Sexy_Thing

Фандом: Doctor Who
Название: Правосудие джудунов
Переводчик: Sexy Thing
Бета: Хетта
Оригинал: "Judoon Justice" by Harold Saxon, разрешение на перевод получено
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/5633406/10/His–silent–mind
Размер: макси, 33 152 слова в оригинале
Персонажи:
Десятый Доктор
,
Симм!Мастер
,
Уилфред Мотт
,
Донна Ноубл
,
мистер Фокс
(ОМП),
леди Архитектор
(ОЖП)
Категория: джен
Жанр: экшн, херт/комфорт, ангст, драма, дарк, AU
Рейтинг: R
Краткое содержание: После благополучного спасения Мастера из-под Временного Замка, едва приведя его в некое подобие сознания, Десятый Доктор сталкивается с флотом Прокламации Теней. Мастер похищен, а Доктор противостоит Леди Архитектору Теней и ее последователям, горящим желанием предать Мастера правосудию.
Примечание: Насилие, нецензурная лексика, ОМП, ОЖП.
Содержит спойлеры к эпизодам "The Stolen Earth", "Journey's End" и "The End of Time".
Выполнено для команды Хуниверс на Фандомной Битве-2012
Является второй частью цикла "Повелитель времени и его Безумец" ("A Timelord and His Madman"), повествующего о приключениях Доктора и Мастера.
Всего планируется 10 книг: "His Silent Mind" ("Его молчаливый разум"), "Judoon Justice" ("Правосудие джудунов"), "A Murderous Feast" ("Кровавый пир"), "Shattered Worlds" ("Расколотые миры"), "Before Harry Met Lucy" ("Прежде чем Гарри встретил Люси"), "The Most Happy Bride" ("Самая счастливая невеста"), "This Reflection of Me" ("Это отражение меня"), "A Map of the Soul" ("Карта души"), "Against All Things Ending" ("Вопреки окончанию всего") и "The Eye of the Storm" ("Глаз бури").

Книга 1 - "Его молчаливый разум"
Книга 3 - "Кровавый пир"

Содержание предыдущей части: После событий в особняке Нейсмитов, отослав Уилфа домой к его семье, Доктор в одиночестве путешествует по Вселенной, пытаясь найти Мастера при помощи останков белой звезды. Поиски приводят его на враждебную планету, балансирующую на самом краю черной дыры. Там он находит Мастера, запертого в черной башне. Он пережил уничтожение Галлифрея благодаря ангелу–хранителю Доктора, но Рассилон в качестве воздаяния вырвал барабанную дробь из его разума. Впервые с тех пор, как он стоял перед Неукротимым Разломом, Мастер испытывает чувство вины и раскаяния за свои преступления. Эти чувства в комбинации с одиночеством, которое ему приходится терпеть в башне, окончательно свели его с ума. Когда Доктор пытается убедить его покинуть планету, Мастер отказывается, отлично зная, что не сможет сбежать, не запустив ее разрушения и тем самым не убив Доктора. Мастер обманывает Доктора, заставляя его покинуть планету со своими спутниками–людьми, но в последний момент Доктор умудряется спасти его с падающей в черную дыру планеты. Однако разум Мастера практически неисправимо поврежден, и повелитель времени находится в коме. С твердым намерением спасти друга детства, Доктор приостанавливает время ТАРДИС и проникает в разум Мастера в надежде его исцелить…

Глава 1.
Операция «Падший Ангел»

1.

Я никогда особо не умел рассказывать.
Другие могли бы поведать истории обо мне и моих спутниках. О том, что мы совершили. Обо всех наших счастливых, блестящих, потрясающих приключениях, чудесных спасениях, поддерживавших Вселенную в том виде, в каком она существует до сих пор. В прошлом я наслаждался осознанием того, что, куда и когда бы я ни отправился, люди там будут помнить меня, будут слагать песни о моих деяниях и разносить их над подвижными пустынными дюнами, ледяными и заснеженными равнинами, над горами, терзаемыми порывистым ветром. Они будут передавать слова о моих поступках своим детям и детям своих детей.
Но сегодня всё это кажется таким поверхностным и пустым.
Таким бессмысленным.
Близок конец моей тринадцатой регенерации. Повелитель времени с Галлифрея, бегущий в своем последнем теле. Хотя ТАРДИС, конечно, не назвала бы это бегом. 9133 года. Я буду счастлив, если смогу хотя бы подняться ночью и вовремя прошаркать до туалета. Старость незаметно осела в моих костях и просочилась в саму мою сущность, словно терпеливая, неутомимая капель, вытачивающая ямку в камне. В моих прошлых инкарнациях мне не удавалось достичь старости. Кому нужна осторожность, если у тебя в запасе столько жизней? Но, по мере того как количество отведенных мне воплощений сокращалось, я научился быть более осторожным и здравомыслящим. Я – и здравомыслящий! Кто бы мог подумать! В прошлый раз, перед нынешним своим воплощением, я умер во сне стариком, а утром проснулся посвежевшим и возрожденным. Я сбросил одеяло, выскочил из кровати и бросил ТАРДИС прямиком в звездный свет, к какой-то Богом забытой планете.
Как бы я хотел, чтобы он увидел меня тогда. Он бы гордился мной.
В этот раз, возможно, случится нечто подобное – таким уж ленивым старым дураком я стал. Но я знаю, что в моих ногах не будет новых сил, когда я встану на следующее утро. В этот раз следующего утра не будет.
И я готов принять это.
Правда, готов.
ТАРДИС свистит и вздрагивает. Она думает, что я сумасшедший старый болван, пытающийся успокоить себя, скрывающий свои страхи за личиной храбрости. Обычно она знает меня лучше, чем я сам. Но в этот раз я не могу удержаться и говорю с ней вслух, пытаюсь объяснить, как она ошибается, полагая, что я боюсь смерти. Правда, что, будучи молодым, я каждый раз приходил от нее в ужас. Но теперь – что мне осталось терять?
Прекрати молоть чепуху, старый дурак. Не будь жалок. У тебя есть очень важное дело, а времени этому дряхлому телу отведено не так много.
Ты должен рассказать свою историю.
С огромным усилием я, волоча ноги, подхожу ближе к ТАРДИС. Пораженные артритом суставы еле двигаются, а трость в моей руке дрожит. Глядя на мягкое зеленое свечение ее живого сердца, я вспоминаю те дни, когда этот повелитель времени был еще молод, а звезды сияли ярче, когда Вселенная притягивала своими тайнами и секретами, требуя их раскрыть.
Я тихо шепчу ей.


