17:45 

"Правосудие джудунов" (макси; R; джен, экшн, ангст, драма, дарк) - Глава 3

Sexy_Thing

Фандом: Doctor Who
Название: Правосудие джудунов
Переводчик: Sexy Thing
Бета: Хетта
Оригинал: "Judoon Justice" by Harold Saxon, разрешение на перевод получено
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/5633406/10/His–silent–mind
Размер: макси, 33 152 слова в оригинале
Персонажи:
Десятый Доктор
,
Симм!Мастер
,
Уилфред Мотт
,
Донна Ноубл
,
мистер Фокс
(ОМП),
леди Архитектор
(ОЖП)
Категория: джен
Жанр: экшн, херт/комфорт, ангст, драма, дарк, AU
Рейтинг: R
Краткое содержание: После благополучного спасения Мастера из-под Временного Замка, едва приведя его в некое подобие сознания, Десятый Доктор сталкивается с флотом Прокламации Теней. Мастер похищен, а Доктор противостоит Леди Архитектору Теней и ее последователям, горящим желанием предать Мастера правосудию.
Примечание: Насилие, нецензурная лексика, ОМП, ОЖП.
Содержит спойлеры к эпизодам "The Stolen Earth", "Journey's End" и "The End of Time".
Выполнено для команды Хуниверс на Фандомной Битве-2012
Является второй частью цикла "Повелитель времени и его Безумец" ("A Timelord and His Madman"), повествующего о приключениях Доктора и Мастера.
Всего планируется 10 книг: "His Silent Mind" ("Его молчаливый разум"), "Judoon Justice" ("Правосудие джудунов"), "A Murderous Feast" ("Кровавый пир"), "Shattered Worlds" ("Расколотые миры"), "Before Harry Met Lucy" ("Прежде чем Гарри встретил Люси"), "The Most Happy Bride" ("Самая счастливая невеста"), "This Reflection of Me" ("Это отражение меня"), "A Map of the Soul" ("Карта души"), "Against All Things Ending" ("Вопреки окончанию всего") и "The Eye of the Storm" ("Глаз бури").

Книга 1 - "Его молчаливый разум"
Книга 3 - "Кровавый пир"

Содержание предыдущей части: После событий в особняке Нейсмитов, отослав Уилфа домой к его семье, Доктор в одиночестве путешествует по Вселенной, пытаясь найти Мастера при помощи останков белой звезды. Поиски приводят его на враждебную планету, балансирующую на самом краю черной дыры. Там он находит Мастера, запертого в черной башне. Он пережил уничтожение Галлифрея благодаря ангелу–хранителю Доктора, но Рассилон в качестве воздаяния вырвал барабанную дробь из его разума. Впервые с тех пор, как он стоял перед Неукротимым Разломом, Мастер испытывает чувство вины и раскаяния за свои преступления. Эти чувства в комбинации с одиночеством, которое ему приходится терпеть в башне, окончательно свели его с ума. Когда Доктор пытается убедить его покинуть планету, Мастер отказывается, отлично зная, что не сможет сбежать, не запустив ее разрушения и тем самым не убив Доктора. Мастер обманывает Доктора, заставляя его покинуть планету со своими спутниками–людьми, но в последний момент Доктор умудряется спасти его с падающей в черную дыру планеты. Однако разум Мастера практически неисправимо поврежден, и повелитель времени находится в коме. С твердым намерением спасти друга детства, Доктор приостанавливает время ТАРДИС и проникает в разум Мастера в надежде его исцелить…

Глава 1
Глава 2

Глава 3.
Мастер Донна

1.

