она знает все слабые места плоти, – с дьявольской улыбкой на губах сказала Дея и выстрелила снова.
– Доктор! – хриплый крик Мастера утонул в грохоте взрыва, когда лазер врезался в голову грифона, и хлынувшая вниз лавина камня и мрамора окончательно завалила беззащитного Доктора.
– Доктор! ДОКТОР!
Когда пыль в святилище осела, от статуи грифона не осталось и следа, за исключением кучи каменных обломков. Доктор был заживо погребен под ними.
Глаза Мастера расширились, когда Дея медленно повернулась и взглянула на него. Жестокая усмешка заиграла в уголках ее губ, как только она увидела выражение его лица.
– Ты убил одного из нас, – пояснила она. – Будет вполне честно, если я в ответ убью одного из вас.
Мастер сжал кулаки, стараясь не обращать внимания на боль и кровь, льющуюся из еще свежей раны. Он был совершенно опустошен, поражен до глубины души. Доктор… был мертв. Разум Мастера отказывался это принять. Сама мысль об этом была слишком пугающей и нелепой, чтобы поверить. Он взглянул на хрупкую фигурку Деи Помпус, стоявшей перед ним с таким уверенным и безразличным видом, словно ничего не произошло. Как будто, стерев еще одну жалкую и незначительную жизнь с лица этой планеты, она всего лишь сравняла счет. От того, как она смотрела на него, кровь в жилах Мастера закипала. Его охватило острое желание сдавить ее тонкую шейку, пока она не лопнет, как китайская хлопушка. Ему захотелось переломать в ее теле все кости и раздробить череп, как яйцо.
Он уже собирался схватить свою мучительницу и проделать все перечисленное, как внезапно почувствовал слабое дуновение жизни, исходившее из-под обломков.
Доктор? Он закрыл глаза. Телепатической связи, давным-давно установившейся между ними, было достаточно, чтобы найти его. Он чувствовал присутствие Доктора, слабое, как свет далекой звезды. Он все еще мог почувствовать биение его сердец, эхом вторившее его собственному.
– Бессмысленно оплакивать его смерть, – сказала Дея, по ошибке приняв молчание своей жертвы за скорбь. – Обещаю, очень скоро ты к нему присоединишься, – добавила она внезапно низким голосом.
Мастер снова открыл глаза и, в этот раз спокойно, взглянул на нее. На его лице не читалось ничего, кроме глубокого отвращения.
– Отведи его к остальным, – обратилась Дея к Корде. – Близится время обеда. Наши сестры голодны.

2.
Когда на вилле сенатора наступило утро, Магнус Помпус встал с постели и собирался уже направиться во внутренний двор к завтраку, как внезапно услышал шум в коридоре. Еще большее его удивление вызвало появление совершенно раскрасневшегося слуги.
– Что случилось, Гай? – спросил сенатор.
– Хозяин! Это Доктор. Он хочет вас видеть.
– Доктор? Так рано? – изумленно пробормотал сенатор. – Ну, скажи ему, чтобы подождал во внутреннем дворе. Я не могу принять его в таком виде.
– Да, хозяин, будет исполнено, – слуга собирался уже вернуться назад, как вдруг дверь спальни сенатора распахнулась, и в комнату влетел Доктор. Его лицо все было в синяках, кровоточащая царапина протянулась по лбу, одежда была разорвана и запачкана, и сам он был на грани безумия.
– Мой друг, что с вами случилось? – с беспокойством спросил сенатор.
– Взорвавшийся грифон. Пришлось выбираться из-под тяжелых обломков. Неважно. Я их упустил! – протараторил Доктор, глаза его были широки от беспокойства. – Я потерял Уилфа и Мас… Марселлия. Я был в храме Артемиды, когда они забрали его. Отключился из-за взрыва. Когда очнулся и вернулся к ТАРДИС, Уилфа не было тоже. Я не чую Марселлия. Не знаю, что они с ними сделали.
– Ваш дядя и Марселлий пропали? – переспросил Помпус, стараясь не обращать внимания на остальную болтовню Доктора, особенно на то, что он не мог учуять своего раба. – Кто их забрал? И почему?
Доктор в отчаянии запустил пальцы в волосы.
– Вы видели сегодня вашу дочь Дею?
