Sexy_Thing
Фандом: Doctor Who
Название: Свеча во тьме
Переводчик: Sexy Thing
Бета: Ярк, Sexy Thing
Оригинал: "A Candle in the Darkness" by Pir8grl, запрос на перевод отправлен
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/9751091/1/A-Candle-in-the-...
Размер: мини, 3975 слов в оригинале
Персонажи: Одиннадцатый Доктор, Клара "Освин" Освальд, Эрнст Теодор Амадей Гофман
Категория: джен/прегет
Жанр: экшн, приключения
Рейтинг: от G до PG-13
Краткое содержание: Любопытство, как говорится, сгубило кошку. Заинтересовавшись странными данными сканера, Доктор и Клара отправляются на Землю XX века и в очередной раз попадают в беду. Однако в этот раз у них будет… весьма известный помощник.
Примечание: присутствует насилие.
Выполнено для команды Одиннадцатого Доктора на Юбилейной Квест-Игре

Глава 1
25 июня 1822 года
Берлин, Бранденбург, Пруссия

Человек, которого весь литературный мир знал как Э.Т.А. Гофмана, ворчливо вздохнул. Он очень устал. Хоть он и не был слишком стар, болезнь и лишения жизни источили его тело. Не обделенный мечтательностью и странными, даже для сказочника, чудачествами, герр Гофман чувствовал, что сегодня вечером его посетит Ангел Смерти. Сейчас его занимала только одна мысль: каким его запомнят? Сможет ли собственное имя пережить его?
Его утомленный взгляд скользнул по комнате и наконец упал на одну из самых драгоценных его памятных вещичек. Как бы ему хотелось сейчас обрести достаточно сил, чтобы в последний раз поднять маленькую синюю деревянную будку и заглянуть внутрь. Он мог бы попросить жену принести ее, но знал, что она все равно проигнорирует эту просьбу, сочтя ее глупостью. Впрочем, какая разница. Он все равно знал, что было внутри.
За откидными дверцами стояли две крошечные фарфоровые куклы, которые Гофман делал на заказ. Мужчина, одетый в пурпурный сюртук, и миловидная темноволосая девушка в белом муслиновом платье с алой отделкой. Они сподвигли его писать эти сказки. Они сказали, что его слова переживут века.

– Где мы? – спросила Клара.
– Земля. Дрезден. 1813 год, – отозвался Доктор.
– И почему?
– Я получил какие-то странные данные. Подумал, что это может быть интересно, – небрежно ответил он.
– Ну, полагаю, это тоже причина не хуже остальных, – хихикнула Клара.
– Лучше сходи в гардероб и поищи там что-нибудь подходящее.
Бросив взгляд на свое короткое красное платье и неуклюжие черные ботинки, Клара была вынуждена согласиться. Она двинулась вниз по коридору, пытаясь удержать в памяти время и место, в котором они находились.

– Что-то ты долго, – насмешливо произнес Доктор, услышав мягкий стук шагов, и вылез из-под консоли.
– Черт подери, – выдохнул он.
– Полагаю, это значит, что оно подходит? – рассмеялась Клара, поворачиваясь на месте, чтобы продемонстрировать ему свое платье.
Тонкий белый муслин, усыпанный крошечными алыми цветами, струился вниз. На поясе его перехватывал такой же алый атласный пояс. Ее темные волосы были забраны в элегантный узел, но глаза озорно поблескивали. И вообще, во всем ее виде было странное смешение сдержанности эпохи Регентства и дерзости двадцать первого века. Это было очень… в стиле Клары, – решил для себя Доктор.
– Ну что ж, – тепло улыбнулся он, галантно протягивая руку. – Прошу вас.
– Пожалуй, – ответила Клара, и, взявшись за руки, они ступили на улицы города.
На первый взгляд, картина за дверью ТАРДИС несла в себе очарование Старого Света, словно сошедшего с почтовой открытки. Повсюду возвышались изящные здания с остроконечными крышами и лежали мощеные улицы.