2.
Всё началось здесь. Именно здесь, на этом самом месте, где я стою, рядом с сердцем ТАРДИС, в комнате управления. За консолью стоял взволнованный повелитель времени, безумный бродяга, святой спаситель с великолепным умом и равно дерзкой осанкой, тот, что мог временами действовать, как полнейший идиот, не одаренный и гранью логики. Он спорил с пришельцем, чья носорогоподобная голова заполняла весь голографический экран. Повелителя времени звали Доктор, и он был последним в своем роде. А другое дитя Галлифрея, его вынужденный спутник, находившийся, судя по всему, без сознания, – исчез.
– Что вы с ним сделали?! – в ярости кричал Доктор, глядя в глаза-бусинки джудуна.
Но офицер, похоже, был совсем не в настроении отвечать на вопросы.
– Ско, Ло, Во, До, До, Мо, Ро, Уо?
– Ничего я вам не скажу, пока вы мне не скажете, где он!
– Уо, Уо, Со, Со, Хо, Ко, Ксо!
– В последний раз говорю – мне плевать! У моего корабля тоже есть защита. Можете попробовать!
Не желая больше тратить на него время, джудун пролаял своим офицерам несколько приказов, и в воздух взлетело два заряда. От удара и последовавшего взрыва ТАРДИС качнулась в сторону, и Доктор едва успел ухватиться за рычаг – любой рычаг. Его ладонь ударила по красной кнопке, заставившей ТАРДИС наклониться в другую сторону. Его бросило на консоль, но, по крайней мере, теперь ничто не мешало ему дотянуться до управления защитным полем.
– Куо, Зо, Мо, Го, Го, Но, Во!
– Нет, я не опущу защитное поле! Ради самой логики, с чего вдруг мне это делать? – спросил Доктор.
Повисла долгая тишина – джудуну, похоже, понадобилось время, чтобы осмыслить его слова.
– КО, УО, РО!!
– А, ты наконец-то решил оскорбиться, поздравляю.
– Хо, Го, Йо, РО, ВО!!!
– Нет, я определенно не собираюсь этого делать! Чёрт возьми, следи за языком! Пьяные пуривианские моряки – и те ругаются вежливее!
Голографический экран мигнул, и вместо джудуна появилась высокая женщина, одетая в черное. На вид ей было за сорок. Ее волосы скрывал огромный белый парик, а лицо было бледным и худым, почти не имеющим признаков определенного пола, но при этом поразительно прекрасным и пропорциональным.
– Доктор, именем Прокламации Теней, сейчас же прекратите это безумие!
– А, наконец-то! Наконец можно поговорить с кем-то, у кого на лице не отображается идиотская привычка палить во всё подряд! Дорогая Леди Архитектор, как вы? Я в порядке, разве что за исключением того факта, что я потерял друга, – затараторил Доктор, не давая ей вставить ни слова. На вежливый светский разговор его бы уже не хватило.
– Его перенесли на один из ваших кораблей, когда ТАРДИС попала в радиус вашего телепортационного луча. Полагаю, это была случайность. Так кого мне считать ответственным за всё это? – выплюнул он, угрожающе сверкая глазами.
– Мы полностью осведомлены о том, что случилось. Телепортационный луч не был случайностью. Я требую, чтобы вы перестали преследовать наш флот.
– Я хочу, чтобы вы его вернули! Зачем он вам вообще нужен?
– Не пытайтесь обмануть нас, Доктор. Мы знаем, что ваш спутник не обычный человек. Он повелитель времени, Мастер. Самые первые записи о его преступлениях восходят еще к началу межгалактического суда. Тот, кого вы пытаетесь спасти, представляет опасность для всего сущего и должен быть арестован.
– Да ладно вам! Вы его хотя бы видели? Он безобиден! Его сейчас точно нельзя назвать бичом мироздания – не в его состоянии.
– Вскоре после того, как мы обнаружили, что выжженные останки Галлифрея освободились из-под Временного Замка, мы узнали, что древние повелители времени заточили этого опасного безумца под поверхностью проклятой планеты. Уверена, у них была причина так поступить.
– В их намерения не входило упрятать его в тюрьму! Старейшины запечатали Мастера в Ковчеге, чтобы защитить его от разрушения Галлифрея. Я знаю, я сам вытащил его из этого ужасного места.
– Я не знаю, по какой причине вы защищаете его, Доктор, но если вы продолжите вмешиваться в совершение правосудия, мы будем вынуждены применить силу!
– Что? Вы снова собираетесь выстрелить в ТАРДИС? Вы уже сделали это только что, помните? Вы даже краску не поцарапали! – задиристо ответил Доктор.
– Мистер Бейнс не использовал и половины мощности лазерных пушек. Во время второго удара он не будет сдерживаться.
– О, нет, я не верю, что блестящая идея придержать огонь принадлежит мистеру Бейнсу. Мне почему-то кажется, что размышления ему несвойственны, – сказал Доктор. – Послушайте, Леди Архитектор. Мастер болен. Он должен вернуться в ТАРДИС, ко мне. Я просил вас по-доброму, я просил настойчиво, но сейчас я ОЧЕНЬ хочу, чтобы вы вернули мне моего друга, иначе…
Архитектор Теней придвинулась ближе к экрану, с вызовом задрав подбородок.
– Иначе что, Доктор?
– Иначе вы испытаете весь гнев повелителя времени, – не моргнув, заявил он.
Леди Архитектор сделала глубокий вдох.
– Вы не посмеете.
Доктор не ответил. Он не отводил взгляда от экрана, на лице у него была написана непреклонность и решимость.
– Мистер Бейнс, – Архитектор Теней повернулась и обратилась к голографическому экрану слева от себя, поддерживавшему связь с другими кораблями. – Мне жаль отдавать этот приказ, но стреляйте в полную силу.
Офицер-джудун пролаял несколько команд, и в космическое пространство по направлению к ТАРДИС взлетело еще четыре снаряда, каждый из них больше и мощнее двух предыдущих.
– Не стоило этого делать, – холодно сказал Доктор. Его пальцы как безумные летали над клавиатурой, он отслеживал снаряды на мониторе радара.
– Почему это?
– Я установил максимальную мощность щитов ТАРДИС, а это значит, что они теперь способны отразить снаряды и вернуть их туда, откуда они прилетели, – ответил Доктор, потянув последний рычаг.
Архитектор метнула взволнованный взгляд на большой радар у себя за спиной. Все четыре заряда столкнулись с невидимыми щитами, окружающими ТАРДИС, и отскочили, направляясь прямиком в строй кораблей Прокламации Теней.
– Снаряд! – взревел офицер Теней.
Архитектора и ее офицеров резко отбросило в сторону, когда заряд лизнул бок корабля, пройдя мимо в каких-нибудь нескольких метрах. Она взглянула на радар. Две ракеты свободно прошли сквозь конвой, не задев ни одного корабля, и испарились в космическом пространстве. Однако две другие столкнулись с маленьким грузовым судном на самом краю левого фланга. Прогремел взрыв. От удара корабль начал вращаться, сдвигаясь прямо к сердцу червоточины.
– Доктор! – Архитектор прикрыла рот ладонью с тонкими дрожащими пальцами. – Как вы могли!
– Стрелял не я, – постарался оправдаться Доктор с болью в сердцах. Он знал, что не был виноват, но всё равно чувствовал себя ответственным.
– О, какая ирония! – воскликнула Леди Архитектор.
– Что вы хотите сказать? – Доктор нахмурился.
– Что было на том корабле? – спросил он снова, увидев ее взволнованное выражение лица.
– Леди Архитектор. Тюремный корабль исчез с радаров, – доложил офицер Теней из-за консоли.
Доктор застыл.
– Мастер был на борту? Он был на борту этого корабля?!
– Благодаря вам мы оба потеряли его! – выпалила Архитектор. – Мистер Марвел, куда ведет эта червоточина?
– В направлении Галактики 44541. Она должна открыться в руке Ориона, в точке 1245 Z, 5564 X, 3215 Y, считая от центра Галактики.
– Меняйте курс флота. Мы отправляемся немедленно. А вы, Доктор, останетесь здесь и перестанете вмешиваться, или я арестую вас за…
Она смотрела на плясавшие на экране помехи. Доктор уже отключил коммуникационный канал и послал ТАРДИС прямиком в червоточину. Обреченный тюремный корабль, за которым он гнался, потерял управление и стремительно падал сквозь воронку в Галактику 44541 – далекую звездную систему, которую населяющие ее виды называли Млечный Путь.