Первое, что увидела Донна, открыв глаза, – парамедики и офицеры выносили перепуганного насмерть юношу на улицу. Они срезали ремни, стягивавшие кисти и лодыжки Мастера, и подтащили его к мистеру Фоксу. А когда он попытался сопротивляться, один из них ударил его по голове дубинкой.
– Осторожнее, мистер Бейнс, – велел Фокс. Он стоял в ожидании, сложив руки за спиной и задрав подбородок. – Не стоит вести себя как грубияны, даже если – в вашем случае – мы ими являемся. Помните, что на суде он нужен нам живым.
Донна была в ужасе. Когда офицеры вернулись в дом и пробежали рядом с ней, она закрыла глаза и притворилась спящей.
– Приведите его сюда, мистер Бейнс. Я хочу взглянуть на него.
Мистер Фокс придержал лицо бессильного повелителя времени.
– Печально известный Мастер. Как странно наконец встретиться с вами лицом к лицу, – задумчиво проговорил мистер Фокс. – Вы создали себе неплохое имя, сэр. В архивах суда есть целые секции, посвященные исключительно вам, – и все они повествуют о ваших бесчисленных преступлениях. Будучи лишь студентом в университете, я изучил их все. Мои учителя не понимали моего увлечения. Впрочем, они происходили из расы джудун, так что понятно, почему ваш гений ускользнул от их внимания. Но я узнал его. Я увидел необработанное и первобытное великолепие ваших достижений.
Фокс навис над ним, обдавая его лицо горячим мятным дыханием.
– Я ничего не мог с собой поделать. Я был вами одержим. У вас такой поразительный, безнравственный разум, – Фокс покачал головой. В его глазах светилось странное восхищение. – Вы совершили такие кошмарные и продуманные до мелочей преступления. Вы изумительный творец преступления, сэр, просто эротический сон для прокурора Теней.
Мастер смотрел на него поблекшими и усталыми глазами.
– Впрочем, можно сказать, у вас был поразительный разум, – нахмурился Фокс. – Должен признать, я разочарован. Видите ли, я бессчетное число раз, снова и снова, проигрывал у себя в голове эту встречу с вами. Я ожидал, что буду потрясен вашим интеллектом, буду благоговеть перед вашими острыми ответами и хитрыми увертками. Но вместо этого я вижу перед собой пустую оболочку, лишь тень личности, которой вы когда-то были.
Мастер опустил голову и уставился на свои грязные ноги.
– Всё же, возможно, это не так вас волнует. Очевидно, что ваш разум потерян. После того, что с вами случилось, этого стоило ожидать, – на лице мистера Фокса снова блеснула вежливая улыбка. Мастер отшатнулся, когда Фокс сделал шаг вперед. Его голубые глаза вдруг стали кроваво-красными. В его молчаливом разуме всплыло воспоминание. Воспоминание, подаренное ему ангелом-хранителем Доктора две тысячи лет назад. Видение его возможного будущего, в эту секунду превратившееся в ужасающую реальность.
Глаза мистера Фокса, две кобальтовые сферы, сияющие во тьме, проникали прямо в душу Мастера.
– О, я всё еще вижу ее там, она тихо прячется внутри, – сказал мистер Фокс низким угрожающим голосом. Коварная улыбка тронула его губы. – Я вижу вашу душу, сэр, неповрежденную душу. Даже большинство ваших воспоминаний еще там, сокрытые, как драгоценные камни, восстановленные с такой любовью. Восстановленные добрым Доктором, не так ли? Не он ли тот неподражаемый целитель, сотворивший с вами это чудо?
Зачарованный тлеющими углями глаз мистера Фокса, Мастер едва осмеливался моргать. Его тело сковал безотчетный страх, вцепившись в его сердца холодными пальцами его бесчисленных жертв.
– Я рад, что он это сделал, знаете ли, – прошептал мистер Фокс. – Это значительно упростит мою работу в суде.
Его глаза медленно приобрели обычный цвет. Он кивнул мистеру Бейнсу.
– Цепляйте это чудовище к транспортному каналу, – приказал он, глядя на Мастера безжалостным взглядом.
– И скажите остальным убрать этот беспорядок, – добавил он, указав на выбитую дверь и коридор дома Ноублов. – И не забудьте почистить память этой надоедливой женщине. Не должно остаться ни единого следа.
Мистер Бейнс потащил Мастера прочь. Ослабленный вторжением мистера Фокса в свою душу, Мастер споткнулся и упал на землю. Мистер Бейнс взглянул на него без следа сочувствия.
– Вставай, – приказал он.
Мастер попытался, но не сумел. Мистер Бейнс замахнулся и с силой опустил свою дубинку ему на спину.
– Мистер Бейнс! – крикнул Фокс, вновь возмущенный его грубыми действиями. – Что вы делаете? Прекратите немедленно!
Он подошел к офицеру джудун. Бейнс повернулся к Фоксу, оставив съежившегося и тяжело дышащего от боли Мастера на асфальте.
Тем временем медик-джудун вернулся в дом за Донной. Но на полу рядом с лестницей ее уже не было. Она выбежала из дома через заднюю дверь на кухне и в панике неслась по переулку. Лишь на углу у перекрестка она резко остановилась, внезапно осознав, что бежит не в ту сторону. Она направлялась прямиком на Уэссекс Лейн, где стояли мистер Фокс и его люди. Донна с ужасом выглянула за угол. Они не могли ее видеть, но она заметила Мастера, лежащего на тротуаре всего в нескольких метрах от Фокса и Бейнса.
Донна уже собиралась развернуться на каблуках, но замерла, увидев, как он пытается встать. Она не могла просто бросить его с этими верзилами. Гадая, какого чёрта она делает, с колотящимся сердцем, она подбежала к Мастеру. К счастью, они стояли спинами и были слишком заняты своим спором, чтобы заметить ее.
– Пожалуйста. Вставай, – нетерпеливо прошептала она. Она боялась, что он не сможет встать, но, пересилив боль, он всё же сумел.
– Скорее. Пойдем со мной.
Она потащила Мастера за собой, и вскоре они скрылись в аллее за углом.
Донна бросилась вниз по узкому переулку. Мастер, тяжело опираясь на нее, хромал рядом, и с каждым шагом двигался всё быстрее.
– Ты ранен, – выдохнула Донна, с тревогой заметив красное пятно, при движении быстро расползавшееся по его левой штанине. – Так мы их не обгоним.
Добравшись до пересечения с Гардланд Роуд, она увидела знак метро. Взяв Мастера за руку, она повела его ко входу на станцию.

2.
– Где он? Вы идиоты! Я же сказал подключить его к транспортному каналу. Безмозглые идиоты, как вы могли упустить тяжело раненного заключенного?
– Вы сказали, что хотите поговорить со мной, – просто ответил мистер Бейнс, даже не подозревая, что мистер Фокс пытался свалить на него всю вину.
– Сэр, рыжеволосая тоже исчезла, – сообщил джудун-полицейский.
Мистер Фокс, обычно невозмутимый человек с бесконечным самообладанием, сейчас быстро выходил из себя. Он дышал так, что раздувались ноздри, сжимал кулаки до побелевших костяшек. Он уже собирался ударить мистера Бейнса по лицу, когда увидел его абсолютно пустое, почти роботоподобное выражение лица и понял, что от этого акта возмездия ему, скорее всего, будет больнее, чем джудуну. Он попытался успокоиться и взять себя в руки.
– Сэр? – доложил другой офицер.
– Да?! – прошипел Фокс, не отрывая взгляда от Бейнса.
– Мы нашли их, сэр. Они направляются к ближайшей станции метро.
– Ну так не стойте тут, идите и верните его! – оскалился Фокс.