– Что это такое? – спросила Клара, указывая на потрясающее строение с куполом, выглядывавшее из-за других крыш.
Фрауэнкирхе. Этой конкретной его версии примерно семьдесят лет. Прекрасный экземпляр архитектуры эпохи барокко. Пожалуй, стоит как-нибудь вернуться и взглянуть поближе. Правда, сделать это нужно до февраля 1945 года.
Странное беспокойство укололо Клару, когда она отвела взгляд от сногсшибательных стен церкви и перевела его на окружающее пространство. Они пересекли рыночную площадь, которая, судя по всему, в обычное время была очень оживленной. Вот только теперь на ней царила устрашающая пустота. Груды мусора валялись в дальних углах улиц, а внешние фасады зданий были сильно обожжены. Тишина, в которую погрузился город, была тяжелой и тревожной. То тут то там на улицах возникали люди, но это были в основном мужчины. Они передвигались быстро, наклонив головы и стараясь держаться как можно ближе к домам.
Клара испуганно сжала руку Доктора.
– Еще раз, поконкретнее – где и когда мы?
Доктор резко остановился и хлопнул себя ладонью по лбу. В который раз он пошел на поводу у своего дурацкого ненасытного любопытства и, не задумываясь о последствиях, ринулся в самое пекло. Конечно, аномальные данные были более чем интересны, но совершенно не стоили того, чтобы подвергать Клару чудовищной опасности, готовой вот-вот обрушиться на это место.
– Идиот. Идиот, идиот, идиот!
– Очень информативно, – с упреком отозвалась Клара.
– Мы должны немедленно убираться отсюда, – мгновенно решил Доктор, разворачивая их обоих по направлению к ТАРДИС.
– Почему? Что случилось?
– Подумай, Клара: Континентальная Европа, 1813 год.
– Наполеоновские войны? – предположила Клара, чувствуя, как желудок сжимается в ужасе.
Вместо ответа он обвил рукой ее талию, чтобы придать ей ускорение. И в этот момент упали первые бомбы.
Клара закричала, и Доктор подтащил ее к ближайшему зданию, придавив к стене и закрывая ее собственным телом. Артиллерийские залпы сыпались на город, от ударов тряслась земля и со звоном вылетали стекла. В воздух поднялись клубы пыли, послышались крики боли.
Внезапно Доктор услышал скрип отодвигаемого засова, и дверь дома, у которого они укрылись, распахнулась.
– Вы сошли с ума? – крикнул какой-то человек. – Живо внутрь!
Доктор втолкнул Клару в дом и помог их неожиданному спасителю задвинуть засов и подпереть дверь тяжелым деревянным столом.
– Как вы могли повести свою жену на прогулку в такой день? О чем вы только думали? Вы что, не знали, что перемирие окончено? Артиллерия – еще куда ни шло, но если солдаты ворвутся в город!.. – мужчина прикусил губу, вспомнив, что говорит в присутствии леди. – Вы должны подумать о безопасности жены, – добавил он, глядя на Доктора в надежде, что тот понял его предостережение.
И Доктор понял, более чем хорошо. И впервые ни он, ни Клара даже не попытались возразить своим привычным «Но мы не…». Они оба были слишком потрясены, чтобы в чем-то поправлять своего спасителя.
– Вы, конечно же, правы, – ответил Доктор после слишком уж долгого молчания, в течение которого он пытался хоть как-то собраться с мыслями. – Но, понимаете, я доктор. Я думал, кому-нибудь может понадобиться моя помощь. А моя… эм… жена часто заменяет мне медсестру.
– Вы, должно быть, проспали последнюю бомбардировку. Боюсь, сейчас кому-то вряд ли может понадобиться врач. Сейчас в ходу могильщики. Эрнст Гофман, к вашим услугам, – представился он, вежливо кивнув Кларе и между делом про себя отметив, что ее платье вряд ли подходило для работы медсестрой.
– Я Доктор, а это Клара.
Герр Гофман приподнял бровь, изумляясь такому небрежному представлению.
– Герр Доктор, фрау Клара, – нараспев произнес он, снова поклонившись.