– Но… Я не понимаю, как это все относится к моей дочери? – обеспокоенный Помпус вышел из комнаты вслед за Доктором и бросился к комнате Деи. На стук и крик никто не отозвался, и он велел слугам открыть дверь запасным ключом. Кровать была пуста, простыни кучей сброшены на пол.
– Где она? – сенатор в ужасе повернулся к повелителю времени. – Доктор, где моя дочь?
Доктор изо всех сил старался сохранять спокойствие. Он должен был держать себя в руках, если хотел все доходчиво объяснить запаниковавшему сенатору.
– Сенатор, помните сережку с жемчужиной, которую я забрал у Деи?
Сенатор осторожно кивнул.
– Это была не настоящая жемчужина. Это была скорлупа существа из другого мира. Это существо вылупилось и забралось в голову вашей дочери. Из-за него она болеет. Из-за него она ведет себя так странно. Она заражена паразитом, контролирующим разум!
– Она одержима… чудовищем? – запинаясь, произнес Помпус.
– Нет. Да. Ну, вроде того. Она в большой опасности, как и мои друзья.
– Где же она?
– Не знаю. Ваша дочь больше не контролирует свое тело. Она делает то, что приказывает ей это существо.
– Но разве вы ничего не можете сделать, Доктор? Не можете спасти ее?
– О, да, я могу. Но только если узнаю, что это за паразит. Название его расы. Мастер сказал, что это стергег, но он, конечно же, врал. Он все придумал, чтобы я ничего не заподозрил.
Доктор принялся ходить взад-вперед по коридору.
– Сенатор, вы наблюдали изменения, которые происходили в вашей дочери. Вы – единственный оставшийся источник знаний. Скажите, было ли в ней что-то странное, что-то особо непривычное?
– Не знаю… что я должен сказать? Я уже сказал вам все, что знаю.
– Думайте, сенатор! Думайте! Это может быть что-то незначительное, что-то, что вы бы не заметили, если бы не пригляделись как следует. Мне нужна пища к размышлению…
Сенатор покачал головой, сожалея, что не может ответить и тем помочь своей дочери. Доктор собирался снова встряхнуть старика, как вдруг его взгляд упал на ряд мраморных бюстов, украшавших коридор. Каменная голова Деи Помпус глядела на него вопросительным взглядом. Взглядом больших темных глаз.
– У вашей дочери синие глаза, – Доктор повернулся к сенатору. – Ее глаза были карими, но стали синими.
Как и глаза каменного грифона.
– Мой лекарь сказал, что смена цвета глаз может произойти через много лет после рождения, – нервно ответил сенатор. – Не думал, что это имеет значение. Он уверил меня, что это естественный процесс. Если только…
Доктор приподнял бровь.
– Если только – что?
– Это может означать, что благородная кровь Помпусов не так чиста, как я полагал.
– Потому вы прятали дочь ото всех, – понял Доктор. – Вы боялись, что кто-нибудь заметит.
На его лице растянулась ухмылка.
– О, Магнус Помпус, гордый, упертый человек – вот оно!
Доктор развернулся на пятках и бросился вон из коридора.
– Куда вы? – спросил Помпус.
– Мне нужно вернуться за припасами. Позвольте сказать – в темных волосах и синих глазах нет ничего плохого. Это комбинация победителя. А вот жуткий червяк в голове – совсем другое дело. Это очень, очень серьезно.
– Доктор? – крикнул сенатор, мало что понимая. Он был уже на грани отчаяния.
– Не волнуйтесь! – ответил Доктор, направляясь к выходу. – Вы вернете свою дочь! Я наконец-то понял, что это за существа!

3.
– Это разрушители времени, – нехотя объяснил Мастер. – Пресловутые гибриды, созданные криллитанами. Их вывели для ведения биологической войны. Прокламация Теней запретила их использование, и лаборатории, в которых в массовом порядке создавали этих мерзких тварей, впоследствии все были уничтожены. Эта раса выжила только благодаря тому, что некоторых из них тайком вывезли в другую временную линию.