3.
На станции Донна с радостью обнаружила, что ее проездной билет в кои-то веки оказался в кармане. Она пробила его и протолкнула Мастера через турникет. А затем, оглядевшись и убедившись, что ее никто не видит, прорвалась через дверцы. Они бросились вниз по эскалатору. Мастер ковылял сзади. Рана на его ноге вновь открылась, заливая кровью перевязку, наложенную Уилфом, из-за чего та начала отходить. Но он всё равно продолжал идти. Они выбежали на платформу, запруженную ожидающими поезда людьми. Проталкиваясь через толпу, Донна услышала крики позади и бросила взгляд через плечо. Офицер-джудун начал спускаться вслед за ними, как раз когда к станции подошел поезд. Двери открылись. Донна втолкнула Мастера в вагон и заставила пригнуться перед сиденьями, чтобы скрыть его из виду. Пассажиры, находившиеся в вагоне, смотрели на странную пару, скорчившуюся на полу, но быстро отводили глаза, натыкаясь на взгляд Донны. Один из офицеров прошел мимо открытой двери рядом с ними. Увидев его отражение в стеклянной панели, Мастер испуганно заскулил и попятился назад, наткнувшись на ногу женщины в деловом костюме.
– Смотрите, куда идете! – возмутилась та, отодвигаясь от него. Она бросила на съежившегося Мастера уничижительный взгляд и проверила колготки на наличие затяжек.
– Эй! Он просто напуган! – вскипела Донна, не в силах сдержаться. – Никогда не видели инвалидов? Может, еще покажете пальцем и посмеетесь?
Женщина покраснела и отвернулась.
– Вот они! Он в поезде! – крикнул офицер-джудун, указывая на них дубинкой. Донна была готова залепить себе пощечину. Но за мгновение до того, как их преследователь успел запрыгнуть в поезд, дверь закрылась.
Джудун принялся колотить в стекло, и звук этот испугал Мастера до такой степени, что он свернулся в клубок, спрятав лицо в складках пальто Донны, и сжал ладонями уши. Наконец поезд тронулся и стал отходить со станции. Офицер бросился за ним, расталкивая людей на своем пути, пока не добежал до конца платформы и не остановился, вынужденный наблюдать, как поезд исчезает в темном туннеле.
Донна сползла на пол, упираясь спиной в стеклянную перегородку и стараясь успокоиться. Она взглянула сверху вниз на перепуганного юношу.
– Всё хорошо, – сказал она ему и нежно погладила по волосам. – Они ушли. Кто бы они ни были, они ушли.
Пассажиры, наблюдавшие за тем, как полицейский гонится за этой странной парочкой, поспешно разбежались. Кто-то вышел на следующей же остановке, кто-то пересел в другой вагон – и Донна с Мастером остались в одиночестве, прежде чем они доехали до первой наземной станции.
Донна этому была только рада. Она всё равно еще не нашла в себе достаточно сил, чтобы поднять Фредерика с пола.
Глядя сверху вниз на человека, которого она только что спасла, она гадала, почему эти люди охотились на него. Глядя ему в глаза, она не могла даже представить, чтобы они были правы насчет него. Он не мог быть так опасен. Безумен – может быть, но убийца? К тому же, дедушка никогда бы не соврал ей, ведь так?
– Кто ты такой? – пробормотала она. Она заметила, что он постоянно теребит что-то у себя на запястье. Когда она взяла его руку, из-под рукава у него выскользнул белый браслет.
Но, прежде чем Донна успела приглядеться, Мастер отдернул руку. Он схватил его зубами и стал грызть, как пес, стремящийся снять надоедливый ошейник. Донна заметила крошечный зеленый огонек, мерцающий посередине.
– Ох, это уже чересчур странно, – вздохнула она. Постепенно до нее начинало доходить, какие последствия повлекут за собой ее поступки.
– Только посмотри на меня. Что я делаю? – говорила она. – Я только что сбежала с сумасшедшим. То есть без обид, но я же тебя совсем не знаю.
Она сжала ладонями лоб и посмотрела на тихо мигающий огонек на браслете, не догадываясь о его предназначении.
– И куда я денусь с тобой? – задумчиво продолжила она. – Я совершенно точно не повезу тебя к себе в квартиру. Шон подумает, что я рехнулась. А вернуть тебя на Уэссекс Лейн я не могу.
Внезапная мысль ошпарила ее, как кипятком.
– Дедушка. Он же вернется домой, а там в засаде эти жестокие маньяки. Я должна предупредить его!
Она схватила мобильный телефон и набрала дедушкин номер. Долгое время никто не брал трубку, и она с ужасом подумала, не поймали ли его эти ужасные люди.
– Он не отвечает, – сказала она со слезами на глазах.
Мастер взглянул на нее с мрачным выражением лица.
– Пожалуйста, дедуля, – шептала она. – Пожалуйста.