– Эрнст Гофман… то есть, Э.Т.А. Гофман? – спросила Клара.
– Верно, мадам. Писатель и музыкант по профессии.
– Я обожаю ваши работы! – возбужденно произнесла она.
– Сейчас не лучшее время, Клара, – пробормотал Доктор, мягко подтолкнув ее.
– Когда все это закончится, я с радостью сяду и поговорю о литературе, музыке и прочих приятных вещах, фрау Клара. Но сейчас нам нужно спрятаться. Моя жена укрылась с женщинами и детьми во Фрауэнкирхе. Это самое безопасное место в городе.
– А как же вы? – спросил Доктор.
– Я остался, чтобы по возможности укрепить свой дом. И забрать кое-какие важные вещи. Думаю, лучше всего будет спрятаться на кухне в подвале, – он поспешно собрал со стола ворох бумаг и засунул их в кожаную сумку, отправив следом кошель, полный звенящих монет. Со странным застенчивым выражением лица он поднял резного деревянного щелкунчика и взвесил его в ладони, решая, стоит ли его брать, или лучше сэкономить место в сумке.
– Он принадлежал моей дочери, – словно в извинение пояснил он.
– Он прелестен, – отозвалась Клара.
– Из Альтенберга, не так ли? – спросил Доктор.
– Верно. Это была любимая игрушка моей дочери. Я даже начал писать про него одну историю, короткую глупую сказку, но потерял к ней интерес, когда моя дочь умерла.
– Возьмите его с собой, – сказала Клара с сочувственной улыбкой.
Герр Гофман благодарно улыбнулся и положил игрушку в сумку.
– Теперь давайте спустимся вниз, там безопаснее, – сказал он, когда новая волна заградительного огня встряхнула город, и с потолка им на головы посыпалась штукатурка.
Какой-то странный звук с улицы привлек внимание Доктора.
– Сюда, фрау Клара, – говорил герр Гофман, вежливо подталкивая Клару к лестнице. – Герр Доктор! Скорее!
Доктор поднял руку, требуя тишины.
– Подождите. Вы это слышите?
– Я слышу звуки сражения, – нетерпеливо отозвался герр Гофман. – Мы должны немедленно увести вашу жену в безопасное место!
– Нет. Я тоже это слышу, – сказала Клара. Их с Доктором взгляды встретились, и она нахмурилась. – Я уже слышала этот звук. В ту ночь, когда ожили магазинные манекены. Но это же невозможно!
– Невозможно, но мы определенно слышим звуки оружия Автонов посреди Дрездена девятнадцатого века.
– О чем вы двое говорите? Нужно идти вниз, немедленно!
Доктор подошел к окнам, но те были закрыты снаружи ставнями. Наконец, ему удалось найти осколок стекла и с его помощью приоткрыть одну из ставень достаточно, чтобы бросить взгляд на улицу.
– Доктор? Это… – спросила Клара.
– Да, – уверенно ответил он. – Насколько я вижу, он один.
– И что нам делать?
– Чтобы убить Автона, нужен мощный импульс радиоволн или очень высокая температура. У меня есть и то и другое, но нужно добраться до ТАРДИС.
– Герр Доктор, я вынужден настоять, чтобы… – вставил герр Гофман.
Доктор развернулся к Кларе. Ее лицо и платье были запачканы грязью, несколько локонов волос выбилось из прически. В его глазах она была невероятно прекрасна. Он потянулся к ней, большим пальцем нежно стер пятно сажи с ее скулы.
– Иди с ним, Клара.
– Нет! Ты не бросишь меня. Ни за что, – это обещание они дали другу после Трензалора.
– Командирша, – ласково прошептал он.
– Потому я тебе и нравлюсь.
Он крепко ее обнял.
– Не отпускай.
– Никогда.
– Герр Доктор!
Вздохнув, Доктор повернулся к хозяину дома.
– Герр Гофман, благодарю вас за гостеприимство, но нам в самом деле пора.
– Сэр, вы мне можете взять леди с собой туда!