Он помолчал, глядя на Уилфа через решетки своей камеры с совершенно несчастным выражением лица. Его вгоняла в депрессию сама мысль о том, чтобы сосчитать, сколько дней он провел в клетке. Если бы он не был так уверен в обратном, он решил бы, что за всем этим стоял Рассилон… который сейчас наблюдал за ним и, вероятно, смеялся над его злоключениями.
Их держали в темном подвале глубоко под землей. Он чувствовал запах плесени и гниющей растительности. Здесь были и другие пленники – по большей части, рабы, – представлявшие из себя дрожащие комки человеческих страданий, слишком напуганные, чтобы задаться вопросом об уготованной им судьбе. Мастер был вполне спокоен на их счет. По крайней мере, они знали, когда нужно заткнуться. В отличие от земного дружка Доктора.
Учитывая обстоятельства, Уилф оставался спокойным и задавал довольно важные вопросы с тех самых пор, как узнал, что в соседней камере сидит Мастер. Поначалу Мастер был даже рад поговорить – ему было скучно и жизненно необходимо излить все свое раздражение и расстройство, вызванное собственной поимкой. Однако, чем больше Уилф узнавал о произошедшем, тем быстрее снижалось желание Мастера отвечать на его вопросы.
– Так ты знал, кто они такие. Ты выдумал другое название, чтобы обмануть Доктора, – осуждающе проговорил Уилф, выслушав большую часть его рассказа. – Ничего глупее и вообразить нельзя! Что вообще Доктор тебе сделал? Почему ты хочешь причинить ему вред?
– Я не хотел причинять ему вред, – вздохнул Мастер. Он не мог понять, что хуже: перспектива быть съеденным колонией оголодавших личинок разрушителей времени или оставаться взаперти с суррогатным папочкой Доктора.
– А что касается того, что он мне сделал, – достаточно.
– Я тебе не верю. Ты грязный лжец.
– Да неужели? – Мастер сел на пол рядом со съежившимися пленниками. Прислонившись спиной к сырой стене, он положил голову на сложенные руки и закрыл глаза, пытаясь отгородиться от тесной грязной комнатки и непрекращающейся болтовни Уилфа.
– Доктор тебя спас. Он не ждал от тебя благодарности. Он вообще ничего от тебя не ждет, кроме, разве что, благородной попытки не предавать его.
Мастер даже почувствовал облегчение, когда к его камере приблизились шаги. Он откинулся назад и со скудным интересом взглянул на вошедшую Балькубу, за которой по пятам следовала Корда. У обеих женщин в руках были огромные мясницкие ножи. Балькуба широко улыбнулась, демонстрируя кривые зубы.
– Приведи мне человека, – сказала она, махнув рукой в сторону насмерть перепуганных пленников.
Корда подошла к Мастеру и жестом направленного на него ножа приказала ему встать. Он закатил глаза и снова посмотрел на нее.
– Я не человек, идиотка. Если хотите человеческой плоти, возьмите его, – он кивнул на испуганного мужчину рядом с собой. Тот сразу же взмолился о пощаде на смеси латыни и языка его племени. Корда обернулась на Балькубу, та пожала плечами. Ей не было никакого дела до того, кто первым окажется на разделочной доске.
– Хорошо, тащи костлявого наверх, – приказала она и исчезла в коридоре. Корда принялась силой вытаскивать пленника из клетки.
– Стойте! Куда вы его тащите? – крикнул Уилф, с тревогой наблюдавший за этой сценой. – Не наставляйте на него нож. Он же до смерти напуган, вы что, не видите! Оставьте его!
– Ой, да захлопни уже пасть, старый козел! Скоро и твоя очередь, – уходя, рявкнула Балькуба.
– Эти женщины… как ты их назвал? Эти жуткие нарушители времени, что они собираются сделать с этим человеком? – Уилф тут же повернулся к Мастеру за объяснением.
– Разрушители времени. Не нарушители. Эти длинные острые ножики вроде говорят сами за себя.
– Они… они хотят причинить ему вред?
Мастер пожал плечами и снова прислонился к стене.
– Разрушители времени плодятся колониями. У них строгие правила, первое и главное из которых – выживание их расы. Те, кто сумел найти носителя, посвящают жизнь заботе о подрастающих братьях и сестрах. К несчастью для нас, для роста им требуется поглощать огромное количество энергии. Они предпочитают питаться своими будущими носителями, чтобы ассимилировать фрагменты их ДНК, так переход в тело носителя будет проще. В данном случае, они развили предрасположенность к человеческой плоти.
