Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
13:56 

"Семейное дело", миди, R, джен, экшн, мистика, кроссовер, AU

Sexy_Thing

Фандом: Doctor Who & Supernatural
Название: Семейное дело
Автор: Sexy Thing
Бета: esterka, Sexy Thing
Размер: миди, 12 954 слова
Персонажи: Дин Винчестер, Сэм Винчестер, Эми Понд (Кэмпбелл), Клара Освальд (Кэмпбелл), Бобби Сингер, Бобби Джон
Категория: джен
Жанр: экшн, мистика, кроссовер, AU
Рейтинг: R
Предупреждения: насилие, смерть персонажа, ненормативная лексика
Отказ: Герои и Вселенная "Доктора Кто" принадлежат Стивену Моффату и BBC, герои и Вселенная "Сверхъестественного" принадлежат Эрику Крипке и The CW.
Краткое содержание: В самом обычном городе Вайоминга творятся подозрительные вещи: один за другим умирают ничем, казалось бы, не связанные друг с другом люди, перевертыши против своего обыкновения собираются в стаю и внезапно Дин и Сэм Винчестеры обнаруживают двух живых и здоровых Кэмпбеллов.
Иллюстрация: "Family business"
Примечания: 1. АУ, в котором Эми и Клара – Кэмпбеллы, кузины Винчестеров и охотницы;
2. таймлайн – между эпизодами «Frontierland» и «Mommy Dearest» шестого сезона «Сверхъестественного»
Выполнено для команды Эры Моффата на ЗФБ-2015


Ривертон, Вайоминг, улица, 23:20
– Сэм? Сэмми? Не вздумай вырубаться, старик, слышишь? Сэмми, ответь.
Сэм не отвечал. Он не отвечал уже долбаные десять минут, и это начинало сводить Дина с ума. Он поправил руку брата, безвольно лежащую на плече, покрепче перехватил его за талию и, пытаясь не обращать внимания на то, как бессильно волочатся по мокрому асфальту его ноги, двинулся дальше. Каждый новый шаг был тяжелее предыдущего и болью отдавался в ноющих ребрах. Дин серьезно начинал подозревать перелом.
К черту ребра. Это он был во всем виноват. Это он стоял на стреме, пока Сэм занимался чертовым перевертышем. Это он держал в руках пистолет брата, заряженный серебряными пулями. Это он проглядел шевельнувшуюся тень и не успел среагировать, когда из темноты на них вдруг выскочила Элли Стэнфорд.
Та самая милая девочка Элли Стэнфорд, истерзанный труп которой три часа назад они нашли в залитой кровью от пола до потолка квартире. Разбросанным по комнате в радиусе пяти метров.
Проклятая тварь знала, что делает. Первый удар пришелся на Дина – от боли в ребрах тот согнулся пополам, а затем, отброшенный в сторону, словно тряпичная кукла, с размаху врезался спиной в разрисованную граффити стену переулка. На мгновение воздух выбило у него из легких, в глазах потемнело, а в ушах поселился надоедливый громкий звон. Когда Дин, мотая головой, приподнялся на локте, отчаянно выискивая в темноте оброненный пистолет, схваченный ими с таким трудом перевертыш уже оседлал поваленного на землю Сэма и, вытаращив светящиеся в свете блеклого фонаря глаза, вгрызался когтями в его грудь. Стараясь не обращать внимания на боль, Дин медленно повернулся на бок. Припрятанный на поясе нож белой молнией промчался несколько метров и вонзился в спину перевертышу. Тот взвыл от боли и скатился с Сэма. Элли заревела и рванулась к обидчику, но Дин уже нащупал ладонью ледяную сталь пистолета. Он выпустил в нее половину обоймы, а затем последние несколько патронов догнали улепетывающего перевертыша.
К этому времени истекавший кровью Сэм был уже без сознания.
Чувствуя, как в желудке образуется неприятная тянущая пустота – обычный признак дурного предчувствия, – Дин еще раз перехватил брата и вместе с ним вывалился из переулка на ночную улицу. Фонари здесь горели ярко, время от времени мимо проносилась запоздалая машина, поливая тротуар потревоженной водой из лужи. У закрытой витрины магазина стоял рослый парень в толстовке и закрывал ставни. За исключением него, улица была совершенно пуста. Импала стояла в соседнем переулке. Надо было лишь добраться до нее и…
Дин похолодел. Парень у витрины обернулся, и в свете фар пронесшейся машины его глаза сверкнули белым огнем.
Сукин сын.
Перевертыш выпрямился и развернулся к нему. Лицо его исказила гримаса ненависти, верхняя губа приподнялась в некоем подобии животного рыка. Он медленно двинулся через дорогу, покрывая небольшое пространство между ними широкими хищными шагами. Рука Дина, сжимавшая запястье Сэма, дернулась и остановилась. При всем желании, он не мог сражаться. Не здесь, не сейчас. Он не мог бросить Сэма, он не мог достать из-за пояса пистолет, а серебряный нож остался в теле первого перевертыша.
Когда враг оказался на середине дороги, улицу вдруг осветил яркий свет фар, истерически взвизгнул гудок, и совсем близко послышался утробный рокот мотора. Дин завис, не в силах поверить. Он узнал бы этот мотор где угодно. И в самом деле, из-за поворота, вереща резиной и сверкая черными начищенными до блеска боками, вылетела его собственная Импала, по инерции занеся широкий зад, выровнялась и рванулась вперед. Перевертыш от неожиданности замер и едва успел повернуть голову, как Импала со всей силы наехала на него и, резко затормозив – от натужного скрипа резины у Дина все внутри перевернулось, – отправила тварь в полет до дальнего конца улицы. Перевертыш с грохотом рухнул в кучу мусора и исчез за черным озером пакетов. Все произошло так быстро, что Дин успел лишь подскочить и крепче сжать талию выскальзывающего из рук брата, провожая тормозной путь машины ошалелым взглядом.
Импала дернулась и замерла, боковое стекло со стороны водителя опустилось, и из окна высунулось юное женское личико, обрамленное огненно-рыжими волосами.
– Залезай! – рявкнула девушка не терпящим возражений голосом. Дин дернулся снова и, выйдя из ступора, проковылял к задней двери, рывком распахнул ее и, торопливо усадив Сэма на заднее сиденье, нырнул следом. Стоило двери захлопнуться, как рыжая вдавила педаль газа так, что та стукнулась о дно, и машина рванулась с места. Они промчались мимо начинавшего медленно шевелиться тела перевертыша и, сверкнув фарами, исчезли в конце улицы.
Торчать на заднем сиденье Импалы было непривычно и до отвращения неприятно. Почти так же неприятно, как видеть двух горячих цыпочек, сидящих на его и Сэма местах. Та, что сидела рядом с водителем – круглолицая темноволосая девчонка с большими глазами, которым место было скорее в рекламе детского печенья или за учительским столом в средней школе, – повернулась, закинув руку на спинку сиденья, и беспокойно оглядела Сэма.
– Как он?
– Ему нужно в больницу, – не задумываясь, машинально ответил Дин, бросив на брата беспокойный взгляд. Сэм был бледен, разодранная рубашка на груди пропиталась кровью, но, на первый взгляд, рана была не смертельной. По крайней мере, бывало и хуже.
Рыжая кивнула и, крепче вцепившись в руль, вжала педаль до предела.
– Будем там через пять минут.
Тогда к Дину наконец вернулось самообладание.
– Какого хрена вы делаете в моей машине? – спросил он и, почувствовав острое ноющее ощущение в груди, подозрительно напоминающее укол ревности, с угрозой добавил: – Вы что, угнали мою Импалу?!
– Мы только что спасли тебе жизнь, – не оглядываясь, грубо отрезала рыжая, – а ты волнуешься за машину?
– Ладно, Эми, – мягко осекла ее вторая и прежде, чем Дин успел подобрать слова для того, чтобы описать все, что он думал об этом спасении, подняла руку в защитном жесте. – Слушай, мы все объясним, как только все будут в безопасности, хорошо? Мы здесь, чтобы помочь.
Дин еще раз повернулся к брату.
Выбирать, похоже, не приходилось.