– Попробуйте сказать это ей. Слушайте, вы пишете сказки. У вас прекрасное воображение. Воспользуйтесь им, чтобы поверить в то, что я скажу. Там бродит тварь, которой здесь не место. Она смертельно опасна, и ее нужно остановить.
– И как врач может это сделать?
– Ну, называя себя Доктором, я имею в виду не только врачебную практику, хотя у меня и есть лицензия на медицинскую деятельность как минимум в семи различных солнечных системах. Я путешественник, и я много раз встречался с тем, что бродит по этим улицам. И я знаю, как его остановить.
– Там в самом разгаре артиллерийский обстрел, а когда он закончится, улицы заполонят солдаты с винтовками и штыками. Что может быть хуже?
– Все в порядке, – мягко сказал Доктор. – Останьтесь тут, а когда все кончится – напишите об этом, чтобы люди могли узнать, что здесь происходило. Кто знает, может быть, однажды вы, люди, все же научитесь чему-нибудь из собственных учебников истории. И забаррикадируйте дверь, когда мы уйдем.
– И что же, по-вашему, там такое? – спросил герр Гофман, не в силах больше превозмочь свое любопытство.
– Это своего рода механический человек, и он не из этой эпохи.
– Вы сумасшедший!
Доктор криво усмехнулся, разгребая дверь.
– Вы не первый, кто так подумал. Будьте осторожны, герр Гофман. Миру нужны ваши истории. Пойдем, Клара.

Казалось, артиллерийские залпы умолкли, но Доктор все равно тащил за собой Клару так быстро, как только мог.
– Как вообще сюда попал Автон? – спросила она. – И почем он один? В ту ночь, на Земле, их были сотни.
– Мое предположение – а они, как правило, оказываются верными – что это обломок Войны Времени. Одинокий Автон, провалившийся в разрыв во времени и пространстве. Такое случается не в первый раз. Он не может отремонтировать себя, потому что здесь нет пластика.
– Так как его еще не изобрели.
– Герр Доктор! Подождите!
Клара и Доктор обернулись и увидели бегущего к ним герра Гофмана. Сумка была накинута у него через плечо, а за пояс заткнут пистолет.
– Вот, – выдохнул он, накидывая на Клару невзрачного вида серый плащ и поднимая капюшон так, чтобы тот закрыл ее волосы. – Безопаснее, если вы будете незаметны.
– Спасибо, – благодарно сказал Доктор.
– А это вам, – он вытянул из сумки запасной пистолет.
– Нет, – твердо ответил Доктор. – Они бесполезны против того, с кем мы сражаемся.
– Зато полезны против солдат и бандитов. Я настаиваю.
– А я отказываюсь.
В самой глубине зеленых глаз Доктора мелькнуло выражение настолько тяжелое, несгибаемое и древнее, что герр Гофман был вынужден отступиться.
– Тогда я буду вас сопровождать.
Доктор хотел было возразить, но тут Клара положила ладонь на его руку.
– Герр Гофман знает этот город, – напомнила она. – Что если нам придется прятаться или искать дорогу куда-нибудь?
– Умница, – ласково сказал он. – Ну что ж! Идем, Эрнст. Вы ведь не против, если я буду называть вас Эрнст?
– Э… ну…
– Отлично! Вперед!

Глава 2
Они перебрались через город и вернулись к ТАРДИС.
– А что это такое? – спросил герр Гофман, обводя взглядом синюю деревянную будку.
– Это… эээм… это сарай, в котором я держу свои инструменты, – ответил Доктор. – Клара, я пойду соберу все, что нужно, побудь здесь с Эрнстом, хорошо?
– Конечно.
– Я быстро, – пообещал он.
– С нами все будет в порядке, – сказала Клара с ободряющей улыбкой.
Она села на деревянный ящик. Герр Гофман пристроился рядом прямо на земле.
– Никогда не видел, чтобы женщина держалась так спокойно перед лицом войны, – с восхищением заметил он.
