Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:31 

"Лучше тебя", мини, R, фемслэш, ангст

Sexy_Thing
Фандом: Doctor Who
Название: Лучше тебя
Переводчик: Sexy Thing
Бета: кофейный олень
Оригинал: "Better Than You" by Metal-Potato-Alex, запрос на перевод отправлен
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/8713725/1/Better-Than-You
Размер: мини, 3 709 слов в оригинале
Персонажи: Вастра/Дженни Флинт, Стракс, Одиннадцатый Доктор
Категория: фемслэш
Жанр: ангст
Рейтинг: R
Предупреждения: ксенофилия
Краткое содержание: Иногда только чужая потеря может напомнить нам о том, что у нас есть, вне зависимости от расы. События "Великого детектива" были не единственным разом, когда они пытались воззвать к разуму Доктора, но у Вастры была причина больше не встречаться с ним наедине.
Примечание: 1. таймлайн – перед эпизодами "Великий детектив" и "Снеговики";
2. все персонажи, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними… хоть и не все являются людьми.
Выполнено для команды Эры Моффата на ЗФБ-2015


Патерностер-роу, 13, Лондон – 23 декабря 1891 года.
Не отрывая взгляда от камина, Дженни Флинт тихо зевнула и прикрыла рот левой рукой. Час был поздний. Полыхавший прежде огонь превратился в кучку тлеющих алых углей и время от времени плевался странными трещащими искрами. Дженни сидела на одной стороне дивана, подобрав под себя ноги и подпирая голову рукой, локоть которой покоился на подлокотнике. Комнату освещал лишь умирающий огонь и несколько свечей: не было нужды зажигать газовые лампы и информировать всю улицу, что жители дома номер тринадцать бодрствовали в такой поздний час. Кроме нее в кабинете присутствовал другой жилец: он стоял у окна, склонившись над чем-то, невидимым за его широкой спиной.
– Я просила тебя не трогать его! – прошипела Дженни, казалось, уже в сотый раз, что, в общем, было недалеко от правды.
Стракс выпрямился и развернулся. В его руках был медный телескоп.
– Она еще там, – пробормотал он. – Наблюдает и ждет.
– В самом деле, – сказала Дженни, покачав головой и снова подперев подбородок кулаком. – Ты же знаешь, хозяйка не любит, когда кто-то трогает ее вещи.
– Если только этот кто-то не маленький и женского пола, – с торжествующей усмешкой сказал Стракс. Дженни метнула в него острый, как лезвие ножа, взгляд и промолчала. Не нужно было большого ума, чтобы понять, что он говорил не о телескопе. Сонтаранец усмехнулся себе под нос и подошел к камину.
– Не знаю, что ее так задержало.
– Может, он просто еще не пришел, – сказала Дженни, бросив быстрый взгляд на дверь, ведущую в коридор. Та была закрыта вот уже почти два часа, если не считать ее вылазки на кухню за чаем.
– Или они спорят, – возразил Стракс, качая головой. – Они не уступают друг другу в упрямстве. Никогда не видел, чтобы твоя силурианка кому-нибудь уступала, – он снова усмехнулся, – ну, за исключением…
– Кого-то маленького и женского пола, да, очень смешно, – резко оборвала его Дженни, подняв голову и уронив подпирающую ее руку. Она знала, что друг всего лишь дразнит ее, но была на взводе. Чтобы убедить хозяйку дома сделать то, что та сейчас делала, понадобилось длительное убеждение – хотя, надо признать, в нем была своя прелесть. И теперь они вдвоем сидели, нетерпеливо ожидая результата. На несколько мгновений повисла тишина, прерываемая лишь тиканьем старых напольных часов, а затем, наконец, по дому эхом разнесся звук открываемой входной двери.