4.
Доктор уже собирался замедляться и сажать ТАРДИС, как вдруг слух его уловил странный звук. Он навострил уши.
– Что это? – спросил он, нахмурившись и оглядываясь по сторонам.
– Думаю, это я, – сказал Уилф и достал мобильный, игравший веселую мелодию. – Кто-то звонит.
Он взглянул на дисплей.
– О, это Донна! – он взглянул на Доктора. – Я могу ответить? В смысле, мы ведь летим через временную воронку, я не буду разговаривать с ней спустя тридцать лет или еще что-нибудь?
– Ну, небольшая задержка будет, – ответил Доктор, приятно удивленный тем, как стремительно работала голова Уилфа. – Но на минуту или больше, ничего страшного. Давай.
Уилф надавил кнопку.
– Донна! Это ты? – сказал он с явным облегчением в голосе.
– Дедушка! Я думала, они тебя забрали! Слава Богу, ты в порядке.
– То есть? Кто должен был меня забрать?
– Те люди, они пришли к нам и хотели забрать Фредерика в какой-то охраняемый сумасшедший дом. Они были одеты в полицейскую форму, но были такие странные. Я им не поверила. Я не хотела их впускать, но они просто выбили дверь и вытащили внука Минни на улицу. Они его били, дедушка. Жестоко. Что это за ужасное место, в которое его отправили родители?
– Донна, эти люди еще там? – встревожено спросил Уилф.
– Нет, нет, мы убежали. Запрыгнули в поезд на ближайшей станции метро. Я позвонила, потому что боюсь, что ты с ними столкнешься. Они сказали, что он убийца, – Донна бросила взгляд на Мастера.
– Они ведь врали, правда? – прошептала она в динамик. – Ты же не привел к нам маньяка-убийцу, сбежавшего из сумасшедшего дома? Пожалуйста, скажи мне, что я не помогла сбежать маньяку.
– Ты всё сделала правильно, солнышко, – ответил Уилф, не зная, что ответить насчет маньяка-убийцы. – Я тобой горжусь.
– Спроси, куда едет этот поезд. Какая следующая станция? – крикнул Доктор из-за консоли.
– Там кто-то с тобой, дедуль? Где ты? Я слышу какие-то странные звуки, – взволнованно спросила Донна.
– Эм, Донна, милая, скажи мне, где ты. На какой ты станции?
– Не знаю. Я просто вскочила в первый подошедший поезд. Подожди. Эм, – она взглянула на цветную карту Лондонского метрополитена, вывешенную над дверьми и окнами. – Мы только что проехали Южный Клэфем, значит, мы на Северной линии. Думаю, следующая станция – Бэлхем.
– Бэлхем! – крикнул Уилф Доктору, прикрыв трубку рукой и пытаясь перекричать визжащие двигатели ТАРДИС.
– Значит, Бэлхем, – решительно сказал Доктор и резко развернул ТАРДИС. – Скажи, чтобы она подождала тебя на платформе. Мы уже едем.
– Донна, выходи из поезда в Бэлхеме. Подожди меня на платформе.
– О чём ты? Как ты туда доберешься? Дедушка? Скажи мне, где ты!
– Не говори ей! – крикнул Доктор, вцепившись обеими руками в рычаги, чтобы устоять на ногах. – Держись, Уилф.
– Донна, просто жди меня там, милая. Я приеду, обещаю!
– Дедушка! Подожди!
С болью в сердце Уилф прервал звонок.