– К такого рода вещам привыкаешь, когда путешествуешь с Доктором.
– И откуда же вы начали ваше путешествие?
– Я из Лондона, – ответила она.
– Англия! Это так далеко. Думаю, однажды, когда воцарится мир, я с удовольствием съезжу туда.
– Почему вы пошли с нами? – с любопытством спросила Клара.
– Как я и сказал, чтобы защитить вас, фрау Клара.
– Можно просто Клара.
– Все англичанки такие раскрепощенные?
Клара рассмеялась прелестным, радостным смехом.
– Расскажите мне о вашей истории, – попросила она. – О той, которую вы начали писать для своей дочери.
Она, конечно же, догадывалась, о какой сказке шла речь, но хотела услышать о ней из уст автора.
– Это просто глупая сказка для малышей, о том, как под Рождество оживают игрушки.
– Звучит восхитительно. Вам стоит ее закончить.
– Мир – слишком темное место для сказок.
– Совсем нет, Эрнст, – тихо сказал Доктор. Они не слышали, как он выскользнул из ТАРДИС. – Когда мир погружается во тьму, люди больше всего нуждаются в сказках, потому что хотят верить в такие вещи, как волшебство, храбрость и истинная любовь, и во все то, о чем вы пишете. Потому такие сказки, как ваши, живут в веках.
– Кто вы? – Эрнст Гофман недоверчиво взглянул на безумного человека, вышедшего из синей деревянной будки со странным механическим устройством в руках. – И что это такое?
– Я Доктор. А технический термин для этого предмета, пожалуй, «какеготам».

– И как мы найдем Автона? – спросила Клара.
– Я задержался на минуту, чтобы воспользоваться сканером ТАРДИС. Он направляется к северо-западной части города, – ответил Доктор.
– Герр Доктор, в северо-западной части городу расположены войска Мюрата, – с тревогой сказал герр Гофман.
– У маршала Мюрата сейчас достаточно проблем с Австрийцами, нас они не заметят.
– Откуда вы это знаете?
– У меня свои источники, – Доктор бросил взгляд на их нового друга, и на его лице растянулась широкая мальчишеская улыбка. – Доверьтесь мне. Я же Доктор.
– Может, вы все-таки возьмете второй пистолет?
– Нет, – отрезал Доктор. – Я не люблю оружие. С его помощью можно с легкостью покалечить слишком много людей. Не люблю его, – повторил он.
– Но вы все равно пользуетесь этим… устройством.
– Оно не способно навредить никому, кроме Автона. А его нужно остановить. Он не принадлежит этой эпохе.
– Я вас не понимаю, Доктор.
– Вы привыкнете, – успокаивающе произнесла Клара.
– Что это? – крикнул вдруг герр Гофман, указывая на странное человекообразное существо со сглаженным лицом, двигавшееся жуткой шаркающей походкой, приволакивая ноги.
– Это и есть Автон, – мрачно сообщил Доктор, копаясь в устройстве, которое держал в руках.
– Это ваш механический человек? Похоже, он… сломан.
– Так и есть. И скажите спасибо за это. Мне нужно несколько минут, чтобы подобрать правильную частоту, – Доктор нацелил свою импровизированную машину на Автона. Замигало несколько лампочек, устройство взвыло, но Автон как ни в чем не бывало продолжал хромать к ним.
– Доктор, он приближается, – нервно заметила Клара.
– Да, спасибо, я заметил, – прорычал он сквозь сжатые зубы, поворачивая рукоятки и меняя настройки.
Тем временем, Автон смог сфокусировать на Докторе безразличный взгляд, и медленно поплелся к нему.
Герр Гофман вскинул пистолет и выстрелил.
– Пули не помогут! – заорал Доктор, снова меняя настройки.
Автон поднял руку. Часть его ладони отсутствовала, пальцы были отломаны, и было ясно видно дуло его оружия.