Ривертон, Вайоминг, мемориальная больница Ривертона, 00:10
– Что ж, мистер… – скучный, серый, явно заканчивающий смену врач еще раз заглянул в планшет и старательно, хоть и безуспешно, попытался скрыть поползшую вверх бровь, – Уонамейкер, могу обрадовать: ваши ребра целы. Небольшая гематома, пройдет через несколько дней.
– Что с моим братом? – нетерпеливо перебил его Дин, изо всех сил стараясь сохранять самообладание.
Доктор вздохнул, и у Дина все внутри скрутило.
– Не знаю, какой дикий зверь напал на вас, но ему повезло, что он выбрался живым, – проговорил врач и, увидев выражение лица Дина, поспешно добавил: – Рана на груди серьезная, но не смертельная, пришлось наложить пару швов. Пару дней ему лучше избегать физических нагрузок.
Пейджер на его поясе пискнул, врач поднес его к глазам.
– Он только что пришел в себя. Можете зайти к нему.
Дин соскочил с койки и почти бегом рванулся в соседнюю палату. Сэм сидел, свесив ноги с кровати, сложив руки на коленях и глядя в одну точку. Когда он увидел Дина в дверях, его взгляд просветлел.
– Дин. Слава богу. Я не знал, какие документы ты использовал, так что не знал, кого спрашивать. Ты в порядке?
– В норме, Сэмми, – ответил Дин, чувствуя, как против воли губы растягиваются в облегченной улыбке. – Определенно лучше тебя. Чувак, ты меня напугал.
Сэм вздохнул и рассеянно потер лоб ладонью.
– Что там произошло? Помню, появилась Элли, и…
– Случилось то, парни, что вам нагрела задницы стайка перевертышей. Позор, – раздался вдруг из коридора звонкий женский голос.
Рыжая, бесцеремонно подвинув Дина, ввалилась в палату и плюхнулась на стул, деловито закинув ноги на кровать Сэма. Она была очень высокой, пышные рыжие волосы спускались к плечам и растекались по ним огненной лавой. Черная куртка-косоворотка и узкие джинсы, обтягивающие худые и длинные, почти бесконечные, ноги вкупе с густой темной подводкой глаз, пухлыми губами и ярким оранжевым лаком на ногтях делали ее похожей на подростка, переживающего эпоху тяжелого рока. Следом за ней не менее уверенно, но с меньшим оттенком наглости зашла темноволосая круглолицая девчонка и, ухмыляясь, уселась на подоконник, скрестив ноги в темных колготках. Если у рыжей могла быть полная противоположность – это была она. Круглое миловидное лицо с легким намеком на косметику, полные бедра, скрывающиеся за короткой, чуть выше колена, юбкой в алых цветочках. Дин невольно подумал, что она могла бы быть их младшей сестрой-ботанкой. В ней даже было что-то от Сэма.
– Да, а потом две горячие цыпочки на вашей же собственной машине спасли эти самые задницы, – добавила рыжая, дерзко глядя на Дина. Тот закатил глаза.
– Дин, что… – пробормотал окончательно сбитый с толку Сэм, переводя взгляд сощуренных глаз с визитерш на брата и обратно. – Кто они? Как это, они спасли нас? На Импале?
– Да, и я бы хотел знать, с какого перепугу они угнали мою машину, – нервно заявил Дин, не сводя взгляда с рыжей, словно она была виновата во всем произошедшем.
– Ладно, слушайте, – встряла круглолицая, снова подняв руки в защитном жесте. – Я обещала все объяснить, я объясню.
– Да уж, будь добра.
– Боже, Винчестеры все такие невыносимые? – прорычала рыжая, качаясь на задних ножках стула. Дин и Сэм переглянулись. В глазах обоих читалось хорошо знакомое удивление, смешанное с испугом. Дин искренне пожалел, что у него нет при себе верного пистолета или хотя бы ножа. Надо было спереть откуда-нибудь скальпель.
– Откуда вы знаете, кто мы? – осторожно спросил Сэм.
Круглолицая вздохнула.
– Меня зовут Клара, эта невыносимая заноза в мягком месте – Эми, – рыжая, ухмыляясь, помахала им рукой. – И, хотите верьте, хотите нет, мы здесь, чтобы вам помочь.
– Как вы вообще узнали, что мы здесь? – спросил Сэм.
– Мы не знали, – призналась Клара, пожав плечами. – Это было наше дело. Того парня, которого вы допрашивали в переулке, мы преследуем уже два месяца, от Огайо до Вайоминга.
– Так вы охотницы?
Клара пожала плечами.
– Разумеется. С детства, вообще-то. Как и вы. Только без понтовой машины, – она помолчала, ожидая реакции, и, ничего не дождавшись, продолжила: – Мы увидели его на фотографии в газете, где говорилось о нападении хищного зверя около придорожного бара, и сразу его узнали. И примчались.
Краем глаза Дин увидел, как Сэм едва заметно кивнул. Он тоже вспомнил их. Они стояли на углу бара и внимательно наблюдали за двумя мужчинами в дешевых костюмах с фальшивыми значками ФБР, допрашивавшими бармена. Значит, Дин тогда был прав – они в самом деле подслушивали.
Эми фыркнула.
– Представьте наше удивление, когда мы увидели в том баре братьев Винчестеров.
Дин помотал головой.
– Откуда вы вообще нас знаете?
– Дин, Дин, – рыжая прицокнула языком, хитро глядя на него. – Ты еще не догадался?
– Догадался о чем? – Дин начинал терять терпение. Эти игры ему надоели. Еще мгновение – и он выставит обеих за дверь, даже если ему придется угрожать им тапком. Собственно, другого оружия в палате не наблюдалось.
– Во-первых – кто не знает Дина и Сэма Винчестеров? Каждый чертов охотник знает вас в лицо. А во-вторых, в семье вы вроде как притча во языцех.
Дин нахмурился. Сэм осторожно поерзал на кровати.
– Какой семье? – хором спросили они.
– Кэмпбеллов, – так же синхронно ответили девушки.