Дженни выпрямилась, спустив ноги на пол, едва удерживаясь от соблазна вскочить. Стракс отвернулся от огня, пристально вглядываясь туда же, куда смотрела Дженни – на дверь комнаты. Входная дверь закрылась, и на несколько мучительных секунд снова повисла тикающая тишина, а затем в коридоре раздались шаги. Дженни сжала подлокотник дивана, нервно выстукивая ритм ногой по ковру. Стракс сложил руки за спиной, чтобы скрыть волнение и нетерпение. Шаги на миг замерли, и, наконец, дверь кабинета открылась.
Мадам Вастра оглядела комнату, ее взгляд сначала остановился на Дженни, затем на Страксе, а затем снова вернулся к горничной. Она тихо вздохнула и покачала головой. Дженни и Стракс, казалось, слегка осели. Напряжение развеялось, и его заменило ощущение неуверенности и разочарования.
– Ну что ж, – сухо сказал Стракс нехарактерным для него упавшим голосом. – Я, пожалуй, удалюсь.
Он отвесил Вастре отрывистый поклон и вышел, не произнеся больше ни слова. Только когда послышался звук закрываемой входной двери, силурианка ступила в комнату, даже не позаботившись о том, чтобы скинуть с плеч тяжелый плащ.
– Что он сказал? – спросила Дженни, подняв скорбный взгляд на свою хозяйку и любовницу. Вастра открыла рот, чтобы что-то сказать, и снова закрыла его. Сняв наконец плащ, она прошла мимо нее и бесцеремонно швырнула его на пустой стул. Затем повернулась в Дженни и, подойдя ближе, почти с опаской опустилась рядом на диван.
– Неважно, – сказала она непривычно тихо и жалко. – Он дал мне понять все, что было нужно.
– Вы упомянули следы когтей на двери лорда Малбрука? – поспешно спросила Дженни. – И мешок с отрубленными конечностями?
– Беглый цирковой медведь, – ответила Вастра, – плюс работа банды Игл.
Плечи Дженни снова поникли, и Вастра слабо улыбнулась.
– Он уже все знал. Как и я.
– Вы… знали? – смущенно спросила Дженни. – Но вы не говорили…
– Возможно, я просто обманывала себя, – ответила силурианка, отвернувшись и зачарованно глядя в каминный очаг. – Но нет, он к нам не присоединится.
Дженни кивнула, с трудом сглотнув комок.
– Как он… как он выглядел? То есть, как он?
– Плохо, – сказала Вастра, осторожно стягивая перчатки со своих чешуйчатых ладоней. – Я никогда еще не видела Доктора таким потерянным, даже когда… – она запнулась, едва заметно покачав головой. – Это уже в прошлом. Просто бывало и лучше.
– Вы уверены, что мы ничего не можем сделать? – спросила Дженни, придвигаясь ближе. – Мы же не можем оставить его одного в таком состоянии.
– Ты пыталась, Стракс пытался, даже я пыталась, – ответила она. – Я сделала все, что могла, и уже не знаю, что еще можно сделать.
– Может, если мы все… – начала было Дженни, но Вастра заставила ее умолкнуть, приложив палец к ее губам.
– В другой раз, дорогая моя, – мягко сказала она. – Пока лучше оставить его в покое. Мы же не хотим его обидеть, правда?
– Полагаю, что так, – пробормотала Дженни, касаясь губами пальца Вастры. – Но просто это…
– Не наша забота, – снова прервала ее Вастра, сильнее прижав палец к ее губам. – Нам есть о чем волноваться.
Она быстро опустила руку, нащупала ладонь Дженни и переплела их пальцы.
– Доктор мастер выживания. Задолго до вашей встречи ему довелось пережить нечто гораздо ужаснее этого.