– Хочешь сказать… они его съедят?
– Не эти двое, нет. Им есть не надо. Будь внимательнее. Они приготовят его, разрубят и превратят в жидкость. А потом предложат своим новорожденным сестричкам на обед, – обыденным тоном объяснил Мастер.
– Но… это… это кошмарно! – запинаясь, в ужасе произнес Уилф. – Они убьют этого бедного паренька?
– Кажется, ты не понял всей концепции существования разрушителей времени, да? – сухо отозвался Мастер. – ДА. Они его убьют. И заткнись уже.
– Как… как ты можешь такое говорить? Как ты мог позволить им забрать его, даже не попытавшись что-нибудь сделать? – Уилф осуждающе указал на него пальцем. – Этот человек расстанется с жизнью!
– Да какого черта меня это должно волновать? – выплюнул Мастер, вскинув брови в изумлении, что старик обвиняет его в кончине этого человечишки. – Какая разница? Этот человек был уже мертв, его кости уже стерлись в пыль, когда ты еще в подгузники писался. Ему суждено было умереть так. Если бы Доктор не занес нас в эту чертову дыру, эти гарпии все равно бы его убили.
– О, если бы Доктор был здесь, он хотя бы попытался бы помочь, – пробормотал Уилф себе под нос.
– Да что ты так волнуешься? – спросил Мастер. – Ты его даже не знаешь. Это всего лишь один незначительный человек. Маленькая вспышка в бесконечности человеческой истории. Он ничто.
– Человеческая жизнь не ничто, – гневно ответил Уилф. – Незначительных жизней не бывает. Доктор понимает это. Но на тебя я просто зря трачу силы.
Мастер скептически уставился на старика, а затем цинично расхохотался.
– Ты определенно должен быть его отцом, – смеялся он, тряся головой. – Я словно с Доктором разговариваю.
Он придвинулся к решетке и постучал себя по виску.
– У вас обоих вот тут предохранитель сгорел, – сказал он, ухмыляясь, словно процитировал веселый анекдот.
Не стоило помогать тебе тогда в подвале, – отозвался Уилф. – Я был прав насчет тебя. Доктор говорил, что ты был таким не по своей воле, что все это из-за барабанов. Что это они сводили тебя с ума и заставляли совершать все те ужасные вещи. Но он ошибся. Даже лишившись барабанов, ты совершенно не изменился. Ты все то же эгоистичное чудовище.
Саркастическая усмешка Мастера медленно окаменела.
– В тебе нет ни грамма добра. Ты просто… прогнил. У тебя прогнившая, злая душа!
Мастер внезапно запустил руку в смежную клетку и схватил Уилфа за край рубашки.
– Не искушай судьбу, – угрожающе прошипел он. – Продолжишь в том же духе, и, помяни мое слово: если эти мегеры тебя не убьют – то убью я.
Старое сердце Уилфа вздрогнуло у него в груди, когда он увидел в глазах повелителя времени клокочущее пламя безумия и обиды. Он тут же умолк.
После долгого тяжелого молчания Мастер наконец отпустил Уилфа и повернулся к нему спиной.

4.
К великому облегчению сенатора Помпуса, Доктор вскоре вернулся. Сам он приказал слугам обыскать всю виллу и прилегающие к ней улицы, но не нашел ни следа своей возлюбленной дочери. Он отправил их на поиски на площадь и в гавань, но боялся, что слуги снова принесут лишь дурные вести. Даже служанки Деи не знали, куда делась их госпожа. Она словно бесследно испарилась с лица земли.
– Доктор! Вы не нашли мою дорогую Дею? – спросил Помпус, как только тот вступил в дом.
– Простите, сенатор. Я не искал ее. Мне пришлось вернуться в ТАРДИС, чтобы сделать это, – он показал флакон с фиолетовой жидкостью.
– Что это?
– Это антидот, – Доктор спрятал его в карман. – Одна капля этой жидкости – и разрушитель времени покинет ее организм.
– Разрушитель… чего?