3.
На другом конце червоточины, облаченный в белый плазменный свет, возник джудунский тюремный корабль и направился прямо к крошечной голубой крапинке – планете под названием Земля. Для паниковавших на борту джудунов эта планета не значила ровным счетом ничего, для них она была лишь булыжником, так неудачно подвернувшимся на пути их падающего корабля. Но для заключенного она была важнее всего на свете – ведь на этой планете у Доктора было множество верных друзей.
Для каждого, кто решил бы взглянуть в этот момент на небо северного полушария, курс джудунского тюремного корабля был похож на хвост падающей звезды на ночном небосводе. Но так уж случилось, что его увидел лишь один старик, сидевший на вершине холма на складном стуле под защитой железного навеса. Хвост горящего судна походил на хвост кометы, и на мгновение старик подумал, что это комета и есть. Но, приглядевшись сквозь стекло своего проверенного телескопа, он понял, что ошибся.
Очень сильно ошибся.


На следующий день из утренних новостей, Уилфред Мотт узнал, куда упала та горящая металлическая штуковина. Он уже собирался позвонить своему другу Уинстону, когда в гостиную с последней проверкой ворвалась Сильвия.
– Так, я поставила грязную посуду в посудомоечную машину. Она будет работать около часа – не забудь ее выключить. Телефонные номера на кухонном столе, – она повернулась к отцу и махнула в его сторону рукой. – Знаю, у вас с Донной есть мой мобильный, но я на всякий случай оставила номер Сары и телефон отеля. Так, что еще?
– Ничего, наверное, – нетерпеливо пожал плечами Уилф. – Тебе не пора ехать, милая? Я думал, вы хотели быть в Шотландии к полудню?
– Да, хотели, но, учитывая жуткую погоду, это настоящее безумие, – Сильвия бросила взгляд на телевизор, но Уилф быстро переключил канал, прежде чем она успела понять, о чём говорилось в новостях.
– Папа! Верни, я хотела посмотреть прогноз погоды.
– О, беспокоиться не о чем, – пробормотал Уилф и потянул дочь прочь от телевизора, вытолкнул ее в коридор. – Ни снега, ни града, ничего подобного. Всё будет отлично. Тебе пора. Ты же не хочешь заставлять Сару ждать?
Сильвия хотела было возразить, но передумала.
– Ты прав, ты же знаешь, какая она. В прошлый раз, когда я чуть-чуть задержалась перед одной из ее вечеринок, истерике не было конца, – она подняла чемодан и сумку. – Так, запомни: еда в холодильнике, греть при шестистах ваттах ровно три минуты. Даже не думай о том, чтобы съесть что-нибудь, не прогрев как следует! Там всё подписано, так что не смешивай обед на среду с обедом на пятницу. Я позвоню, как только мы доберемся.
– Хорошо, милая, – Уилф помог ей надеть пальто и донес чемоданы до машины, чтобы ускорить процесс. – Веселись. И не волнуйся. Мы всё сделаем по твоим запискам.
– Не забудь поливать цветы, особенно те, что в моей комнате. Я не хочу, вернувшись домой, обнаружить, что мои фиалки завяли и превратились в зеленое месиво. И не забудь в пятницу вынести мусорные баки! – крикнула Сильвия, опустив боковое стекло, и вырулила на дорогу. Уилф отсалютовал, словно выполнял армейский приказ. Затем помахал ей, проводил взглядом до угла улицы и, стоило ей скрыться из виду, бросился в дом. Он снова включил БиБиСи, где в региональных новостях всё еще сообщали о падении маленького частного самолета неподалеку от Брикстона. К счастью, воздушное судно упало в небольшом просторном парке и не задело ни одного соседнего здания. Что самое странное, в репортаже ни слова не говорилось о судьбе пассажиров. Уилф схватил телефон и набрал номер Уинстона.
Линия соединилась.
– Уинстон! Видел новости? – возбужденно выпалил Уилф. – Тот самый корабль, о котором я тебе говорил вчера вечером. Тот, который я видел в телескоп. Он здесь, в Лондоне. Да, да! Его показывают по телевизору.
Ведущего на экране сменила съемка места крушения – огромный почерневший кратер в самом центре широкой лужайки. Обломки были скрыты под гигантским пластиковым тентом, а вся территория оцеплена желтой полицейской лентой, за которой толпились любопытные.
На территории туда-сюда сновали полицейские и спасатели, одетые в нечто, походившее на пластиковые скафандры. Где-то на задах Уилф даже разглядел военных, стоявших на страже с винтовками в руках. Затем камера описала дугу по парку, и на глаза ему попалась статуя плачущего ангела. Он в изумлении ткнул пальцем в экран.
– Погоди-ка, Уинстон. Я узнаю это место! Это же Шеппард Парк, рядом с домом Минни! Бог мой, надеюсь, у нее всё в порядке. Что? Конечно же, это опасно! От этих пришельцев никогда не знаешь, чего ждать. Они не все такие, как Доктор или те милые ребята-кактусы, о которых я тебе рассказывал.
Уилф выключил телевизор и бросился в коридор за пальто и шерстяной шапкой.
– Нет, я не думаю, что волноваться не о чем, раз за дело взялась армия, – крикнул он, прижимая мобильный плечом к уху и пытаясь влезть в пальто. – Волноваться стоит именно тогда, когда правительство берет всё в свои руки и начинает всё замалчивать.
Он похлопал себя по карманам брюк и пальто.
– Ключи, ключи! Куда я их снова дел? – пробормотал он.
– А! – Он схватил их со столика под зеркалом. К ним была приклеена желтая записка, на которой Сильвия написала большими красными буквами: «ВОТ ТВОИ КЛЮЧИ, ПАПА. НЕ ЗАБУДЬ ВЫКЛЮЧИТЬ ПОСУДОМОЕЧНУЮ МАШИНУ ПЕРЕД УХОДОМ».
Уилф вздохнул и вернулся на кухню.
– Что значит, не собираюсь ли я сделать какую-нибудь глупость? Конечно, нет, Уинстон. Я просто проведаю Минни и узнаю, всё ли у нее в порядке. Она же живет совсем одна.
Посудомоечная машина всё еще работала, но Уилф уже потерял терпение. Он выключил проклятую технику, хотя ей оставалось работать еще около получаса.
– Да, да. Я позвоню ей. Сразу же после этого.
Уверенный в том, что Сильвии не на что будет жаловаться, он в спешке выбежал из дома.