Дженни молча кивнула, глядя на нее. Даже в тусклом свете свечей глаза Вастры казались ослепительно яркими. Она часто думала, что именно из-за этого ей кажется, что любовница читает ее, словно открытую книгу, видя насквозь любую ложь и заблуждения. Вастра снова улыбнулась – легко и ободряюще, – наклонилась и коснулась губами щеки Дженни.
– Идем, – сказала она, отстраняясь и придвигаясь ближе к краю дивана. – Если мы сейчас не ляжем спать, можно будет уже и не беспокоиться о сне.
– Вы правы, мэм, – отозвалась Дженни и, расцепив их ладони, поднялась и расправила передник. – Мне приготовить для вас грелку, или?..
– Ну, с этой работой ты и сама прекрасно справлялась, – сказала силурианка, опустив голос до низкого мурлыканья. – Жаль тратить хороший уголь, когда у меня есть такая замечательная добровольная замена…
– Верно, – ответила Дженни, пытаясь скрыть ухмылку, вызванную соблазнительным тоном хозяйки. – К тому же, будет жаль будить Стракса. Он, наверное, уже спит.
– До сих пор не понимаю, почему он так настаивает на том, чтобы спать в угольном сарае, – закатив глаза, сказала Вастра и двинулась к двери в сопровождении Дженни. – Он отказался от твоей старой комнаты в пользу пыльного черного гроба? На улице? Он просто сумасшедший!
– Не могу с этим поспорить, мэм, – коротко согласилась Дженни. Они никогда и ни за что не призналась бы, почему на самом деле Стракс предпочел не оставаться с ними в одном доме. Вастре не нужно было знать, какой она иногда становилась шумной.
Поднимаясь вслед за Вастрой в их общую комнату, Дженни против воли задумалась над ее словами: неужели Доктор в самом деле был для них потерян? Она вспомнила, как однажды совершенно случайно столкнулась с ним на городском рынке. Он так сутулился и был так ужасно одет, что его трудно было узнать с первого взгляда, трудно было не принять за бродягу, которого случайно занесло в эту часть города. Ей казалось, что присутствие одного-двух друзей должно поднять его боевой дух, но все было бесполезно. Прежде, чем Вастру уговорили потолковать с ним, она была уверена, что они трое – последние, кто имеет право взывать к жизнерадостной стороне Доктора: в конце концов, самые дорогие им люди были рядом с ними.
Только когда Вастра начала развязывать свое платье, Дженни вернулась к реальности, не в силах игнорировать разворачивающуюся перед ней картину. Силурианка хорошо знала, как горничной нравится наблюдать за платьем, слой за слоем открывающим ее изумрудное тело, хоть это и попахивало вуайеризмом. Вастра уронила на пол последний фрагмент одежды и едва заметно подмигнула через плечо. В случае более сложного одеяния ей часто была нужна помощь горничной. Но сейчас Дженни могла просто стоять в дверном проеме и смотреть.
– Что-то не так, дорогая моя? – невинно спросила Вастра, повернувшись к ней лицом. – Ты, кажется, смущена.
– Нет, мэм, – пискнула Дженни, изо всех сил пытаясь удерживать взгляд на лице Вастры, зная, что не сможет поднять его, если он опустится ниже.
– Ты уверена? – продолжила Вастра, приблизившись к горничной, мягкой покачивая бедрами. – Если хочешь, я могу помочь тебе снять это…
– О, все в порядке, мэм, я… – но ее прервало прикосновение прохладных зеленых рук к ее плечам.
– Тссс, – прошептала силурианка, наклонив голову и приблизившись. – Ты явно еще немного расстроена, так что давай хозяйка для разнообразия поможет тебе, мм?