– Разрушитель времени. Так называется существо, захватившее тело и разум вашей дочери. Я наконец-то понял, кто они такие, когда осознал, что глаза вашей дочери поменяли цвет на синий – как и глаза грифона. В мире существуют миллионы паразитических существ, но только одна раса способна менять цвет глаз носителя на кобальтово-синий. А если я знаю имя пришельца – я знаю, как с ним бороться, – уверенно улыбнулся Доктор.
– И как это нам поможет? Я не могу найти свою дочь! – в панике сказал сенатор.
– Это нетрудно, раз уж мы знаем, кого искать, – отозвался Доктор, распахнув глаза. – Итак, что мы имеем, – пробормотал он себе под нос. – Мы ищем существо, которое размножается в колонии и заботится о своих собратьях. У разрушителей времени всегда есть ясли, или гнездо, если хотите, – тайное место под землей, где их сестры-личинки могут расти в безопасности.
Доктор в задумчивости принялся ходить взад-вперед по комнате.
– Им нужно есть два раза в день, так что место должно быть доступным, но не для всех, чтобы никто не заподозрил их носителей, – Доктор вдруг застыл как вкопанный и повернулся к сенатору. – Мастер. Он что-то говорил он запахе гарума. Он говорил, что гарум пахнет как-то иначе. А потом он вернулся сюда, ведь так? – протараторил он, запустив пальцы в волосы. Когда пришло осознание, его глаза распахнулись. – О, почему же я этого не предвидел? Он вернулся, чтобы проверить гарум!
– Доктор, я совершенно запутался. Прошу вас, скажите, что происходит? – беспокойно взмолился Помпус.
– Сенатор! Вы можете показать, где хранятся горшки? – настойчиво спросил Доктор.
– Что?
– Горшки! Домашний гарум, ликуамен, соус из гниющей рыбы, как вы там его еще называете! – нетерпеливо выкрикнул Доктор.
– Но… какое отношение это имеет к спасению моей дочери?
– Я объясню. Только покажите мне, куда идти. Скорее!

5.
Когда женщины вновь вернулись в подвал, пленники отшатнулись от решеток, как стайка перепуганных кур. Только у Уилфа хватило храбрости выпрямиться и заговорить с ними. Сидя в углу своей камеры, Мастер молча наблюдал за глупым стариком.
– Нужен еще один, – сказал Балькуба. – Первый был слишком тощим. Всего час в котле – и от него остались одни кости. Нужен кто-то потолще.
Она уперла руки в бока и бросила взгляд на Уилфа.
– Вы, двое. Вы не можете просто прийти сюда и забрать одного из нас. Я знаю, что вы пришельцы и тому подобное, но это же просто неправильно. Мы не можете вот так запросто убивать людей!
– Не можем, вот как? Почему это? Я видела, какое количества мяса потребляют люди. Я понимаю это лучше всех – ведь с тех самых пор, как мы попали сюда, я готовила обеды для этого жирного мерзавца, называющего себя нашим господином. Вы, люди, способны стереть с лица земли все существующие виды животных, до единого.
Она открыла клетку и шагнула внутрь, заставив Уилфа отшатнуться.
– В этом мире, насколько я могу судить, сильный пожирает слабого. Так что плохого, старик, в том, что мы питаемся самыми слабыми представителями человеческой расы? – спросила она тихим шепотом, наставляя на него свой нож.
Уилф тяжело сглотнул, его кадык подскочил вниз и вверх.
– Просто… просто это неправильно. Нельзя убивать людей. Я не позволю вам забрать их.
– Значит, ты предлагаешь себя взамен? – ухмыльнулась она. – Сойдет.
Она схватила его за руку и толкнула к двери.
– Корда, тащи этого старого дурня наверх. Он не выглядит особо аппетитным, но в нем, по крайней мере, неплохой жирок.
– Стойте! Так нельзя! – запротестовал Уилф, но молчаливая рыжеволосая женщина подошла к нему и наполовину выволокла из камеры. – Уберите руки! Я не позволю паре торговок сделать из меня суп! Отпустите!
В темноте вспыхнул ответ ножа. Корда попыталась было ударить сопротивляющегося пленника в живот, но внезапно ее кисть перехватила чья-то рука. Она обернулась. Во взгляде ее было больше удивления, чем испуга.