Ривертон, Вайоминг, мотель «Ривертон-дейз», 02:45
Сэм закрыл дверь, отделяя тонущий под непрекращающимся ливнем иссиня-черный город от теплой оранжево-бежевой обстановки номера и, повернув защелку, скинул сумку на пол рядом со стулом. Та громко лязгнула содержимым. Сэм медленно размял спину, стараясь не показывать боль в груди, и подошел к окну. На улице, сверкая черным глянцем, стояла Импала, а рядом с ней примостился вычурно-яркий, кроваво-алый остроносый Ягуар, казавшийся рядом с ней взбалмошным наглым подростком.
«Без понтовой машины». Ну, да, конечно.
Несмотря на то, что припарковались они буквально у самой двери и пересекали оставшиеся пару метров бегом, все четверо вымокли до нитки. Потоки воды стекали у девушек по волосам, у братьев промокли сквозь куртки даже рубашки, но никто, похоже, этого не замечал. Напряжение, повисшее в комнате, было слишком велико, заметно невооруженным взглядом, как клубы сигаретного дыма.
Сэм задернул шторы и повернулся в комнату. Их новоявленные родственницы сидели на кровати Сэма. Точнее, сидела Клара, а Эми бессовестно развалилась на ней, закинув на покрывало ноги в тяжелых сапогах, прислонившись спиной к изголовью и скрестив руки на груди. Дин сидел напротив, на стуле, согнувшись и уперевшись локтями в колени, сцепив пальцы в замок, и пристально смотрел на них обеих.
Это было практически невозможно. Несколько месяцев назад у них не было никого ближе Бобби, потом объявились Сэмюэль, Гвен, Кристиан и Марк, и Дин до сих пор не мог свыкнуться с мыслью, что где-то там, в самых дальних уголках страны, их семья продолжала сражаться с нечистью, как делала многие годы, поколение за поколением. Потом, один за другим, они все умерли. Сэмюэль – чертов предатель, его Дину не было жалко. Бедняжка Гвен, Кристиан и Марк – они не заслужили такой смерти, но ничего уже нельзя было вернуть.
И вдруг появляются эти две цыпочки и уверяют, что они – семья. Это было настолько подозрительно, что у Дина внутри все сворачивалось.
Сэм прокашлялся, надеясь немного снять нараставшее напряжение. Сейчас, возможно, проще всего было вернуться к тому, в чем они все разбирались куда лучше родственных отношений – к охоте.
– Так, хорошо, что вы знаете об этих перевертышах?
Клара ощутимо выдохнула, поспешно отводя взгляд от напряженного лица Дина.
– Немного. Они начали в разных местах – тот, которого вы убили в переулке, впервые нам попался в Огайо, там за ним числится не меньше четырех жертв. Второго мы видели в первый раз, а третий – тот, который был на дороге – по слухам, светился в Висконсине. По крайней мере, так говорят охотники.
– Но все они приехали сюда. Один город, одно и то же место. Зачем?
Она пожала плечами.
– Загадка. В последнее время с монстрами что-то творится, они ведут себя… странно. Собираются в одном месте. Нападают целыми стаями. Потрошат один город за другим. Они не скрываются, как раньше. Словно начали войну.
– Ева, – Дин встретился взглядом с братом. Воспоминание об этой неупокоенной сучке не давало им покоя. Ева возникала тот тут, то там, поведение монстров становилось все страннее и опаснее, банка с прахом феникса, казалось, прожигала багажник Импалы изнутри, но они ни на шаг не приблизились к чертовой стерве. И все, что происходило сейчас, здесь, в Ривертоне и во многих городах и штатах до него, все эти смерти, несчастная милая студентка Элли Стенфорд – все это, возможно, не произошло бы, если бы они были чуточку расторопнее.
– Кто? – Эми приподняла бровь. – Какая нахрен Ева?
– Мать всех тварей, – пояснил Сэм и помотал головой в ответ на вопросительные взгляды. – Это очень долгая история.
– И мы с ней почти закончили, – отрезал Дин. – Вернемся к перевертышам – какого черта им тут надо?
– Именно это нам и нужно выяснить.
Сэм нагнулся, выудил из сумки свой ноутбук и, поставив его на стол, с головой нырнул в интернет, изредка ощупывая ноющие швы на груди. Эми сбросила ноги с кровати, поднялась и двинулась к двери.
– Пойду проверю наш арсенал, – бросила она, ни к кому особо не обращаясь.
– Я с тобой, – Дин вскочил, накинул куртку и остановился под любопытными и осторожными взглядами всех троих. – Что? Они могли нас выследить.
– Даа, – протянул Сэм. Эми безразлично пожала плечами и вышла. Проходя мимо брата, Дин остановился и быстро шепнул, наклонившись к нему:
– Покопай под них.
Не сомневаясь в том, что брат его понял, Дин вышел на улицу.
Его тут же окружил шум дождя, запах бензина, мокрого асфальта и расположенной на противоположной стороне стоянки закусочной. Оттуда, несмотря на поздний час, несло кофе и выпечкой, и у Дина мгновенно засосало под ложечкой. Дождь, судя по всему, начинал постепенно стихать – теперь, по крайней мере, он больше походил на нормальный дождь, чем на чертову прорванную небесную трубу. Где-то вдалеке взвыла сирена; мелькая огнями, мимо промчалась полицейская машина. Дин и Эми синхронно проводили ее глазами. Машина неслась по направлению к пригороду, но врожденный инстинкт охотника подсказывал, что это был не их случай.
Невзирая на дождь, Эми решительным шагом обошла Ягуар и распахнула багажник. Вопрос о том, как в такой небольшой и вычурной машине мог поместиться арсенал, решился при первом же взгляде через ее плечо: потайная вертикальная панель, расположенная вдоль линии заднего сиденья, опустилась при нажатии невидимой кнопки, и за ней обнаружилась настоящая батарея, разложенная по-женски аккуратно и структурировано: серебряные пули и ножи справа, железо слева, антидемонские амулеты и тяжелое вооружение – посередине. У всего было свое место. На мгновение Дину даже стало стыдно за багажник Импалы. На очень короткое мгновение.
Стараясь прислушиваться к каждому шороху, тревожившему ночные улицы, Дин повернулся к своей машине и, привычно подперев дробовиком крышку потайного отсека, принялся демонстративно копаться в арсенале. Не то чтобы это реально требовалось: все необходимое они еще у больницы сгрузили в сумку. Ему просто не хотелось начинать разговор первому.
Если честно, ему вообще не хотелось начинать никакой разговор.
– Не могла не заметить, что ты не очень-то нам доверяешь, – внезапно проговорила Эми, не поворачиваясь к нему.
– Серьезно? – саркастично отозвался Дин, отодвигая банку с прахом феникса вглубь багажника, подальше от льющейся с небес воды. Затем он смягчил тон, не сумев, однако, полностью скрыть раздражение. – Да, у меня есть небольшой опыт в общении с Кэмпбеллами. Не самый позитивный. К тому же, вам реально нечем доказать, что вы говорите правду.
Эми усмехнулась.
– Тут ты прав, – язвительно проговорила она ему в тон. – Нечем. Ведь все Кэмпбеллы, которые достаточно хорошо нас знали, мертвы. К тому же, вы так безмерно им доверяли.
Дин ощутил легкий назойливый укол совести, но поспешно отмахнулся от него.
– Ладно, лучше так, чем…
– Чем что?
Эми щелкнула затвором пистолета. Ее дерзкий тон вдруг изменился. Похоже, беседа затронула нечто болезненное.
– Чем считать нас плохими охотницами, потому что мы женщины.
Дин наконец повернулся к ней, от удивления даже забыв про свои подозрения.
– Наша мать была охотницей. Как и Эллен и Джо Харвеллы. Женщины могут быть отличными охотницами, любители – нет. Меня не смущает, что вы женщины. Меня смущает, что вы появились слишком уж вовремя.
Ему казалось, что этот разговор уже происходил где-то с кем-то, в совсем другое время, с совсем другими людьми.
Она хмыкнула.
– Тогда ты редкий экземпляр. Открою тебе секрет, Дин: в нашей гребаной семье не все были так преданы семейному делу. Нам пришлось уйти из дома, чтобы продолжить традицию. Потому что нас считали слабыми, или ненадежными, или неспособными переступить через себя. Но на самом деле… – сжимая под мышкой какой-то предмет, завернутый в серую мешковину, Эми решительно захлопнула багажник и, повернувшись к Дину, усмехнулась – не как прежде, дерзко и вызывающе, а вполне искренне, даже с гордостью. – Мы стоим двух мужчин.
Дин улыбнулся. В первый раз за все время их непродолжительного знакомства эта девчонка начинала ему нравиться.