Прежде чем Дженни успела вставить хоть слово, Вастра обошла ее сзади и принялась развязывать передник. Несмотря на то, что ее любовница была хладнокровным существом, Дженни чувствовала тепло тела у себя за спиной. Вскоре руки Вастры сняли с нее униформу и скользнули по ее голой коже, и Дженни вздрогнула. Юбки еще оставались на месте, но даже будучи лишь наполовину раздетой, Дженни напряглась, почувствовав прикосновение чешуйчатой кожи к своей спине. Ощущение прижатой к ней полной груди Вастры было чужеродным, но в то же время приятным. Но лишь когда чужое дыхание коснулось шеи Дженни, она почувствовала, что теряет контроль над собой.
– Ты прекрасна… – проворковала Вастра, и ее губы легонько коснулись горящей кожи.
– Какой быстрый переход от «грязной обезьяны», – отозвалась Дженни, отчаянно пытаясь сохранить самообладание. Вастра рассмеялась, и ее дыхание снова коснулось шеи горничной.
– Должна признать, «обезьяна» для тебя, должно быть, звучит обидно, – сказала силурианка, опустив голос до едва различимого шепота. – Но мы обе прекрасно знаем, что ты умеешь быть грязной, правда, Дженни?
– Я делаю все, о чем попросит меня госпожа, – отрезала Дженни, пытаясь подавить дрожь от прикосновения руки женщины к ее предплечью. Вастра давным-давно подрезала когти, но в движении ее пальцев по коже Дженни было что-то опасное.
– Неужели? – спросила она, коснувшись губами плеча Дженни. – И почему же ты служишь хозяйке, которая явно держит тебя тут против воли, мм?
– Я… я… – последний поцелуй окончательно уничтожил самообладание Дженни, и вскоре она ощутила, как дрожит под прикосновениями силурианки. – … Потому что я люблю вас, мэм…
– Мммммм… – промычала Вастра, пробегаясь пальцами от руки девушки к нежной чашечке груди. Прикосновение было похоже на удар тока, но Дженни каким-то образом удалось остаться на ногах. Только сейчас она заметила, каким тяжелым, к удовольствию Вастры, стало ее дыхание.
– Прошу вас, мэм, я… – запинаясь, произнесла Дженни, изо всех сил стараясь не тянуться к рукам и губам Вастры. – … Я не знаю, сколько еще смогу простоять тут…
– Что ж, может, тогда придется тебя уложить, дорогая, – сказала Вастра и вдруг без предупреждения подхватила ее на руки. Почувствовав, как ее ноги отрываются от пола, Дженни испустила короткий вскрик. Сильная рука скользнула под ее колени, другая – под спину. Она инстинктивно обхватила Вастру за шею, глядя в ее яркие глаза, сверкающие почти хищным огнем.
– О, прекрати дергаться, глупышка, – насмешливо проговорила Вастра, широко улыбаясь ее испугу. – Я абсолютно голая, а ты жалуешься.
– Просто вы меня испугали, вот и все, – слегка покраснев, отозвалась Дженни.
– Ты же знаешь, я люблю сюрпризы, – вкрадчиво сказала Вастра, медленно повернувшись и направившись к кровати. – По крайней мере, если их преподношу я…
– Вы ужасны, – пробормотала Дженни, пытаясь изобразить раздражение, однако в голосе ее не слышалось ничего, кроме невероятного возбуждения.
– О, ты еще ничего не видела, дорогая моя, – проворковала Вастра, легко коснувшись губами ее уха, а затем уронила любовницу на кровать.