– Не смей, – прошептал Мастер таким угрожающим голосом, что волосы у нее на затылке зашевелились. – Он вам не нужен.
На его лице вдруг расплылась чарующая улыбка.
– Посмотри на него, – он указал на старика. – Он древний старик. Выглядит ужасно. Мясо будет сухим и жестким, есть его – все равно что жевать кусок кожи. Вы будете готовить его целую вечность.
– Прошу прощения? – возник Уилф.
Балькуба пристально посмотрела на Мастера.
– Пожалуй, этот надоедливый тип прав. Корда, отпусти старика и возьми того, что помоложе.
– Эй! Эй! Погодите! – крикнул Мастер, увидев, как Корда приближается к другому пленнику в клетке Уилфа. Он вскочил на ноги и хлопнул ладонями по прутьям решетки, надеясь привлечь их внимание. – Вы хотите как следует накормить свои обожаемые личинки? Почему не попробовать нечто новое? Нечто более питательное и вкусное, чем мясо банального человека.
Он улыбнулся. У него в голове быстро складывался безумный план.
– Может, представителя другой расы. Кого-то, стоящего на ступень повыше. Более умного, более благородного, обладающего чертами, которые вы с большим удовольствием добавили бы в свою ДНК.
– И что же ты предлагаешь? – фыркнула Балькуба.
Мастер вздернул подбородок и развел руки, давая понять, что намекает на себя.
– Ты издеваешься, – отозвалась Балькуба. – Извини, но у меня нет ни малейшего желания превращать все наше будущее поколение в кучку ненормальных.
– Состояние моего психического здоровья далеко не самая примечательная моя черта, – спокойно ответил Мастер. Он поднял руку и медленно повернул ее, показывая Балькубе и Корде свою ладонь.
– Погоди-ка, – пробормотала Балькуба. – Сестра, разве ты не порезала его руку во время поимки?
Корда взглянула на сестру и кивнула.
– Но… где же тогда шрам? Я его не вижу.
Улыбка Мастера стала шире и увереннее. Он склонил голову набок, демонстрируя женщинам свое горло. Хотя воротник его туники все еще был обагрен кровью, от жуткой раны, оставленной Кордой, не осталось и следа.
– Это невозможно… – проговорила Балькуба и отступила от него, сама не замечая, что делает. – Что ты за человек?
– Я уже говорил. Я не человек, – ответил Мастер, и тут его безумная улыбка поблекла, а лицо потемнело. – Я повелитель времени. Мне больше 900 лет. Я бессмертен. И я встречал, уничтожал и забирал больше жизней, чем вы, две гадины, можете себе представить.
Женщины смотрели на него распахнутыми глазами, и взгляды их медленно наполнялись неподдельным страхом. Мастер на мгновение прикрыл глаза и глубоко вздохнул. Прошла тысяча лет, но он все еще может наслаждаться этим незабываемым запахом чистого ужаса. Открыв глаза, он громко хлопнул в ладоши.
– Так что? – проговорил он, улыбаясь от уха до уха безумной улыбкой. – Разве это не делает меня самым ценным и самым восхитительным созданием на вашем столе?
– Отведи его наверх, к сестре, – едва заметная дрожь в голосе выдала смятение Балькубы. – Она скажет, что делать с этим ненормальным.
– Эй! Стойте! Уберите от него руки! – запротестовал Уилф, но его тут же швырнули обратно в камеру.
– Что ты делаешь? – спросил он у Мастера, пока Корда выводила того из клетки и связывала руки у него за спиной. – Зачем ты сказал им, кто ты такой? Теперь эти чудовища убьют тебя.
– Просто постарайся не вляпаться в неприятности и дождись его. Вряд ли это займет много времени. Полагаю, он уже все понял, – отозвался Мастер, бросив на Уилфа многозначительный взгляд.
– Почему ты это делаешь? – спросил совершенно сбитый с толку Уилф, когда осознал, чего он добивается.
– Потому что теперь это имеет значение, – ответил Мастер и отвернулся от него, позволяя двум убийцам увести себя прочь.

@темы: рейтинг R - NC-17, макси, fanfiction, Doctor Who, A Timelord and His Madman, A Murderous Feast

URL
   

TARDIS Data Core

главная