4.
Он доехал до Брикстона на метро и направился к дому Минни. Его путь пролегал мимо плачущего ангела и места крушения. Вокруг черного кратера всё еще толпились зеваки, они всматривались вниз, в огромную яму, силясь рассмотреть обломки самолета. Уилф не мог себе даже представить, что эта штука такая чертовски огромная. Судя по размерам тента, объект под пластиковым материалом был больше трех двухэтажных автобусов вместе взятых. Уилф протолкнулся через толпу и едва успел добраться до желтой ленты, когда к людям подошел офицер.
– Господа! Пожалуйста, покиньте зону крушения! Вы мешаете спасателям!
– Простите, офицер, но что эти ребята делают там? – спросил Уилф, указывая на людей в пластиковых скафандрах. – Почему на них такие странные костюмы?
– Это стандартная процедура, сэр. Они проверяют местность на возможность утечки радиации. Мы пытаемся расчистить это место, поэтому не могли бы вы уйти?
– Радиация? Звучит опасно. Разве не нужно предупредить тех, кто живет поблизости? Эвакуировать их в безопасное место?
– Не беспокойтесь, сэр, всё под контролем. Это только проверка, пока мы не получали никаких предупреждений от техни…
– А что с теми, кто летел на этой штуке? Кто-нибудь выжил?
– Не знаю, сэр. Я здесь для того, чтобы расчистить место. Прошу вас посодействовать нам и уйти, – молодой человек вздернул брови и вежливо, но настойчиво подтолкнул Уилфа назад. Тот повернулся и заметил нескольких людей, похоже, парамедиков, с пустыми носилками в руках. В сопровождении четырех военных они бежали вниз.
– О Боже, в обломках еще кто-то есть! – крикнул Уилф.
– Сэр! Пожалуйста! Уходите! – приказал офицер, теряя терпение.
Уилф натянул свою шерстяную шапку на уши и неохотно вернулся на главную дорогу. Несколько раз он оглядывался через плечо, надеясь увидеть возвращающихся спасателей, но они исчезли под пластиковым тентом и больше не появлялись, пока он не дошел до конца улицы.

5.
Едва прибыв со своими людьми на место крушения, капитан Монтгомери направился к молодому офицеру ЮНИТа, стоявшему во главе операции «Падший Ангел», – она была названа так в честь места, куда упало судно внеземного происхождения. Офицер был совсем молод, ему едва перевалило за двадцать. Отдавая честь старшему по званию, он заметно нервничал. Будучи человеком, несущим огромную ответственность, имеющим очень мало времени и еще меньше терпения, капитан мысленно поставил зарубку написать запрос старшему офицеру, чтобы он перестал присылать на полевые работы зеленых юнцов. Ясно же, что они неспособны на такую работу.
– Офицер Гудчайлд, – произнес Монтгомери доведенным до автоматизма тоном превосходства. – Вы запрашивали подкрепление. Два отряда по пятнадцать человек в каждом.
– Так точно, сэр, – ответил Гудчайлд, держа спину и голову неестественно прямо. – Запрашивал.
– Вы и ваши люди не можете сами справиться с желтым кодом?
– Простите, сэр. Но это не обычное крушение.
Монтгомери посмотрел на офицера с приподнятой бровью.
– Что вы хотите сказать? Кто-то из них выжил?
– В обломках мы нашли несколько тел, они сгорели, практически превратились в золу, совершенно неузнаваемы. Согласно корабельному журналу, они были солдатами из расы джудун.
– Джудуны? – пробормотал Монтгомери. – Они представляют угрозу первого уровня, если вообще могут представить хоть какую-то угрозу.
– Не ради же уборки нескольких тел вы звонили в штаб и запрашивали подкрепление? – фыркнул он.
– Конечно, нет, сэр. Просто… – Гудчайлд поколебался. – Ну, мы не уверены, что все пришельцы, находившиеся на борту, погибли при столкновении.
– Как это вы не уверены? – раздраженно спросил Монтгомери.
– Согласно записям корабля, на борту был один заключенный. В общей сложности должно быть четыре тела, но мы нашли только три. Если вы меня понимаете, сэр, – Гудчайлд подвел старшего по званию к краю кратера.
– Еще мы нашли это, – молодой офицер указал на землю напротив статуи плачущего ангела, где, казалось, кто-то выбирался из почерневшей ямы. Капитан не мог поверить своим глазам. Там, на лужайке, виднелась цепочка следов в прожженной траве. Два офицера ЮНИТ проследовали за ними до самой улицы, где их пересекла дорога, но даже на ней оставались отметины.
– Но это же невозможно! – воскликнул капитан, распахнув глаза от изумления. – Смотрите, следы буквально вплавились в асфальт! Тот, кто их оставил, должно быть, горел заживо! Никто не может это пережить!
– Человек не может это пережить, сэр. Джудун, очевидно, тоже. Но в записях нет ни слова о том, к какой расе принадлежит заключенный.
– А это значит, что у нас красный код, – быстро взял себя в руки Монтгомери.
– Хорошая работа, офицер Гудчайлд, – признал он, пораженный четкими суждениями юноши. – Я немедленно передам своих людей под ваше командование. Найдите его!
– Есть, сэр! – исполнительно откликнулся Гудчайлд и прилежно отсалютовал.