Разлука была недолгой: мгновение спустя Вастра уже широко улыбалась, стоя над ней на четвереньках. Перед Дженни теперь вставала привычная дилемма: насколько дурно было чувствовать себя куском мяса? И насколько дурно было то, что ей нравилось каждое мгновение? Увидев выражение ее лица, Вастра испустила неожиданно растроганный смешок, а затем наклонилась и наконец по-настоящему ее поцеловала. Несмотря на все шутки и намеки Стракса, ловкость языка Вастры не всегда зависела от его длины. Как нередко замечала сама Дженни, меньше всего она хотела задохнуться, целуя свою хозяйку. Впрочем, это ей не грозило: Вастра всегда действовала осторожно и нежно. Возможно, из страха навредить Дженни, родившегося давным-давно, когда она была еще очень неопытна в подобных вещах.
Но сегодня Вастра была госпожой. Дженни была единственным человеком, с которым она когда-либо сходилась, и потому Вастра знала каждый сантиметр ее тела, как лезвие собственного клинка. И владела она им ничуть не хуже: доказательством тому был забавный тонкий стон, сорвавшийся с губ Дженни. Прервав жаркий поцелуй, Вастра наконец принялась снимать с нее слои юбок, закрывавшие нижнюю часть ее тела. Это было непросто, но опыт брал свое, и вскоре этот элемент одежды присоединился на полу к остальным.
Когда они обе оказались нагими, Вастра расположилась сверху, заставив Дженни охнуть. Прикосновение голой кожи силурианки к ее собственной все еще было непривычным, хоть и приятным. Вастра безмятежно улыбнулась и мягко перенесла одну ногу через Дженни, сжав ее бедра и заставив девушку задержать дыхание и сосредоточиться на гладкости и тепле ее кожи.
– Ну что ж, дорогая моя, что же нам с тобой сделать?..
К радости Дженни, ответ на этот вопрос растянулся на несколько часов.
Слова силурианки о том, что о сне беспокоиться не придется, оказались удивительно уместными: к тому времени, когда они, взмокнув, повалились на кровать, переплетя конечности и обмениваясь ленивыми поцелуями, солнце уже поднялось над лондонским горизонтом. Учитывая, что на дворе стояла середина зимы, время точно перевалило за восемь часов. Впрочем, Дженни не было до этого никакого дела. Она наконец отомстила и снова убедилась, почему Стракс предпочитал спать в угольном сарае. Для того, кто был так горд и ставил себя настолько выше людей, Вастра слишком отчаянно молила об освобождении. Дженни улыбнулась этой мысли, легонько сжимая в объятиях лежавшую под ней чешуйчатую женщину.
Вастра счастливо пробормотала что-то, ответив тем же и нежно поцеловав ее в затылок. Они лежали под простыней и одеялами, радуясь каждому мгновению, которое можно было провести рядом. Но вопрос, преследовавший Дженни перед тем, как Вастра применила к ней свой весьма эффективный отвлекающий маневр, начинал постепенно возвращаться, требуя ответа. Она приподняла голову, вглядываясь в довольное лицо силурианки. Она казалась такой спокойной, но Дженни знала, что ей придется это сказать – рано или поздно.
– Мэм?.. – прошептала она. Лоб Вастры вопросительно наморщился, но глаза оставались закрытыми. – Я просто подумала… ну, вы так и не сказали… эм…
– Говори уже, Дженни, дорогая, – отозвалась Вастра, наконец распахнув свои яркие глаза. – Если ты хочешь уничтожить атмосферу вопросом о Докторе, хотя бы не тяни.
– Простите, мэм, просто… – голос Дженни погас, она на мгновение отвела взгляд и, накопив мужества, снова взглянула в эти пронизывающие глаза. – Мне просто интересно, что он на самом деле сказал.
Вастра молчала несколько мгновений, отвернувшись от девушки и глядя на верхушку кровати с балдахином. Затем тихо вздохнула.
– Ничего особого, дорогая моя…