5.
– Он повесил трубку, – пораженно сказала Донна. – Он просто повесил трубку.
Поезд встряхнуло, когда он медленно выполз на станцию. Донна выглянула в окно и увидела пролетавшую мимо надпись «Бэлхем». Она убрала телефон, чувствуя, как от волнения пересохло горло.
Двери открылись. Платформа казалась совершенно пустынной: никто не заходил в поезд, никто не выходил из него. Мастер внезапно вскинул голову и принюхался к прохладному свежему воздуху, влетевшему в вагон. Он узнал этот запах. Он поднялся и поковылял к двери.
– Эй, куда это ты? – спросила Донна, не отставая от него.
Мастер ступил на платформу. Тонкий слой льда, покрывавший каменную кладку, треснул под его ногой. Щурясь от низкого полуденного солнца, он оглядывался в поисках единственного знакомого лица, которому он доверял – и увидел его. Он стоял на дальнем конце платформы, у лестницы, рядом со стариком, спасшим его из подвала. Увидев Мастера, они оба направились к нему.
– Дедушка? – пробормотала Донна, узнав одного из мужчин. – Дедуля, это ты?
Она едва успела сделать шаг из вагона, как вдруг яркий, неестественный свет вспыхнул, всколыхнув воздух, словно ровную гладь озера, в которое бросили камень.
Она ахнула, когда, словно по волшебству, перед ней появился мистер Фокс со своими людьми. Их всех окутывали остатки плазменного света, перенесшего их сюда с Уэссекс Лейн.
– Как? Как вы можете вот так просто появиться здесь? – заикаясь, проговорила Донна. У нее внезапно заболела голова.
Мистер Фокс поднял взгляд от своего устройства слежения. В этот раз он всё же сумел извлечь пользу от доступной ему технологии и найти беглеца. Небольшое количество станций в лондонском метро только поспособствовало этому. Даже не посмотрев на Донну, он вперился взглядом в Мастера, щелкнул пальцами и указал на него.
– Взять его.
Двое офицеров-джудунов бросились вперед и схватили Мастера за плечи и запястья, выкрутив руки ему за спину.
– Отпустите его! – крикнул Доктор. Он бросил беспокойный взгляд на Донну, качавшуюся на ногах, обхватив руками голову. – Уилф, уведи отсюда Донну!
– О нет, она никуда не пойдет, пока мы не сотрем ей память, – сказал мистер Фокс. Он сделал знак мистеру Бейнсу, и тот схватил старика за руку, не давая ему приблизиться к внучке.
– Что ты делаешь, свинья? – крикнул Уилф. – Пусти меня!
Мистер Фокс сделал шаг вперед, к Доктору.
– А вы, должно быть, второй последний повелитель времени. Леди Архитектор проинформировала меня о вас. Легендарный Доктор. Имя столь же знаменитое, сколь печально известно имя Мастера.
– Оставьте в покое моего друга. Мастер находится под моей ответственностью – не под вашей, – ответил Доктор с непреклонным выражением лица.
– Ваш друг – опасный преступник, преследуемый межгалактическим судом Прокламации Теней, – мистер Фокс рассмеялся. – Вы не можете нести за него ответственность. Я здесь, чтобы задержать Мастера и предать его правосудию. А что касается этой женщины…
Мистер Фокс потянул носом воздух, чтобы нащупать ее запах.
– Что-то с ней не так, – задумчиво проговорил он, направляясь к ней со сложенными за спиной руками.
– Приглядите за Доктором, – приказал он, и двое его подчиненных немедленно схватили повелителя времени, удерживая его на месте.
– Нет! Она тут ни при чём! – выкрикнул Доктор, чувствуя, как огромным комком в горле подступает паника. – Она не совершала никаких преступлений. Именем Правосудия джудунов, я приказываю вам оставить ее в покое!
– О, я убежден, что она не совершала преступлений. Я всего лишь не уверен в этом на ваш счет, Доктор.
Мистер Фокс навис над Донной, привалившейся к стене вагона. Ее длинные рыжие волосы влажными прядями обрамляли покрасневшее лицо.
– Что… что происходит? – спросила она слабым и дрожащим голосом. – Я вижу, я вижу разные вещи, этих существ.
Она моргнула. Давно забытые воспоминания хлынули в ее память. Она подняла взгляд и посмотрела на Доктора.
– Ты был там, – пробормотала она, почти теряя сознание от боли. – Я видела тебя. Я… я помню тебя…
– Донна, пожалуйста, остановись! Закрой глаза! Не смотри на меня! – умолял ее Доктор.
– А почему бы и нет? – сказал мистер Фокс с праведным румянцем, горящим на щеках. – В конце концов, она твое творение. Слабое человеческое создание, пойманное в метакризисе повелителя времени. Мерзость, идущая против всех неписаных законов Вселенной. Ты, как и я, знаешь, что ей нельзя позволить существовать.
– Эй! Кого это ты зовешь мерзостью? Ты сам давно в зеркало смотрелся, дерьмо собачье?! – вспыхнул Уилф.
– Не забудьте стереть память старику, когда мы тут закончим, мистер Бейнс, – приказал Фокс, не отводя глаз от Донны.
– Она горит, Доктор. Она не продержится долго, если будет смотреть на тебя. Но она ничего не может с собой поделать, правда ведь? – жестокая улыбка растянула губы мистера Фокса, когда он заметил ужас на лице Доктора.
– Она не виновата. Она не просила об этом, она не хотела становиться наполовину человеком, наполовину повелителем времени. Пожалуйста, прекратите это, – умолял Доктор. Пожалуйста, прекратите.
Он посмотрел на Мастера, стоявшего ближе всего к Донне.
Мастер, если ты меня слышишь, не позволь им сделать это с ней. Прошу, прошу тебя, помоги ей.
Мастер покачал головой и в отчаянии взглянул на Доктора. Его разрушенный и оледеневший разум неспособен был придумать способа помочь ей.
Поезд, ответил ему Доктор. Он уезжает. Верни ее в поезд.
Мистер Фокс, ничего не подозревавший о телепатической связи его пленника с Доктором, изучал мучения Донны с тем же сочувствием, с каким налоговый инспектор смотрит на обвиняемого в мошенничестве.
– Такая медленная, мучительная смерть, – размышлял он, скрестив руки на груди. – Может быть, немного ускорить ее, для эффективности.
Он взглянул Донне в глаза. Его зрачки обрели цвет красного вина. Они лениво искрились, как два тлеющих уголька. Его проникновенный взгляд заставил ее пошатнуться. Яростные и пугающие изображения мелькали у нее перед глазами: Далеки, Уды, Веспиформы – всё возвращалось и окутывало ее голову огнем.
– Остановись! Прекрати это немедленно! – заорал Доктор, силясь вырваться их крепкой хватки джудуна. – ТЫ УБИВАЕШЬ ЕЕ!
– ДОННА! Прекрати! Прекрати ты, свинья! – кричал Уилф.
– Я всего лишь прибираю за вами, Доктор, – спокойно заявил мистер Фокс.
Дверь поезда начала закрываться. Именно в этот момент Мастер сумел вырваться из рук одного из солдат. Он развернулся и четким ударом, изумившим своей точностью и Доктора, и Уилфа, залепил ему в глаз, отчего тот покатился прочь. Другой офицер схватил свою дубинку и кинулся на него, но Мастер увернулся и рванулся к мистеру Фоксу, целясь плечом ему в хребет. От удара прокурор Теней отшатнулся назад и столкнулся с Донной. Не устояв на ногах, она рухнула в вагон за секунду до того, как двери окончательно закрылись.
А затем поезд исчез из вида.
– С ней всё будет в порядке. Не волнуйся, – тихо сказал Доктор расстроенному Уилфу. – Он не смог до нее добраться. Скоро она заснет и забудет обо всём этом. Она даже забудет, что видела меня.
И спасибо тебе, искренне сказал он Мастеру с благодарностью в глазах. Спасибо, что спас ее.
– Мистер Бейнс, – позвал мистер Фокс, поднимаясь с пола с явным недовольством, написанным на лице. – Возьмите повелителей времени под стражу. И в этот раз убедитесь, что прикрепили их к транспортному каналу, прежде чем начнете размахивать кулаками.
Он поднялся, поправил воротник и отряхнул пыль с костюма. Когда джудуны потащили Мастера прочь, он жестом остановил их.
– Для него я сделаю исключение.
Он ударил повелителя времени в солнечное сплетение, заставив того согнуться пополам от боли.
– Эй! Убери от него свои руки! – крикнул Доктор, пока солдаты надевали на него транспортационный пояс. Мистер Фокс не обратил на протесты Доктора ни малейшего внимания. Он поправил запонки на рукавах и щелкнул пальцами. Джудуны надели такой же пояс на Мастера.
– Вы хотите, чтобы мы оставили человека здесь? – спросил Бейнс.
Фокс смотрел на Уилфа не более секунды.
– Нет, возьмите его с собой, – приказал он. Всё его внимание уже было направлено на предстоящее ему судебное разбирательство. – Возможно, позже он мне пригодится.
– Эй! Вы что делаете? – запротестовал Уилф, когда джудуны закрепили на нем пояс. – Это что вы на меня надели? Зачем это?
Мистер Фокс проигнорировал его вопросы.
– Господа, если можно так сказать. Думаю, пора возвратиться во флот и доложить Леди Архитектору, – он достал устройство слежения и повесил его на свой транспортационный пояс. – На счет три. Раз, два, и – начать транспортировку.
– О Бо… – прошептал Уилф, но, прежде чем он успел закончить фразу, его тело испарилось со станции.