6.
Минни Хупер жила в тесном, но уютном двухэтажном доме с террасой и маленьким садиком во дворе. Уилф поднялся на крыльцо, позвонил в дверь и теперь ждал. По дороге к дому Минни он сотню раз пробовал дозвониться до нее со своего мобильного, но она не брала трубку. После того, что он увидел в Шеппард Парке, Уилф прокручивал в голове всевозможные варианты событий, один ужаснее другого, и потому, не дождавшись ответа, он снова нажал на кнопку дверного звонка и нетерпеливо подпрыгнул на носках ботинок, силясь рассмотреть хоть что-нибудь сквозь замерзшие стеклянные панели. К своему облегчению, он наконец услышал ее шарканье в коридоре. Когда дверь открылась, Минни поначалу выглядела озабоченной, но, узнав Уилфа, расслабилась.
– Уилф, ох, я так рада, что ты появился. У меня серьезная проблема. Может, ты мне поможешь.
Она втянула его в коридор и заперла за ним дверь.
– Минни, у тебя всё в порядке? – обеспокоенно спросил Уилф. – Я звонил несколько раз, но никто не отвечал.
– Звонил? О, прости, дорогой, я была в подвале, оттуда совсем ничего не слышно, – рассеянно пробормотала она. – Эм, ты не мог бы подождать здесь? Мне нужно взять кое-что на кухне.
Она быстро возвратилась, неся в руках большой пакет молока.
– Пойдем в подвал? – сказала она и открыла дверь под лестницей, за которой был ряд ступенек, ведущих вниз. Деревянная лестница освещалась одной-единственной лампочкой, свисавшей с затянутого паутиной потолка.
– Что происходит? – спросил Уилф. Поведение Минни казалось ему откровенно странным.
– О, это… – Минни замялась. – Вообще-то, это довольно трудно объяснить.
– А ты попробуй, – сказал Уилф, следуя за ней вниз по ступенькам.
– Ну, помнишь, я рассказывала о подростках, которые любят играть около моего дома? Вчера они запустили мне в окно подвала мяч. Внизу был настоящий бедлам, конечно, стекло повсюду. Я была очень расстроена. Сразу же позвонила мистеру Заботину и попросила починить окно, но у него не будет свободного времени до следующей недели. Так что, когда идет дождь, всё внутри заливает, и мне пришлось попросить мистера Финча, моего доброго соседа, отодвинуть от окна коробки, чтобы ничего не намокло.
– Так ты хочешь, чтобы я спустился и починил окно? – спросил Уилф.
– О нет, дорогой, конечно, нет. Мистер Заботин творит чудеса, а твои отношения с починкой чего бы то ни было мне хорошо известны. Я видела этот твой железный навес на холме. Не то чтобы он был так плох, – быстро добавила Минни. – Очень мило с твоей стороны предложить помощь.
Она внезапно занервничала.
Они стояли у подножия лестницы. Подвал Минни был уставлен картонными коробками и старой мебелью. Свет от лампочки едва доходил сюда, и потому это место, и так достаточно тесное, выглядело довольно мрачным. Уилфу в глаза бросилось большое окно, скорее напоминавшее белый светящийся квадрат на фоне темной стены. Через него просачивался холодный сквозняк, смешивавшийся со спертым подвальным воздухом. Большинство осколков уже убрали, но некоторые всё еще торчали в деревянной раме наподобие ряда расколотых зубов. Уилф протер глаза. Возможно, ему померещилось, но один из осколков был подёрнут тонкой полоской алого цвета.
– Минни, ты порезалась? – обеспокоенно спросил он.
Минни покачала головой.
– О нет, она не моя. Наверное, того человека, который прячется здесь, – объяснила она и уставилась куда-то в угол, где были свалены коробки. – У него, наверное, еще идет кровь.
– Прости, милая, – Уилф покачал головой и в изумлении ущипнул себя за переносицу. – Я совершенно запутался. Внизу есть кто-то?
Минни кивнула.
– Сначала я подумала, что это кошка. Рыжая соседская кошка, она часто приходит в сад. Я спустилась сюда, чтобы убрать стекло, как вдруг услышала странный звук, будто что-то скребется среди коробок. А когда пригляделась, поняла, что это совсем не кошка.
Она толкнула упирающегося Уилфа к месту, где прятался ее незваный гость.
– Иди, посмотри и скажи мне, как он выглядит.
– Ох, Минни! Мне просто не верится! Если у тебя в подвале прячется странный человек, нельзя приходить сюда! Ты должна была позвонить в полицию! – заспорил Уилф. Но, поняв, что незнакомец, скорее всего, слышал их, закрыл рот рукой.
– О чём ты только думала! Может быть, это грабитель! Он мог ранить тебя, или еще хуже! – зашептал он.
– Нет, Уилфред, ты должен взглянуть на его лицо. И он не опасен. Думаю, он ранен.
Уилф нехотя придвинулся ближе и посмотрел за угол. Под старым столом, вжавшись спиной в угол и прячась между деревянных ножек, сидел перепуганный юноша. Он был одет в сгоревшую и обуглившуюся, разорванную в клочья одежду. Его волосы были грязно-соломенного цвета, на висках виднелись серые пятна, а измазанное сажей и копотью лицо с острыми скулами было покрывала легкая, но грубая щетина. Глубоко посаженные глаза уставились на Уилфа.
Уилф резко вдохнул.
Это лицо.
Он знал это лицо.
Он в ужасе отшатнулся и столкнулся с Минни.
– Ох, это нехорошо, – пробормотал он. – Плохо. Очень плохо.
– Я не хотела звонить в полицию, – объяснила Минни, ухватившись за друга и пытаясь удержать его на ногах. – Это ведь он, да? Его лицо мы видели в тех снах под Рождество? Это тот самый человек.