Ривертон, Вайоминг, мотель «Ривертон-дейз», 06:20
Сэм так и не нашел ничего стоящего – по крайней мере, ничего, что они бы не знали. Оставшееся время Дин потратил, сбивчиво стараясь объяснить охотницам причину поведения монстров и рассказать все, что они знали про Еву. Учитывая то, что Сэм не участвовал в разговоре, окончательно увлекшись своими исследованиями, рассказ получился неполным, но, по крайней мере, суть девушки уловили.
И, слава богу, не стали задавать лишних вопросов, например, про то, как им удалось достать пепел феникса, убитого несколько десятков лет назад. Вдаваться в подробности про дружбу с ангелом прямо сейчас не хотелось.
В конце концов у всех четверых начали слипаться глаза, и они решили продолжить розыски перевертышей утром. Закрыв за девушками дверь, Дин с облегченным вздохом повалился на кровать лицом вниз, готовясь провалиться в глубокий, но, к сожалению, очень короткий сон, когда откуда-то из-за грани сознания послышался осторожный кашель Сэма.
– Мм? – нетерпеливо промычал Дин в покрывало.
– Я нашел кое-что на наших новых знакомых, – негромко проговорил Сэм, повернувшись на стуле. – Похоже, они и в самом деле Кэмпбеллы. Дочери племянника Сэмюэля, наши двоюродные сестры. Интересно, почему они не появлялись раньше? Почему их не было с… нами?
Полусонное сознание намекнуло, что Сэм говорит о времени, проведенном с маленькой командой Сэмюэля. Поняв, что скорый сон ему не светит, Дин обреченно вздохнул и сел на кровати.
– Думаю, не все Кэмпбеллы гордились фамильной профессией. Кто-то попросту не захотел идти по семейным стопам и пытался приучить своих девочек к этому. Не удалось.
– Откуда ты знаешь?
– Эми сказала.
Сэм вздернул бровь.
– Так ты им веришь?
Дин подумал и пожал плечами. Верил ли он в трагичную семейную историю о двух забитых девочках, мечтавших быть героями «как дедушка»? Мечтавших сражаться с монстрами? Или, может, переживших ту же трагедию, что и они? Еще год назад он бы сказал «нет». Сейчас, после того, как он увидел, что из себя представлял дедуля Кэмпбелл… наверное, в этом мире могло случиться что угодно. А в этой семье – особенно.
– В любом случае, у них вполне стандартная история. Даже слишком стандартная для Кэмпбеллов или Винчестеров. Обычная семья, жила в Канзасе, затем переехала в Аригону, дочь – круглая отличница, родители – самая счастливая пара в штате. Можно сказать, соединенная небесами.
– Погоди, дочь? Одна дочь? – Дин удивленно вскинул бровь.
Сэм кивнул.
– Эми – приемная. Я нашел свидетельство об удочерении. Тут сказано, что родители пропали без вести, – он нахмурился, пробегая глазами по строчкам на экране. – Несколько детских психологов… воображаемые друзья… длительное лечение… трудное детство.
– Ну, дети бывают разными. Сколько раз нас хотели загрести в детский дом, – сонно пробормотал Дин, снова повалившись на кровать и прикрыв глаза согнутым локтем.
– Да, а еще приводы в полицию. В четырнадцать ее привлекли за осквернение могил, – Сэм помолчал и продолжил очень вкрадчиво, делая ударение на каждом слове. – За раскопку и сожжение трупа.
Дин распахнул глаза и приподнялся на локтях. Сэм закрыл крышку ноутбука и принялся задумчиво барабанить по ней пальцами.
– Вот тебе и воображаемые друзья.
– Думаешь, призрак? Сэмюэль надоумил?
– Все может быть, – Сэм пожал плечами и, устало добредя до кровати, рухнул на нее и тут же поморщился от боли. От Дина это не укрылось, но он промолчал. – В любом случае, мы точно имеем дело с охотницами и абсолютно точно – с Кэмпбеллами.
– То есть, ты им доверяешь?
Сэм задумчиво смотрел в потолок.
– Ну, они сегодня спасли нам жизнь, ведь так?