6.
Доктора и Уилфа заперли в камере на борту одного из джудунских кораблей. Как только солдаты ушли, Доктор начал метаться по клетке, словно загнанный тигр, которому не терпится выбраться на свободу.
– Вы не можете так поступать! – кричал он и колотил ладонями по прутьям. – Именем Прокламации Теней, я требую разговора с представителем высшей власти!
– Пока ты здесь, можно еще попросить телефонный звонок,– тихо сказал Уилф и присел на узкую кушетку.
– Эти мерзавцы забрали мой мобильный. Я даже не могу позвонить Донне и узнать, в порядке ли она, – добавил он с беспокойством.
Доктор приземлился рядом с ним.
– Не волнуйся. С ней всё будет хорошо. Они за ней не придут.
– Почему ты так уверен?
– Слишком много бумажной работы, – объяснил Доктор и бросил взгляд на Уилфа. – Прежде чем они смогут взять под стражу кого-либо из зарегистрированных рас, они должны получить соответствующие бумаги. Обвинение в метакризисе – слишком сложное, на получение ордера уйдут столетия. К тому времени Донна уже наверняка умрет от старости.
– Ха. Вот тебе и бюрократия. Она везде одинаковая, да? – рассмеялся Уилф, повеселев. Он всё еще опасался за Донну, но объяснение Доктора сняло хоть какой-то груз с его плеч. – А как же мы?
Доктор вздохнул.
– С нами всё будет в порядке. Очевидно же, что против тебя у них ничего нет. А единственное обвинение против меня, которое я сейчас могу придумать – это неуплата огромного количества парковочных билетов, накопившихся за сотню с лишним лет, – он устало потер глаза.
– Парковочных билетов?
– О, ты был бы удивлен, если бы знал, сколько во Вселенной мест не предназначено для парковки. Из раза в раз мы с ТАРДИС умудряемся приземляться в каждом из них.
– А Мастер?
Доктор некоторое время молчал и смотрел перед собой с мрачным выражением лица.
– Что, так плохо?
Он взглянул на Уилфа, сложив руки, не отрывая пальцев от губ.
– Скажи, Доктор, эти пришельцы-носороги… как ты их назвал? Джудуны? Если они и правда то, что ты мне сказал, – какая-то космическая полиция, охраняющая закон и порядок в известных галактиках, – почему так плохо, что они наконец поймали Мастера? Похоже, что они хорошие ребята, они просто делают свою работу. А Мастер, ну, он не совсем законопослушный гражданин, ведь так?
– Хочешь сказать, он заслуживает наказания за свои преступления?
– Да, – Уилф на секунду задумался. – Наверное. Разве мы все не заслуживаем наказания, если совершаем что-то плохое?
Доктор покачал головой и горько усмехнулся.
– Если бы Мастеру пришлось отвечать за все преступления, которые он совершил в жизни, ему, наверное, пришлось бы умереть раз сто. Ты видел его лишь в конце, там, в особняке Нейсмитов. Я появился там, чтобы предотвратить большую часть вреда, который он мог нанести. Ты не видел его в худшие годы, – он посмотрел на Уилфа полупрозрачным взглядом.
– Мастер убил миллионы. Он убивал без сожаления, даже тех, кто был ему ближе всего, – Доктор умолк, чувствуя, как тьма, которую он видел в душе Мастера, просыпается в нем, словно ледяной порыв спертого воздуха, тянущийся из открытой гробницы.
– Его жестокости и его безумию не было конца, – тихо добавил он.
– Но если это правда, почему ты всё еще защищаешь его? – спросил Уилф. – Я тебя не понимаю, Доктор. Ты самый благородный человек из всех, кого я встречал, но ты всё равно раз за разом встаешь на сторону этого чудовища. Почему ты это делаешь?
– Нельзя судить его вот так, – тихо сказал Доктор и закрыл лицо руками. – Ты не видел его до всего этого, ты не знаешь, каким он мог бы быть.
Он посмотреть старику в глаза, моля его понять.
– Я знал его. Я знал его до того, как началось это безумие. Это не была целиком его вина.
До Уилфа медленно начинало доходить, что Доктор чувствует своего рода ответственность за судьбу Мастера и ищет искупления за то, что подвел его. Но он никак не мог понять – в чём. Он прочистил горло и решил больше не спрашивать доброго Доктора о мотивах его поступков.
– Так что теперь с ним будет?
Доктор опустил руки и посмотрел на трубы, пробегавшие по потолку.
– Они будут судить его по законам Правосудия джудунов. Если судьи Прокламации Теней признают Мастера виновным, его, скорее всего, казнят за преступления.
Уилф некоторое время обдумывал сказанное.
– Ты не смог убить его в особняке тогда, на Рождество. Ты не смог убить Мастера, даже когда твоя жизнь зависела от этого, – Уилф многозначительно взглянул на Доктора. – Думаю, ты не позволишь джудунам убить его теперь.
Доктор медленно покачал головой. Его наполняли мрачные мысли.
– Ты уверен, что у него нет ни шанса. То есть, им же нужны доказательства для ведения дела? Им нужно собрать свидетелей обвинения? Это же может занять годы, разве не так? Ты же сам сказал, масса бумажной работы, прежде чем они смогут хотя бы начать. А тем временем ты легко сможешь придумать, как его вытащить. У тебя всегда есть козырь в рукаве. Ведь так, Доктор?
– Система Правосудия джудунов так не работает, – тихо ответил Доктор.
– То есть? Я понимаю, она должна быть другой, раз уж они инопланетяне и тому подобное, но они всё равно зовут это судом. Всё равно ведь надо предоставить доказательства. Я прав?
– Им не нужно искать доказательства, им не нужно искать свидетелей. Они работают по-другому. Всё, что им нужно, – это обвиняемый, его воспоминания и его чувство вины.
– Не думаю, что я понимаю, Доктор, – пробормотал Уилф.
Доктор вздохнул.
– Судьи могут вынести вердикт исходя лишь из того, что обвиняемый помнит о совершенных им преступлениях. Они судят его по его совести. Им может не понадобиться ничего более. Всё не совсем так, но вроде того.
– Значит, проблема решена! Мастера точно признают невиновным. Они не могут осудить его теперь – он же ничего не помнит о том, что сделал. А что касается совести, я сильно сомневаюсь, что у Мастера она вообще есть.
Доктор молча смотрел перед собой.
– Доктор? Я прав?
Доктор тоскливо покачал головой.
Уилф потер глаза.
– Ладно, может быть, тебе пора мне рассказать, что именно случилось с вами обоими за ту пару месяцев, пока ты искал его. А то это уже слишком. Я никого из вас понять не могу.
Доктору тяжело было говорить о Мастере. После всего, что с ними случилось, как ему описать свои чувства простыми и доступными словами любого из существующих языков? Но он также хотел, чтобы хоть кто-нибудь понял. Ему отчаянно хотелось, чтобы хоть кто-нибудь знал, почему он всё это делал, почему он чувствовал себя ответственным за жизнь Мастера и почему в глубине своих сердец он всё еще чувствовал себя виноватым за всё, что случилось с его другом с того самого дня, как он сбежал из Академии.
– Прежде всего, для меня прошла не пара месяцев, – начал Доктор. – Скорее, пара десятков лет.
Он взглянул на Уилфа.
– Да, Уилфред Мотт, – сказал Доктор со слабой улыбкой. – С тех пор как я попрощался с тобой у твоего дома на Уэссекс Лейн, прошло больше двадцати лет. Вот тебе и путешествия во времени.
– Двадцать лет? Не могу поверить! – Уилф в изумлении покачал головой. – Где же ты был всё это время?
– С Мастером, пытался удержать его рядом с собой. Мне понадобилось двадцать лет, чтобы вернуть его хоть в какое-то подобие сознания. Если ты думаешь, что сейчас он выглядит плохо, ты должен был его видеть, когда я нашел его на обреченной планете, запертым в темной башне, – Доктор на мгновение умолк. Все те образы снова встали у него перед глазами: черная планета с красным небом, жалкие остатки того, что раньше было Галлифреем.
Наконец он продолжил. И, слушая его, Уилф мало-помалу начал понимать, что за призраки преследовали душу Доктора.