Уилф провел ладонью по лицу. Это точно был Мастер, но какого чёрта он тут делает? В последний раз, когда он видел этого монстра, тот исчез с другими пришельцами, повелителями времени, в том портале. Доктор обещал, что эти ужасные повелители времени никогда больше не вернутся на Землю. Он сказал, что они были запечатаны в каком-то временном пузыре. Но вот он, Мастер, вернулся и прячется в подвале у Минни.
– Это уже ни в какие рамки, – пробормотал Уилф, качая головой и продолжая отступать назад, и при этом едва не наступил на керамическую миску. Он опустил взгляд.
– А это что?
– О, сейчас, – Минни подобрала миску, налила в нее молока и поставила на пол перед Мастером.
– Вот, держи, – сказала она мягко, словно разговаривала с безобидным заблудившимся домашним зверьком. Излишне говорить, что Уилф безоговорочно решил, что она окончательно потеряла разум, и поспешно оттащил ее прочь.
– Что ты делаешь? – в ужасе возопил он.
– Я просто дала ему немного молока. Он очень хотел пить.
– Минни, это не кошка! Это взрослый человек. Нет, вообще-то, он даже не человек.
Уилф замолчал и снова ущипнул себя за переносицу.
– Ох, как же тебе объяснить? Он пришелец. Он опасное чудовище. Ты себе даже не представляешь, на что он способен, но поверь мне, я видел это своими собственными глазами.
– Правда? – пробормотала Минни, хмуро вглядываясь в его взволнованное лицо. – Странно, мне он опасным не кажется.
Она выглянула из-за его плеча. Уилф обернулся и проследил за взглядом Минни.
Привлеченный молоком, Мастер крадучись выбрался из своего укрытия и подполз на четвереньках к керамической миске. Он пил белую жидкость жадно, громко хлюпая и бросая на двух людей болезненные взгляды.
– Думаю, он боится нас больше, чем мы его, – сказала Минни.
Озадаченный поведением Мастера, Уилф сделал нерешительный шаг вперед. Мастер отшатнулся, задев миску локтем и выплеснув всё молоко на пол.
– Подожди, – пробормотал Уилф. – Тут что-то не так.
– Что не так, дорогой? – спросила Минни.
– Мастер, в смысле, этот парень, он не был таким. В последний раз, когда я его видел, он был совершенно безумным и злым. Он был хитрым. Он в один миг мог повернуть ситуацию в свою пользу. Говорю тебе, Минни, он был умен, очень, очень умен, как Доктор. Взгляни на него теперь.
Уилф взглянул Мастеру в глаза, но в ответ получил только полный ужаса взгляд.
– Что же случилось с этим твоим злобным умом? Ты скрываешь его? – Уилф внимательно изучил его лицо. – Снова твои грязные трюки? Чтобы ты мог подобраться к Доктору?
Мастер не отвечал. Ничего, кроме пустого испуганного взгляда.
– Что такое? Говорить не можешь? – Уилф нахмурился. Мастер сглотнул и облизнул пересохшие губы. Словно измученное жаждой животное, он нагнулся и принялся слизывать молоко с пола.
– Не делай так! – воскликнул Уилф – и только тут заметил жуткие ожоги на руках и шее Мастера. Кожа была красной и обожженной, отходила от плоти крупными хлопьями.
– Ты обгорел, – в армии Уилфу доводилось видеть жертв пожаров и ожогов. Эти люди испытывали острый недостаток жидкости, для поддержания жизни воду им приходилось вливать. Неудивительно, что бедный паренек так хотел пить. Не успев даже сообразить, что делает, Уилф подобрал миску и до краев наполнил ее молоком из пакета. Глядя на то, как повелитель времени большими жадными глотками поглощает молоко, Уилф гадал, каким обманом его заставили почувствовать жалость к этой свинье. В конце концов, он ведь пытался убить Донну и Доктора всего пару месяцев назад. И разве он не превратил всех на Земле в клонов самого себя? Что бы ни произошло, что бы ни превратило его из кровожадного безумца в жалкого идиота, он это заслужил.
Но всё же Уилф помнил, что сказал ему Доктор перед уходом.
Он опустился перед Мастером на корточки, пытаясь установить контакт.
– Ты прилетел сюда на том космическом корабле, который разбился в Шеппард Парке, да? Что случилось с его законными владельцами? Только не говори, что он твой. Ты убил их, украл их корабль? – Уилф бросил взгляд на неприятный порез, рассекший закопченный рукав одежды Мастера. На краях ткани запеклась кровь.
– Тебя кто-нибудь ищет, какие-нибудь пришельцы? – спросил Уилф и указал на крошечные порезы на щеках Мастера. – Ты поэтому пришел сюда. После крушения ты был ранен, брел по улице и искал место, где можно спрятаться. Ты нашел разбитое окно и влез сюда.
– Он друг того красавчика Доктора? – невинно спросила Минни. Она была совершенно не в курсе событий в особняке Нейсмитов.
– Нет, конечно же, нет! – выдохнул Уилф, но затем задумался, вспомнив, какие странные были у этих двоих отношения.
– По крайней мере, я так не думаю, – добавил он, почесав бороду.
– Не слишком-то ты уверен.
– Да, ну, всё, что я знаю – это то, что нам нужен Доктор, чтобы понять, что происходит, и срочно. Где бы ни появился этот парень, происходит что-нибудь ужасное.
– О, так мне обзвонить Серебряный Покров? – с возбужденным блеском в глазах спросила Минни.
– Если тебе не трудно. А я пока пригляжу за ним.
Когда Минни поднялась наверх, чтобы найти список телефонов, Уилф вылил остатки молока в миску. Наблюдая, как жалкий повелитель времени торопливо заглатывает жидкость и вылизывает посудину, не оставив ни единой капли, он никак не мог выбросить из головы мысли о крушении величия.