* * *


Вастра поплотнее запахнула плащ, прячась от острого ледяного ветра. Аллея, в которой она назначила встречу, вместо того, чтобы защищать от мерзлых порывов ветра, продувалась, словно труба. Вастра с радостью разыгрывала мучения от холода, чтобы вызвать тревогу и заботу Дженни, но здесь и сейчас не было нужны в преувеличении. Она ждала здесь уже почти два часа, прячась в тени и ожидая.
И он появился, когда Вастра уже собиралась вернуться домой и объявить о провале, словно ждал последнего мгновения.
Хотя он был больше похож на темный силуэт на фоне светящегося в лучах газовых фонарей тумана, Доктор выглядел ужасно. Жалко, как Дженни его и описывала. Вастра выпрямилась и приблизилась к нему.
– Я рада снова тебя видеть, друг мой, – сказала она, коротко кивнув. Он не шевелился.
– Правда? – спросил он. Голос его был таким же хриплым и резким, как ветер, но Вастра предпочла этого не замечать.
– После всего, что случилось, мы начали переживать, – продолжила она, подходя еще ближе.
– Почему?
Ноздри Вастры раздулись. Она знала, что он намеренно ведет себя раздражительно, словно дерзкий, обиженный ребенок.
– Потому что мы твои друзья, – ответила она. – Или ты об этом забыл?
– Никто не должен испытывать желания быть моим другом, – сказал Доктор, наконец ступив в круг света, озарившего его лицо. – Это вредно для здоровья.
– Ты правда так думаешь? – качая головой, спросила Вастра. – Ты винишь себя?
– А почему бы нет? – возразил он все с тем же пустым выражением лица. – Все, кто был мне дорог, покинули меня из-за того, что я сделал, – или из-за того, чему стал причиной.
– Это неправда, и ты это знаешь, – отозвалась Вастра, но Доктор не слушал.
– Что бы я ни делал, как бы ни старался, все вокруг умирают раньше меня, – сказал он с нарастающим гневом. – С моей стороны… эгоистично… звать кого-то с собой. Какое я имею на это право? Проще убить их на месте.
– Это слова горя, – спокойно проговорила силурианка, – но не моего друга.
– Ну, а может, я больше не хочу быть твоим другом, – рявкнул Доктор. – Может, лучше, чтобы мы никогда не встречались. Проведи пять дней в моей компании – и ты, скорее всего, умрешь, или заблудишься, или поранишься, или…
– Хватит, – прервала его Вастра, подняв руку. – Ты и правда настолько слеп, что не видишь, сколько сделал добра?
– Его мог сделать кто-нибудь другой, – быстро ответил он. – Кто-то, из-за кого не погибают люди.
– Нельзя помнить только о смерти, когда спасаешь столько жизней, – сказала Вастра. – Это несправедливо по отношению к ни…
– Несправедливо? – перебил ее Доктор, снова начиная злиться. – Я скажу тебе, что несправедливо: обманывать людей, которые не способны прожить и вполовину столько же, сколько проживешь ты сам, давая им ложное представление, что они будут с тобой вечно.
– Не смей, – твердо сказала Вастра, прекрасно понимая, к чему он клонит. Но он не слушал.
– Молодая, здоровая силурианка вроде тебя может прожить… сколько? Еще три сотни лет? Может, больше? – спросил он, склонив голову набок. – И ты не задумываешься, даже на мгновение, как жестоко привязывать к себе эту бедную девочку? Она вообще знает, что ты проживешь в пять раз больше, чем она?
– Прекрати.
– Ты же знаешь, что ей повезет, если она доживет до пятидесяти, да? – продолжил он, не обращая на ее тревогу никакого внимания. – И, умирая, она будет задаваться вопросом: почему ты надавала обещаний, которые не сможешь исполнить?
– Я тебя поняла, – сказала Вастра, и ее выражение лица было таким же мрачным, как и у Доктора.
– Хорошо, – отозвался он почти удовлетворенно. – А теперь тебе лучше пойти домой: тебе опасно стоять на таком холоде.
– Не надо меня опекать, Доктор, – сощурившись, огрызнулась она. На мгновение повисла тишина, и Вастра едва заметно улыбнулась. – Знаешь, я наконец-то понимаю, почему ты так любишь людей.
– И почему же? – спросил он с почти искренним любопытством.
– Потому что они лучше тебя.
Он выглядел удивленным.
– Прощай, Доктор.


* * *


– … совсем ничего, – тихо сказала Вастра с натянутой улыбкой. – Не стоит об этом беспокоиться.
– Жаль, – пробормотала Дженни, уткнувшись носом в плечо возлюбленной. – Надеюсь, он в порядке…
– Я тоже, дорогая моя, – отозвалась Вастра, на мгновение уставившись в пространство. – Я тоже…
На несколько минут повисла тишина. Дженни ощущала, как проваливается в сон, но голос женщины разбудил ее.
– Дженни?
– Ммм? – девушка подняла голову и встретилась со взглядом прекрасных глаз. Вастра улыбнулась.
– Я люблю тебя, – сказала она, улыбнувшись ее шире. – Не забывай об этом никогда.
Дженни растянула губы в улыбке, чувствуя, как накатывает тепло.
– Не забуду, мэм.

Вопрос: Лайк?
1. Лайк!  4  (100%)
Всего: 4

@темы: Doctor Who, fanfiction, мини, рейтинг R - NC-17

URL
   

TARDIS Data Core

главная