Ривертон, Вайоминг, мотель «Ривертон-дейз», 10:37
Их разбудил громкий, настойчивый стук в дверь. Если, конечно, этот грохот, который разве что мертвых на соседнем кладбище не поднял из могил, вообще можно было так назвать. Следом за ним улицу огласил голос Эми:
– Вставайте, лентяи, пора ехать!
Дин застонал, сполз с кровати и недовольно воззрился на часы, словно это они были во всем виноваты. Обычно четырех часов сна ему было достаточно, чтобы прийти в себя и снова броситься в бой – черт, раньше он мог охотиться по нескольку суток подряд, прикрывая глаза лишь на час-другой. Но произошедшее прошлой ночью его мозгу, видимо, переработать было трудно.
Отчасти ему очень хотелось, чтобы все это оказалось очередным странным кошмаром.
– Сэмми, – прохрипел он, шлепнув по ноге брата, лежавшего на животе в обнимку с подушкой. Тот испуганно фыркнул и дернулся, мгновенно вырываясь из сна. – Подъем.
Тяжело вздохнув, не говоря ни слова, Сэм поднялся и поплелся в ванную, и через секунду оттуда послышался плеск воды над раковиной. Дин отпер дверь, и его глазам предстала совершенно свежая, словно после десятичасового сна, Эми. Она удивленно смерила его взглядом, подметив мятую, едва высохшую за четыре часа рубашку, и, не дожидаясь приглашения, ввалилась в номер.
– Утром было еще одно убийство. Похоже на вашу Элли Стенфорд – двери-окна целы и заперты, тело на кусочки, повсюду кровь и кишки. Не хотите съездить, полюбоваться на натюрморт?
– Как вы так быстро узнали? – посвежевший и почти проснувшийся Сэм вынырнул из ванной, и Дин, пользуясь случаем, прихватил одежду и скрылся за дверью.
– Я люблю ранние утренние прогулки по особо кровавым местам преступления, – язвительно отозвалась Эми, положив ногу на ногу. – Как ты думаешь? Мы подключились к полицейской волне, труп нашли сорок минут назад. – Она повысила голос, чтобы Дин услышал ее из ванной. – Давайте быстрее, пока копы все не затоптали.
Дверь открылась, и вошла Клара – в стильном черном костюме с белой рубашкой и в длинном бежевом плаще, от которого у Сэма на секунду сперло дыхание, так он был похож на плащ Каса.
– Вы скоро? – поинтересовалась она, не снимая элегантной ладони с ручки двери.
Из ванной показался Дин, тоже успевший переодеться в костюм, и застыл, осоловело глядя на нее. Через мгновение выражение его лица изменилось не привычное «Ты серьезно?»
– Что? – нетерпеливо спросила Клара, а затем опустила голову, оглядывая себя. – Что-то не так?
Дин и Сэм переглянулись. В глазах Дина явственно читалось неудовольствие – то ли из-за напоминания о пропавшем друге, то ли от ревности.
– Ничего. Едем?
Все четверо дружно вышли на улицу, и Дин вдруг остановился.
– Погодите. Мы не можем такой толпой заявиться на место преступления, – он оглядел группу и остановил взгляд на Кларе. – Значок есть?
– Обижаешь, – улыбнулась она, запустив руку во внутренний карман плаща и раскрыв у него перед носом удостоверение ФБР. Очень качественно сделанное удостоверение. Дин притянул его к себе и жадно осмотрел. Это была чертовски хорошая работа.
– Дашь мастер-класс?
Она улыбнулась и спрятала удостоверение. Братья по привычке обошли Импалу с обеих сторон, Дин задержался и оглянулся на сестер.
– Садитесь.
Эми закатила глаза.
– Ты серьезно? Не пойми меня неправильно, машина шикарна, но ты правда думаешь, что агенты ФБР разъезжают на таких раритетах?
– Лучше раритет, чем клоунский фургончик, – оскорбленно огрызнулся он. – На нас хотя бы вся улица таращиться не будет.
Эми возмущенно фыркнула, на скулах у нее выступили красные пятна. Сэм осторожно глянул на брата и, встретившись с ним взглядом, многозначительно вздернул брови, давая понять, что тот, похоже, зашел слишком далеко. Дин изо всех сил попытался скрыть смущение.
– Эм, давай лучше мы съездим посмотрим на труп? – осторожно предложил Сэм, стараясь сгладить резкость брата. – Наверняка его уже увезли.
Не говоря ни слова, Эми резко развернулась и уселась в Ягуар, громко хлопнув дверцей. Клара проводила ее тревожным взглядом. Сэм еще раз глянул на Дина и направился к красной машине.
Импала и Ягуар, словно соревнуясь в громкости мотора, разъехались в разные стороны.

Ривертон, Вайоминг, улицы, 11:00
За годы охоты Сэму приходилось ездить в разных машинах – от старых дребезжащих развалюх со свалки Бобби, которые в любую секунду могли взорваться или с тяжелым вздохом замереть посреди дороги, до шикарных элитных авто, которые им приходилось угонять «ради дела». Хотя, конечно, во избежание лишнего внимания, они никогда не угоняли ничего особенно дорогого – охранная система и федеральный розыск были ни к чему.
Ощущения внутри Ягуара были странными. На улице снова лил зарядивший еще с утра и уже постепенно успокаивающийся дождь, барабаня по лобовому стеклу и раздвижной крыше, машина двигалась плавно, словно плыла в этом водном пространстве, а издаваемые ею звуки разительно отличались от возлюбленного Дином рева Импалы. Если для Дина отцовская машина «мурлыкала», Сэму ее голос казался скорее рычанием. Ягуар же мягко гудел, периодически вздрагивая при переключении скоростей.
Несколько минут они ехали в полном молчании. Эми напряженно смотрела на дорогу, стискивая руль тонкими пальцами до побелевших костяшек и вжимая педаль в пол. Ее злость буквально пропитала воздух в машине и витала в нем подобно грозовым облакам.
– Слушай, эм… – неуверенно начал Сэм, – ...ты извини моего брата. Когда дело доходит до Импалы, он становится неуправляемым.
Эми повернулась к нему и, наткнувшись на слабую извиняющуюся улыбку, немного расслабилась.
– Нет. Ничего, – она сползла чуть ниже на сиденье. – Дин, конечно, засранец, но, на самом деле, это можно сказать и про меня.
– Эта машина для тебя что-то значит, – понял Сэм. Конечно, лезть в чужие дела, особенно если это не касалось работы, было неправильно, но ему казалось важным узнать о ней как можно больше. – Семейная ценность?
Эми молчала. Дворники у них перед глазами разбивали застилавшую лобовое стекло водную гладь, за окнами мелькали дома, светофоры, люди. Ягуар отражался в окнах и лужах, походя на несущуюся по улицам красную молнию, от которой шарахались прохожие, голуби и другие машины.
– Это машина моего жениха, – наконец проговорила она и на мгновение повернулась к Сэму. – Он оставил ее мне.
Под этими словами крылось нечто неприятное и болезненное, но Сэм уже открыл рот, чтобы задать вопрос, когда до него дошло, так что останавливаться было уже поздно.
– Что случилось?
Эми моргнула. Казалось, она пыталась побороть навернувшиеся слезы.
– Он умер. Его сгубила моя семья.

Ривертон, Вайоминг, улицы, 11:07
– Рори всегда думал, что с такой машиной он будет казаться… круче, – проговорила Клара, глядя на свое отражение в боковом стекле. – Это была его попытка завоевать Эми. Ее бесила эта машина, ей казалось, что она похожа на игрушечную модель. Что, вообще-то, было недалеко от истины, – добавила она, слегка улыбнувшись.
Дин молчал. Он все еще чувствовал себя слегка виноватым за то, что начал этот спор, к тому же перебивать Клару не хотелось. Однако после нескольких мгновений тишины он понял, что без дополнительного вопроса ничего не узнает.
– С ним что-то случилось?
Клара задумчиво кивнула.
– Однажды он просто пропал. Вместе с машиной. Рори хотел… – она запнулась, – хотел сделать ей сюрприз, поехал к соседу-фермеру, выращивавшему подсолнухи. Эми обожает эти цветы. Они перед этим страшно поругались, но, конечно, это происходило довольно часто – мы же говорим про Эми. Тогда мы не знали, что мост, который он должен был пересечь, облюбовал мстительный дух.
В повисшей тишине, казалось, стал тише даже мотор Импалы. Дин осторожно покосился на Клару. Она неуютно поежилась.
– Через два дня мы нашли машину у берега реки, ниже по течению. Пустую. Ни тела, ни крови – ничего. Рори стал третьей жертвой за последний месяц. Мы выяснили, что это был дух убитого на том самом мосту полицейского из нашего города, и упокоили его. Но было уже поздно.
– Его так и не нашли?
Клара покачала головой.
– Нет. И Эми обвиняет во всем семью. Она говорит, если бы они больше внимания уделяли происходящему, если бы не запрещали нам охотиться, мы нашли бы этого духа давным-давно. Не могу сказать, что не согласна с ней.
– Вы уверены, что он погиб?
Клара наконец повернулась к нему.
– Никто из пропавших так и не вернулся. Мы просто устали ждать и надеяться.
Дин нахмурился. На душе становилось все противнее.
– Мне очень жаль.
– Да, – задумчиво отозвалась она. – Мне тоже.