7.
Доктор приземлился посреди улицы где-то в Лондоне. Он вышел из ТАРДИС и мгновенно узнал эти окрестности.
Уэссекс Лейн.
Улица, где жила Донна.
Озадаченный и раздраженный, Доктор бросился назад и только тут понял, что, в сущности, не знает, куда ему лететь. Он снова выбежал на улицу. Всё это не имело никакого смысла. Почему ТАРДИС приземлилась здесь? Он выследил пропавший тюремный корабль до самого края Солнечной Системы и видел, как тот упал, вспыхнув в атмосфере Земли. Он знал, что судно приземлилось где-то в северном полушарии, где-то в Европе, но где именно – не имел понятия.
В такие редкие, отчаянные времена, когда у Доктора заканчивались все стоящие идеи, он позволял ТАРДИС всё решать. Он ставил свою верную спутницу на автопилот и позволял ей действовать на голых первобытных инстинктах. ТАРДИС была гораздо, гораздо старше Доктора, и по непонятным зачастую для него причинам она всегда была в курсе событий, которые должны будут повлиять на его жизнь. Но на просьбу о помощи нечасто удавалось получить четкий и ясный ответ.
– Почему здесь? Почему Уэссекс Лейн? Почему прямо перед домом Донны? – в раздумьях он вцепился себе в волосы.
– Потому что она единственный человек, который может сказать мне, где он? – продолжал он размышлять вслух, вспоминая события прошлого Рождества. – Это так?
Он посмотрел на ТАРДИС, но синяя будка хранила молчание. Ну, где был способный на нормальный разговор спутник, когда он был нужен? Голова Доктора работала с бешеной силой. Он запер ТАРДИС и неуверенно направился к дому семейства Ноубл.