7.
Солдат-джудун, вошедший в его камеру, держал в руках длинную жердь с металлическим крепежом, походившим на ржавый ошейник. Перепуганный Мастер беспокойно наблюдал за ним из своего укрытия под узкой койкой.
– Ксо, со, зо, ро, со! – приказал солдат, но Мастер, конечно же, не мог повиноваться. Он не только был слишком испуган – он вдобавок не понимал ни слова из джудунского языка, на котором раньше говорил свободно. Решив не тратить на него больше слов, солдат закрепил устройство у него на шее и выволок из укрытия, как непослушную собаку. Задыхаясь под весом ошейника и стараясь не опираться на свою больную ногу, едва только начавшую заживать, Мастер заковылял вслед за джудуном. Сложным лабиринтом коридоров его привели в небольшую комнату с изогнутыми стенами. Все поверхности этой комнаты были покрыты крупными осколками кристалла, отполированными до зеркального блеска. Посередине стоял высокий стул, прикрученный к полу, в который джудун усадил Мастера. А когда тот попытался сопротивляться, он беспощадно ударил его по больной ноге, заставив взвыть от боли. Затем джудун отсоединил стержень, оставив ошейник, и защелкнул металлические манжеты вокруг его лодыжек и запястий. Подняв голову, Мастер своим замутненным болью взглядом увидел, как зеркальные осколки на стенах отражают и рассеивают свет, окрашивая его всеми существующими цветами.
Джудун нажал рычаг и активировал магнит в спинке стула. Ошейник, притянутый магнитом, закрепил голову Мастера. Он не мог повернуться, не мог отвести взгляда от кристаллов.
– Джо, ко, уо, ксо, ксо, до!
Мастер смотрел на него испуганными, полуослепшими глазами.
Когда солдат вышел из комнаты, Мастер поймал в осколках свое жалкое отражение. Он увидел дрожащего, обезумевшего от страха юношу, каждым вздохом натягивавшего крепления на груди.
Комната начала медленно вращаться, всё ускоряясь, пока осколки не слились в размытое пятно резкого света. Он чувствовал себя так, словно находился в неподвижном центре дьявольской карусели. Чувствуя тошноту, Мастер попытался закрыть глаза, но что-то не позволяло ему этого. Что-то заставляло его смотреть вперед. В отражениях возникли образы, тени людей, постепенно обретающие четкость, вздрагивающие, как марионетки на спутанных нитях. Они всё приближались и приближались, пока тьма не отступила с их лиц, таких знакомых перепуганному повелителю времени. Лица из его кошмарных галлюцинаций. В свете этого замкнутого помещения цвет их кожи менялся из трупно-голубого в мертвенно-зеленый, а затем – в кроваво-красный. Привязанный к стулу Мастер беспомощно смотрел, как они подходят к нему. Его руки и ноги дергались, силясь вырваться из креплений.
Один за другим призраки, судорожно подергиваясь, выходили из зеркальных поверхностей. Они открывали свои темные рты, требуя крови и справедливости.
Глядя в их пустые, полные ярости глаза и теряя связь с реальностью, Мастер безумно кричал.