Ривертон, Вайоминг, Восток сансет драйв, 11:30
В одном Эми оказалась права: полиция провернула отличную работу по затаптыванию любых сверхъестественных следов. Когда Дин и Клара остановились у обтянутого желтой лентой аккуратного зеленого домика, тело давно уже увезли в морг, свидетели были распущены по домам, а в доме кишмя кишели криминалисты.
– И когда они перестанут мешать нам делать свою работу? – пожаловался Дин, приподнимая перед Кларой желтую ленту и ныряя вслед за ней.
– Мечтай, – коротко отозвалась она, осматривая территорию. К ним уже спешил полицейский. Дин и Клара синхронно подняли значки.
– Простите, сюда нель…
– Агенты Бучард и Освальд, ФБР, – с непререкаемым авторитетом проговорил Дин, убирая удостоверение во внутренний карман пиджака и краем глаза отмечая, как быстро изменилось лицо Клары. Она была напряжена и полностью погружена в работу, даже лицо ее, казавшееся почти всегда доброжелательным и приветливым, стало неузнаваемо холодным. Настоящий агент ФБР.
– Не знал, что это дело подпадает под юрисдикцию ФБР, – растерянно проговорил полицейский, переводя взгляд с одного из них на другого.
Дин едва удержался от того, чтобы обреченно вздохнуть и закатить глаза.
– Мы тоже, но начальство решило подключить нас, – заученно повторил он. Полицейский отодвинулся в сторону.
– Проходите.
– Это уже третье подобное убийство в городе? – спросила Клара, шагая к дому вместе с Дином и полицейским.
– Да, – кивнул последний, – но жертвы никак не связаны друг с другом. Они не были знакомы, первые двое вовсе были приезжими: финансист из Айовы, убит в номере мотеля, студентка из Чикаго – в придорожном баре.
– Есть версии?
Мужчина пожал плечами.
– Слушайте, можете думать, что хотите, но такое мог сделать только очень сильный, разъяренный зверь. Я видел нечто подобное лишь раз – но здесь в округе не водятся гризли.
– Да, а гризли может отпереть замок? – саркастично усмехнулся Дин. Они подошли к дому. Он приостановился и осмотрел дверь. Замок был нетронут – ни царапин, ни выбитых петель. – Дверь ведь была заперта изнутри?
– Словно жертва сама впустила нападавшего, – подтвердил полицейский.
Они вошли в дом. В нос сразу ударил тошнотворный запах крови. Клара поморщилась. Из гостиной в коридор вели четкие окровавленные следы, обрывавшиеся у бессовестно измазанного коврика.
– Какой аккуратный убийца, – вполголоса прокомментировал Дин. – Вытер ноги перед уходом.
В гостиной царил ужас, сошедший с экрана дешевого триллера. Все вокруг было забрызгано подсохшей уже кровью. Овальный кофейный столик на низких округлых ножках лежал на боку, а на его месте разлилось алое озеро, в котором угадывался контур человеческого тела. Диван и кресло по сторонам были разрисованы брызгами крови, под диваном, нагнувшись, Дин обнаружил фрагмент человеческой плоти. Определить его природу было уже трудно.
– Кто жертва? – тем временем продолжала допрос Клара.
– Гайлс Хан, тридцать четыре года. Прожил здесь пять лет, работал барменом в придорожном баре на въезде в город, – Дин и Клара переглянулись. Придорожный бар уже дважды возникал в этом деле. – В девять часов утра соседи напротив услышали шум, звуки борьбы и позвонили в 911. Когда мы приехали, Хан был уже мертв, а убийцы простыл и след.
– Звуки борьбы? Непохоже, что предыдущие жертвы успели побороться с нападавшим. Свидетели говорят, что они знали убийцу.
– Да, и в этом случае тоже: жертва впустила убийцу в дом.
Клара продолжала задавать незначительные вопросы, но было ясно, как день, что ничего нового они не узнают. Все здесь произошло так же, как и в прошлые два раза: жертва впустила убийцу в дом и спустя несколько минут превратилась в мешок с мясом в собственном соку. Даже несмотря на то, что Хану удалось дать противнику бой, результат не изменился.
Проблема была в том, что, несмотря на явное участие во всем этом перевертышей, они ни разу не привязали их к месту преступления: никто не видел, как они под чужой личиной входили в дом, и они не оставили никаких явных следов.
Дин тем временем осматривал гостиную. Здесь все было, как у нормальных людей: полки с книгами, фотографии на каминной полке. Дин на секунду задержался на одной из них: Гайлс Хан улыбался, обнимая за плечо молодую женщину. На его свободно лежащем запястье виднелась татуировка с головой волка. Такая же была на полуобнаженном плече женщины.
Клара отпустила полицейского и подошла к Дину, встав у него за плечом.
– Похоже, Хан в последний момент понял, что к нему явился самозванец, и попытался отбиться ножом, – она помедлила, видимо, прикидывая ценность полученной информации. – Серебряным.
Дин обернулся.
– Точно?
– Копы вроде уверены. Что ты тут ищешь?
Дин не ответил. Его внимание привлекла книжная полка слева от камина. Оттуда, запрятанный в самом верхнем углу, почти у потолка, за ними следил маленький черный глазок.
– Смотри-ка, – усмехнулся Дин, указывая на скрытую камеру с лицом победителя. – Обожаю параноиков.
Им понадобилось всего несколько минут, чтобы взломать компьютер жертвы и найти нужную запись. Хан открыл дверь женщине, с которой обнимался на фотографии. Она вошла, они о чем-то говорили, а затем, неожиданно, Хан выхватил из-за пояса нож. Холодный металл сверкнул в свете люстры, перевертыш поднял на него взгляд – его глаза светились в объективе камеры. Хан подобрался, перевертыш бросился вперед и успел получить не особо меткий удар серебром в плечо, но это, похоже, его только больше разозлило. Она отшвырнула его в сторону. Что-то в лице перевертыша изменилось: оно вдруг приобрело странное звериное, хищное выражение. Из-под приподнятой губы показались острые клыки.
– Какого хрена? – пробормотал Дин, вглядываясь в монитор. – Это перевертыш или вервольф?
Похоже, Гайлс был сбит с толку так же, как и они. Долю мгновения он ошарашенно смотрел на монстра и потерял драгоценные секунды для того, чтобы отразить следующий удар. Кофейный столик отлетел в сторону вместе с хозяином дома. Первертыш-вервольф оседлала мужчину и занесла над ним руку с удлинившимися острыми когтями.
Дальше Дин смотреть не стал.