8.
– Знаешь, это становится неудобным, – сказал Уилф Мастеру. Тот уже покончил с молоком и теперь, похоже, легче переносил его присутствие. По крайней мере, он не пытался снова забиться в свое укрытие.
– Если ты не скажешь ни слова, я не смогу ничего понять. Эй, может быть, мы сможем общаться как-то по-другому? – он стукнул пальцем себя по виску. – Не так уж ты туп, раз смог добраться сюда. Что скажешь?
Мастер уставился на него и сморщился, нервными движениями пытаясь счистить засохшую корочку со своих ран. Особенно он, казалось, зациклился на обгоревшей коже на своем левом запястье.
– Ой, да не делай так, – Уилф отвернулся на мгновение, эта картина вызывала у него ужас. – Так, давай вот как: кивни, когда хочешь сказать «да», или покачай головой, когда хочешь сказать «нет». Так ты можешь?
Долгое время Мастер совершенно не шевелился и просто смотрел на Уилфа пустыми глазами.
– Аллё! Прием! – Уилф помахал рукой перед носом у Мастера. – Есть кто-нибудь дома?
Уилф уже собирался совсем сдаться, как вдруг Мастер слабо, почти незаметно кивнул.
– Да! Точно! Так-то лучше! – Уилф потер ладони. – А теперь разберемся.
Он придвинулся ближе к Мастеру, и тот поспешно отполз, всем своим лицом изображая недоверие.
– Нет, нет, я тебе зла не причиню, – уверил его Уилф. Где-то на задворках разума он осознавал, как глупо всё это выглядело – то, что Мастер боялся его, а не наоборот.
– Я просто хочу знать вот что. Доктор. В последний раз, когда я его видел, он собирался искать тебя. Тогда я ничего не понял, ведь он мне сказал, что ты вернулся на ту красную планету, запертую в каком-то временном пузыре или вроде того. Но он нашел то, что осталось от алмаза, и улетел на ТАРДИС. Он сказал, что спасет тебя от саморазрушения. Скажи мне. И, пожалуйста, честно. Доктор нашел тебя?
Мастер смотрел на него так, словно большинство слов, которые произнес Уилф, вовсе не дошли до его разума. Однако когда человек упомянул имя Доктора, в его глазах вспыхнули взволнованные огоньки.
Уилф внимательно наблюдал за этой переменой в лице Мастера.
– И? Доктор нашел тебя?
Мастер медленно кивнул.
Губы старика растянулись в широкой улыбке.
– Нашел! Нашел, правда ведь?! Он нашел тебя! Вот почему ты здесь! ХА! – Уилф возбужденно хлопнул ладонями по коленям. – Я знал! Я знал, что у него получится! Никто, кроме Доктора, не справился бы! Он вернул тебя из мертвых!
Мастер смотрел, как старик танцует в подвале, размахивая руками и вертясь, словно подросток. С поднятым вверх пальцем он походил на странную пародию на «Лихорадку Субботним Вечером» Траволты. Это выглядело так глупо, что даже на лице свихнувшегося повелителя времени появилась застенчивая улыбка.
– Эй! – воскликнул Уилф, заметив веселый, но озадаченный взгляд Мастера. – В дни моей молодости это был самый хит.
Он мог бы еще продолжить свои танцы, но тут тишину прорезал дверной звонок, приковавший его к месту. Мастер в мгновение ока нырнул обратно под стол.
– Подождите минуту! – Уилф услышал, как Минни шаркает по коридору, в то время как находившийся за дверью человек трезвонил вовсю. – Да, да, иду!
– Минни! Не открывай! Не открывай дверь! – крикнул Уилф с лестницы, но было уже поздно.

@темы: рейтинг R - NC-17, макси, fanfiction, Judoon Justice, Doctor Who, A Timelord and His Madman