8.
Она пришла к нему, будто во сне. Ее лицо было бледным, словно светящимся во тьме, как морской жемчуг, а платье – черным, как полуночное небо.
– Почему ты продолжаешь защищать его? – спросила она. Ее голос был тих и спокоен, как и подобает существу ее возраста, обладающему великой мудростью. Но был в нем и оттенок детского любопытства, стремления научиться чему-либо.
Доктор сидел на полу лицом к решетке, опершись спиной на стену. Он поднял взгляд на Леди Архитектора, появившуюся перед ним. Свет был выключен, Уилф спал на соседней кровати. И, хотя Доктор уже сталкивался с ней однажды и был способен противостоять ее упорному стремлению к справедливости, он понимал, что сейчас не сможет избежать ее допроса. Когда Леди Архитектор смотрит тебе в глаза и задает тебе вопрос, солгать становится невозможно. Ее взгляд проникает в твою душу и требует прямого и необдуманного ответа, сколько бы боли он ни причинил. Даже девятисотлетний повелитель времени не сможет утаить ее в своих укрепленных сердцах.
– Потому что… он изменился, – тихо и правдиво ответил он.
Она медленно покачала головой.
– Это не единственная причина.
Леди Архитектор присела рядом с камерой Доктора. Ткань ее черного платья шелестела, как мертвые осенние листья на усталых ветвях. Она посмотрела на него вопросительным взглядом.
– Как и ты, я прожила долгую жизнь. Я видела людей, которые приходили в суд, чтобы защитить ужаснейших чудовищ. Тиранов, военных преступников, убийц. Они защищали их, потому что видели добро, которое сохранилось в них. Они верили, что эти преступники уже поплатились угрызениями совести и изменились к лучшему.
– Но он изменился. Я знаю это. Прошу, Миледи, Мастер и так достаточно страдал. Вы не знаете этого, но это так. Вы должны быть снисходительны, потому что…
– Почему, Доктор?
– Потому что… я подвел его.
– Многие молили меня об этом, потому что несли тяжелейший груз вины за то, что не смогли предотвратить прошлого. Они приходили к суду с укоренившейся верой в то, что они каким-либо образом ответственны за судьбу своих возлюбленных, за то, что извратило и очернило их души.
Леди Архитектор протянула руку сквозь решетку и коснулась лица Доктора.
– Я узнаю в тебе эти благородные стремления, мой добрый Доктор. Но и это еще не всё.
Он отвернулся, избегая ее прикосновения, и молча посмотрел в сторону.
– Почему на самом деле ты защищаешь его, Доктор?
– Потому что… Потому что я знаю, что на его месте мог быть я, – на одном прерывистом дыхании ответил он.
– Мы последние повелители времени, оставшиеся за пределами Войны. Рассилону и старейшинам нужна была связь с кем-то из нас, чтобы сбежать. Они могли поместить барабаны в голову к любому из нас, но они выбрали Мастера. Он заплатил за это ужасную цену, – объяснил Доктор. Исповедь, так давно таившаяся в глубине его сердец, хлынула из него, словно полноводная река, вышедшая из берегов. – Его разум, его семья, его жизнь – всё, во что он когда-либо верил, всё, за что он боролся, – было уничтожено в одно мгновение. В то самое ужасное мгновение перед Неукротимым Разломом.
Леди Архитектор медленно покачала головой.
– Мой дорогой Доктор, это была фиксированная точка во времени. Событие, которое не могло произойти иначе. Мастер всегда был единственным выбором, потому что именно ты был тем, кто запер повелителей времени и окончил Войну. Они никогда бы не выбрали тебя.
– Я знаю, – Доктор стер слёзы со щек. – Это парадокс, отвратительное и жестокое противоречие причины и следствия. Но этот парадокс был как-то создан, и в какой-то момент, в самом начале, сознательного выбора не было. Наши шансы были равны. Рассилон мог бы всё решить, просто бросив монетку.
Он подавил подступающие слёзы.
– Орел или решка, скажи мне, о безжалостная, беспощадная судьба, кого мне выбрать? – Доктор горько улыбнулся. – Это мог быть я, но в итоге они разрушили его жизнь.
– И ты считаешь себя ответственным за это?
– Что если я скажу вам, что я знал его до того, как его коснулось это безумие? Что когда-то я смотрел в глаза своему юному другу и видел полного решимости восьмилетнего мальчика, наполненного великими мечтаниями, с сердцами, излучающими любовь? Что я точно знал, что однажды он станет великолепным повелителем времени? Тогда вы поймете? Вы увидите тогда всю степень моей вины?
Доктор посмотрел на нее глазами, полными раскаяния.
– Он мог стать кем и чем угодно. Он мог стать Доктором, а я мог стать Мастером. Я сам предотвратил это. Я понял это, когда обнаружил истину, скрывающуюся за барабанами. Вот почему я защищаю его. Вот почему я не позволю вам судить его за его преступления. Потому что вы будете судить и меня.
Тронутая признанием Доктора, Леди Архитектор поднялась.
– Это не рациональные аргументы Доктор.
– Я не прошу вас быть рациональной, Миледи. Я умоляю вас о сострадании.
На мгновение она задержала на нем взгляд. Затем, не сказав больше ни слова, она развернулась и исчезла, растворившись во тьме, словно сновидение после пробуждения от глубокого сна.

@темы: рейтинг R - NC-17, макси, fanfiction, Judoon Justice, Doctor Who, A Timelord and His Madman

URL
Комментарии
2014-12-03 в 18:53 

Julie Alafiel
Этот мир так хорош за секунду до взрыва... в круговороте смертей и рождений (с)
Здорово! Все интереснее и интереснее:)

   

TARDIS Data Core

главная