Ривертон, Вайоминг, морг, 11:45
К счастью для них, заведующего врача не оказалось на месте, и ассистент легко повелся на ложь Сэма о диссертации по поведению диких зверей в современном городе. Сэм давно удивлялся тому, как легко люди верили практически любому, даже самому невозможному, его вранью. Может быть, у него было такое лицо?
Или, может быть, помогла хрустящая зеленая бумажка, протянутая ассистенту с вежливой и намекающей улыбкой.
Впрочем, смотреть было особо не на что. От тела в общем понимании этого слова осталось очень немного – бедного человека в буквальном смысле выпотрошили, да так, что его внутренности коронерам пришлось собрать в отдельную коробку. Превозмогая тошноту, Сэм склонился над трупом, внимательно осматривая рваные раны. В самом деле, было ощущение, что здесь поработал дикий и при этом весьма разъяренный зверь – разрезы были неровными, обрывочными, словно его кромсали тупым ножом… или когтями. Судя по отчету коронера, половина его крови должна была остаться в комнате. На мгновение Сэм подумал, что не завидует Дину и Кларе.
С другой стороны, было в этой картине и нечто тревожащее.
– Смотри, какие беспорядочные удары, – проговорила Эми, подтверждая его подозрения. Она указывала на рваную линию вдоль живота жертвы. – Перевертыши никогда так не работают. Они используют острые инструменты, а это больше похоже на работу маньяка с ржавым топором.
– То же самое было у Элли Стэнфорд, – проговорил Сэм. В дальней части разума маячила какая-то неприятная мысль, неясная догадка: что-то отличалось. Чего-то не хватало. Сэм еще раз заглянул в ящик с разорванными в клочья органами, с трудом определяя их вид.
Печень, почки, кишка, обрывки легких…
– Сердце.
– Что? – Эми подняла на него взгляд.
– Здесь нет его сердца, – сказал он, переводя глаза с ящика на труп. Но ни там, ни там не было даже намека на потерявшийся орган.
– Перевертыши не забирают сердца, – проговорила сбитая с толку Эми. – У нас что, еще и долбаные вервольфы тут работают?
– Или они хотят, чтобы мы так думали, – отозвался Сэм и пояснил, увидев вопросительно вздернутую бровь: – Перевертыши могут превращаться в кого угодно, так? Почему бы им не примерить шкуру вервольфа? Это всего-то зубы да когти.
Его осенило.
– Перевертыш в аллее вцепился в меня когтями, – его рука машинально легла на ноющую грудь. – Я думал, у него был нож, но раны были значительно тяжелее, и вот почему.
– То есть, перевертыши, косплеящие вервольфов? Замечательно, – Эми недовольно помотала головой, и вдруг ее взгляд упал на что-то. Она наклонилась. – А это что?
Сэм проследил за ее взглядом. На чудом сохранившемся запястье Гайлса Хана виднелся небольшой синеватый след. Приглядевшись, он понял – это была татуировка, изображавшая расколотую пополам волчью голову. Краска была старой, татуировке было по меньшей мере несколько лет. Они с Эми переглянулись.
– Думаешь, это имеет значение?
– Перевертыши, вервольфы, татуировка с волком? Определенно.
Он достал телефон и, бросив быстрый взгляд на дверь, ведущую в коридор, сфотографировал татуировку.
Через несколько минут они стояли у красного Ягуара. Эми, скрестив руки на груди, привалилась спиной к машине, Сэм, отойдя в сторону, набирал хорошо знакомый номер. После второго гудка динамик хрустнул.
– Сэм? – раздался хриплый голос.
– Эй, Бобби, привет. Слушай, мне нужна твоя помощь.
– Да, что?
Голос у Бобби был усталый и недовольный. Это сбило Сэма с мысли.
– Ты в порядке?
– Да, все отлично. Только вот задницу рву, пытаясь найти Еву, пока вы, два болвана, там прохлаждаетесь. Не разобрались еще с перевертышами?
– В процессе. Нам помогают.
– Кто?
– Кэмпбеллы.
Из динамика донесся странный звук – то ли бульканье, то ли фырканье. Сэм заподозрил, что Бобби от неожиданности поперхнулся виски.
– К-кто-кто?
– Долгая история. Слушай, Бобби, я тебе отправлю изображение. Можешь сказать, видел ли ты такое и что оно может означать? – Сэм отвел трубку от уха и, нажав пару кнопок, выслал изображение татуировки покойного Гайлса Хана. Несколько секунд из трубки доносилось лишь хриплое пыхтение Бобби да щелканье мыши и клавиатуры. Наконец тот заговорил, и голос его опустился на полтона ниже.
– Ты где это нашел, парень?
Сэм ощутил тревожный укол. Ему показалось, или он слышал в словах Бобби испуг?
– Эм… на теле жертвы. А что? Он тебе знаком?
– Пфф. Знаком? Да каждый старый охотник знает эту метку. Это «Истребители волков».
– Кто?
Бобби вздохнул.
– Когда-то группа охотников, специализирующихся на поиске и устранении вервольфов и им подобных, решила объединиться в своеобразный клуб. Они придумали себе символ и назвались «Истребителями волков». На мой взгляд, сплошной выпендреж.
Сэм поднял глаза и наткнулся на вопросительный взгляд Эми. Встревоженный тон Сэма возбудил в ней интерес. Она отлипла от машины и, наклонившись вперед, вслушивалась в каждое его слово, надеясь, видимо, расслышать и речь Бобби. Сэм кивнул ей в подтверждение того, что у них будет информация.
– Они работают по три-четыре человека на город. Приезжают – вычищают. Вервольфы, перевертыши, оборотни – косят всех без разбора. По пути кладут много невинных людей. Если они появляются в городе, любому другому охотнику лучше убраться с дороги – они работой не делятся. Сэм, скольких вы нашли?
Сэм прикинул. Они приехали сюда, узнав о смерти Элли Стэнфорд – милой студентки, приехавшей, по словам ее соседки по комнате, навестить родных. Вот только никого из родных они с Дином так и не нашли, по крайней мере, в пределах города. Но Элли была не первой – до нее в собственном номере нашли парня по имени Трэвис Нортон. Все, как и в случае Элли: кровь-кишки на стенах, внутренности пришлось собирать в коробочку. Сэм смутно припомнил у Трэвиса на предплечье татуировку с расколотой головой волка.
Только почему-то они с Дином не придали ей значения. С другой стороны, тогда они еще не знали, с чем имеют дело.
– Троих. Мертвых.
– Если это так, значит, вам попался сильный и изворотливый перевертыш. Эти охотники на вид могут быть невинными овечками – но они одни из сильнейших. Если их убил один перевертыш, он как минимум так же хитер и умен, как Альфа. Берегите свои задницы.
– Да, Бобби. Спасибо.
Сэм повесил трубку и посмотрел на Эми.

Ривертон, Вайоминг, Восток сансет драйв, 12:20
– Элитный клуб охотников на оборотней? – Дин вздернул брови, бросив короткий взгляд на свой телефон в руке Клары. – Это еще что за хрень такая?
– Чего только не узнаешь об охотниках, да? – донесся их динамика голос Сэма. – По крайней мере, теперь мы знаем, зачем они убивают, осталось понять, зачем они собрались в Ривертоне.
– С каких пор перевертыши собираются стаями? Мне казалось, они одиночки, – недоуменно проговорил Дин.
– Если верить вам, с тех пор, как по земле гуляет их мамочка, – отозвалась Эми. – Все гребаные твари посходили с ума.
Дин покачал головой.
– Нет, здесь что-то еще. Что-то крупное. Они приехали сюда с определенной целью, они осели здесь, защищают свою территорию.
– Перевертыши обживаются на местности? – спросила Клара, нахмурившись. – Такое вообще возможно?
Дин смотрел на дорогу. Дождь наконец перестал, улицы были свежи и умыты, Импала взрезала колесами лужи, окатывая водой тротуары.
– Пока Ева жива, возможно все, – мрачно проговорил он. – Сэм, мы едем за картами канализации города. Встретимся в мотеле.
Клара окончила звонок и положила телефон Дина на приборную панель.
– Зачем нам карта канализаций?
– Эти твари любят скрываться в канализационной системе и через нее получать легкий доступ к зданиям. Посмотрим, связаны ли дома, где произошли убийства, и тогда сможем найти их убежище.

