Sexy_Thing
Фандом: Doctor Who
Название: Жертвенный агнец
Переводчик: Sexy Thing
Бета: Эльдатиэр
Оригинал: “Sacrificial Lamb” by c1araoswa1d, разрешение на перевод получено
Ссылка на оригинал: https://www.fanfiction.net/s/10362465/1/Sacrificial-Lamb
Размер: драббл, 878 слов в оригинале
Пейринг/Персонажи: Одиннадцатый Доктор, Клара «Освин» Освальд
Категория: джен
Жанр: ангст, дарк
Рейтинг: от R до NC-17
Краткое содержание: Клара никогда не видела, как он теряет контроль над собой - тем более таким образом. Но, в конце концов, это ее холодное и бледное тело лежало на лабораторном операционном столе.
Примечание/Предупреждения: 1) описание пыток, дарк
2) таймлайн – после эпизода «Имя Доктора»
3) сохранены авторские временные формы


– Клара, ты это помнишь?

Он задает вопрос, не отворачиваясь от консоли, зная, что она топчется в паре шагов от него и гадает, как к нему подойти. Он понимает ее нерешительность. Она никогда еще не видела, как он теряет контроль над собой – тем более таким образом. Наверное, она испытывает не страх – скорее беспокойство, которое пробуждает молчаливый вопрос: «Это потому, что там была я?»

Это ее холодное и бледное тело лежало на лабораторном операционном столе. Это на ее окровавленной коже не было ни одного живого места. Это ее кости были переломаны и раздроблены. Это она страдала от невыносимой боли, когда они требовали от нее позвать его… Требование, которое она упорно отказывалась выполнить. Это она, умерев от шока и потери крови, слепо смотрела в потолок, слегка разомкнув губы, словно с них еще рвалось прерванное дыхание.

Вот только это была не она. Это было ее эхо. Одно из многих.

Доктор не видел разницы. Слушая гоготание женщины, глядя, как она в извинении пожимает плечами, он видел перед собой лишь Клару. Это была часть ее, которая чувствовала, как она, и была так же важна. Клара понимала, что на одно мгновение он увидел на этом столе ее. Даже несмотря на то, что она стояла у него за спиной, отгороженная его вытянутой рукой, которая сначала должна была защитить ее от опасности, а потом – не дать ей увидеть саму себя.

В этот миг он поднял звуковую отвертку, держа ее не как созидательный инструмент, а как разрушительное оружие. Клара видела, как его затрясло, прежде чем он испустил громкий рев, и его слова утонули в грохоте окруживших их взрывов. Техника – сканеры, компьютеры и медицинские устройства – разрывалась, шипела и воспламенялась; он бросился вперед, держа отвертку на весу, потому что уже осознал, что женщина, стоявшая перед ним, была киборгом.

А значит, ее можно было пытать так же, как она пытала Клару.

Он направил на нее звуковую отвертку, Клара крикнула «Нет!», уже зная, что гнев сделал его глухим к ее словам. Он не слышал ее, потому что краем глаза все время видел ее неподвижное тело на столе. Жужжание отвертки никогда еще не было таким угрожающим. Она рычала, она рвалась в бой, погружая женщину в объятья паники, заставляя переметнуть руки от головы к многим другим частям тела, вспыхивавшим электрическими разрядами. Из ее левого уха и ноздри потекли тонкие струйки дыма.

Услышав сигнал тревоги, Клара бросилась к Доктору и схватила за руку, грубо опустив ее вниз и зовя его, выкрикивая его имя. Она встала между ним и телом своего эха. Она сжала в пальцах края его жилета, то крича, то шепча: «Доктор, прошу тебя, остановись!»

Перед ее внутренним взором все еще стояло его лицо, каким оно было, когда он отшатнулся, легонько и растерянно тряся головой, словно только что очнулся от транса, от приступа слепой ярости, и посмотрел на нее сверху вниз, вертя звуковую отвертку в руках. Тишину, повисшую вокруг них, разрывала лишь сирена и тонкий писк, но металлическое щелканье устройства казалось почти оглушающим. Она обернулась, прикрывая глаза, чтобы не увидеть свое тело, потому что иначе в памяти сразу начинали вспышками мелькать воспоминания.

Слабые и тусклые воспоминания о том, как ей обжигали кожу, как вырывали зубы. Как разбивали пальцы, удаляли большой палец на правой руке, как выворачивали до предела коленки, пока суставы не лопнули. В этот миг Клара чувствовала вливающийся в кровь адреналин, совсем как тогда, всякий раз, как они входили в комнату. Этот адреналин делал ее нечувствительной ко всему, но этого было мало. Она помнила последнюю мысль, пролетевшую у нее в голове, прежде чем она испустила свой последний вздох. Я должна защитить Доктора.

И он это знал.

Он знал, потому что она ему сказала. Ни один из ее отголосков об этом не задумывался, но эта мысль всегда была с ними, как подсознательный приказ: ты должна помочь Доктору; ты должна защитить Доктора; ты должна спасти Доктора. Он знал, что женщина, лежавшая на столе, умерла из-за него. Умерла, потому что он не сумел прилететь вовремя. И он понимал, что где-то в глубине сознания Клара, должно быть, хранит расплывчатые воспоминания об этих событиях.

Он повернулся, чтобы встретиться с ее тревожным взглядом. В его глазах было столько раскаяния... и она кинулась к нему, как хотела кинуться, когда они стояли в той комнате, когда они были вынуждены бежать, бросив ее бездыханное тело... Клара сжала его в объятиях, молниеносно и крепко обхватив его руками, и услышала, как он испустил болезненный вздох и виновато всхлипнул. Он откидывается назад, на край консоли, его щека опускается на ее затылок, его руки обвивают ее, отчаянно прижимая к себе.

– Нет, – лжет она. – Не помню.

@темы: рейтинг R - NC-17, драббл, fanfiction, Doctor Who