Ривертон, Вайоминг, мотель «Ривертон-дейз», 15:40
Они снова собрались в одном номере, с единственным отличием: от вчерашнего напряжения не осталось и следа. Дин сосредоточенно соединял линии на кальке, обводя систему канализации Ривертона, рисуя сложную схему возможного передвижения перевертыша. Сэм устало копался в компьютере, Эми небрежно чистила пистолет. Только Клара, казалось, задумалась о чем-то, попеременно переводя взгляд с одного брата на другого. Наконец Сэм почувствовал ее взгляд и поднял голову. Она сразу же отвернулась, делая вид, что увлеченно листает лежащий перед ней на кровати дневник Джона. Впервые за долгое время от него не было никакого толку.
Сэм помолчал, а затем закрыл крышку ноутбука и соединил лежащие на столе руки.
– Клара, а почему ты занялась охотой?
Она подняла взгляд.
– Хочешь знать, с чего все началось? – она легонько усмехнулась и переглянулась с сестрой. – А с чего все начинается у любого охотника? Ко мне заглянул воображаемый друг Эми.
Дин оторвался от своей работы и посмотрел на них.
– Так вы что, вместе пустили в расход того духа?
Клара пожала плечами.
– У отца были кое-какие записи, остальное пришлось собирать по книжкам, – она перевернула еще несколько страниц дневника, касаясь бумаги практически с благоговением, словно держала в руках священное писание. – Если бы у нас было нечто подобное вашему дневнику... Все было бы намного проще. Просто потрясающая работа... Но мы справились. Только вот Эми попалась, когда мы сжигали кости.
Рыжая широко улыбнулась.
– Это начало, да, но откуда вы столько знаете? Где научились подделывать удостоверения? Где взяли оружие?
– Сэмюэль помог.
Братья переглянулись. Во взгляде Дина и его приподнятой брови явственно читалось: «Что я тебе говорил?»
– Он явился из ниоткуда, – встряла вдруг Эми, отложив пистолет. – Отец чуть из штанов от страха не вылез – ведь вся семья знает, что дед умер еще в семидесятых. А тут он является и требует, чтобы отец присоединился к нему, говорит: «У нас есть важная работа».
– Знаем мы, какая это была важная работа, – вполголоса пробормотал Дин, с силой черкая фломастером по кальке, да так, что тот протяжно скрипнул.
– Отец наорал на него и сказал, чтобы он занимался своей охотой сам и не вмешивал нашу семью. Но прежде дед успел нас кое-чему научить, – продолжила Клара, не заметив его махинаций. – Когда… – Клара бросила жалостливый взгляд на сестру. – Когда умер Рори и мы избавились от того духа, отец все узнал. Он пришел в ярость и сказал, чтобы мы и думать забыли об охоте, или можем отправляться вслед за дедом. Ну, мы и ушли.
Повисла невеселая тишина. Подумав, Клара решила задать свой вопрос:
– Почему вы до сих пор этим занимаетесь?
Дин пожал плечами.
– Да вроде как работа такая.
– Ах, да, «спасать людей, охотиться на тварей, семейное дело» и так далее?
Дин и Сэм уставились на нее. Первым высказал опасение Сэм.
– Только не говори, что вы тоже читали эти книги.
Клара усмехнулась.
– Все, какие были, от корки до корки. Наш маленький самоучитель.
Братья синхронно застонали. Дин обреченно вздохнул и спрятал лицо в ладонях.
– Боже, сказал эту фразу один раз, и теперь она везде, – с искренним страданием в голосе проговорил он.
– Я убью Чака, – в тон ему добавил Сэм.
Дин вдруг затих, внимательно глядя на нарисованную им схему.
– Эй… – он приподнялся, прижимая карту пальцами к столу. Все глаза обратились на него. – Кажется, нашел.
Сэм перегнулся через стол, Эми и Клара поднялись и встали у него за спиной, глядя на карту через плечо.
Нарисованная Дином схема была запутанной и сложной. Многие тоннели были давно перекрыты, и, если перевертыш использовал их, ему приходилось делать от одного дома к другому порядочный крюк. Что было важнее всего, нигде в области трех мест преступления в канализации не было достаточно большого помещения, чтобы тварь могла там жить. Особенно – несколько тварей.
Дин указал пальцем на тонкий перешеек канализационного хода, отмеченный на карте бледной пунктирной полосой.
– Я все думал, как он незаметно передвигается между вот этими двумя отдельными системами? Вот, – он еще раз ткнул пальцем в пунктирную линию. – Это неиспользуемый фрагмент системы, закрытый несколько лет назад. И он ведет, – он проследил пальцем направление трубы и остановился на удаленной от основных строений точки на карте, – сюда.
Сэм сощурился, вчитываясь в обозначения на карте. Затем вернулся к ноутбуку и ввел в поиск несколько слов.
– «Голубая роза». Старый отель, несколько лет назад был закрыт за долги, с тех пор про него, кажется, никто уже не вспоминал. Идеальное укрытие, особенно если перевертыши решили собраться стаей.
– Значит, нам туда, – подытожила Клара, обводя охотников взглядом. Затем она посмотрела на сестру и кивнула. Эми развернулась и, подойдя к кровати, на которой сидела, нырнула в лежавшую у ее подножия сумку и выудила сверток из мешковины. Развернув его, она вывалила на покрывало странное устройство.
Точнее, это было оружие. Чем-то оно напоминало арбалет, но было меньше и заряжалось узкими прямыми дротиками.
– Это что? – спросил Дин, подойдя ближе и с любопытством повертев оружие в руках.
– Сама собрала, – не без гордости ответила Эми, показывая ему серебристого оттенка миниатюрные копья длиной чуть больше человеческой ладони и шириной в большой палец. – Заряжается серебряными копьями. Хватает одного точного удара в сердце уроду.
Дин вдруг усмехнулся.
– Настоящий охотник.

Продолжение в комментариях

Вопрос: Лайк?
1. Лайк! 
0  (0%)
Всего: 0

@темы: Doctor Who, Supernatural, crossover, fanfiction, миди, рейтинг R - NC-17

URL
Комментарии
2015-03-27 в 13:57 

Sexy_Thing

URL
2015-03-27 в 13:58 

Sexy_Thing

URL
2015-03-27 в 13:59 

Sexy_Thing

URL
2015-03-27 в 13:59 

Sexy_Thing

URL
2015-03-27 в 14:00 

Sexy_Thing

URL
2015-03-27 в 14:00 

Sexy_Thing

URL
2015-03-28 в 23:06 

LenaElansed
Жить - удовольствие.
очень понравилось. спасибо ))

2015-03-29 в 03:06 

Sexy Thing
I hate good wizards in fairy tales. They always turn out to be the Doctor (с) || Йода перевода
LenaElansed, спасибо вам)) :goodgirl:

   

TARDIS Data Core

главная