Клара лихорадочно огляделась и, нагнувшись, подобрала с тротуара несколько кусков раздробленного кирпича. Первый из них едва задел голову Автона, но второй попал точно по его руке, и силы удара было достаточно, чтобы сместить прицел и заставить выстрел уйти в сторону от Доктора. Мгновение спустя Доктору все же удалось найти правильную частоту, и Автон тяжело осел на землю, словно марионетка с отрезанными нитками, глядя прямо в глаза пораженному Эрнсту Гофману.
Доктор уронил самодельный радиопередатчик, из которого взметнулись искры и потянулась струйка дыма.
– Все живы? Клара?
– Я в порядке, – сказала она, улыбнувшись.
– Эрнст?
– Да, да, я тоже. Доктор, что это такое? Могу я его изучить?
– Нет. Простите, но это очень плохая идея. Его нужно немедленно сжечь. Правда, я не представляю, как…
Внезапно воздух прорезал тонкий свист.
– Доктор, берегись! – крикнула Клара, кидаясь вперед и отталкивая его с неожиданной силой.
Бомба взорвалась прямо посреди улицы, и взрывной волной их отбросило к стене ближайшего здания. Доктор крепко сжал Клару в объятиях, отчаянно надеясь закрыть ее собой. После удара он долго лежал, не шевелясь, а потом заставил себя подняться, цепляясь за стену. В ушах звенело. Он закашлялся, выгоняя удушающую пыль из легких.
– Ты в порядке, Клара? Клара!
Она безвольно лежала в его руках, тонкая струйка крови сочилась из небольшого пореза у нее на лбу.
– Нет, нет, нет… Клара! – Доктор приложил кончики пальцев к ее горлу, чтобы проверить пульс, и с облегчением вздохнул, почувствовав его сильный и четкий ритм. Он вынул отвертку и принялся сканировать ее, наплевав но то, что кто-то мог это увидеть.
Через несколько мгновений, которые Доктору показались вечностью, Клара слабо закашлялась и распахнула глаза.
– Ну вот, – мягко промурлыкал он. – Давай, возвращайся ко мне.
– У нас получилось? – затаив дыхание, прошептала она.
– Что получилось, Клара?
– Спасти мир?
Он рассмеялся и, нежно поцеловав ее губы, коснулся ее лба своим. Голова кружилась от облегчения.
– Да, получилось.
Через мгновение он вскинул голову и огляделся.
– Эрнст?
– Я здесь, Доктор. Она в порядке?
– Как новенькая, – счастливо сказал Доктор, осторожно поднимая Клару на ноги.
– А что с Автоном? – спросила она, держась за него для поддержки.
– Думаю, он был тут, фрау Клара, – сообщил герр Гофман, указывая на дымящийся кратер посреди улицы.
Доктор просканировал его звуковой отверткой.
– Ни следа, – удовлетворенно сказал он, улыбнувшись Кларе и обняв ее одной рукой. – Давай, вернемся домой, и я осмотрю эту шишку у тебя на голове.
Она кивнула, положила пульсирующую болью голову ему на плечо, и они двинулись назад к ТАРДИС.
– Мы можете спрятаться в моем доме, пока все это не закончится, – предложил герр Гофман.
– Очень мило с вашей стороны, Эрнст, но нам и правда пора.
– Пора? Пора куда? Как? Город все еще в осаде.
– У нас свои дороги, – загадочно сказал Доктор.
– Все англичане такие таинственные? – удивленно спросил герр Гофман.
– Я не англичанин.
– Тогда кто вы?
– Я же говорил, – с нахальной усмешкой ответил Доктор. – Я путешественник. Вам больше ничего не нужно знать.
Они снова оказались около ТАРДИС.
– Куда вы пойдете? – в недоумении вопросил герр Гофман.
– Куда-нибудь. Пожалуй, даже куда угодно. Идем, Клара.
– Прощайте, – улыбнулась она, заходя внутрь.
– Я никогда не встречал такого, как вы, – не без восхищения сказал герр Гофман.
– Я бы удивился, если бы было по-другому.
Когда Доктор заговорил снова, его голос внезапно стал серьезнее.
– Запомните, что я вам сказал, Эрнст… сказки вроде ваших — они как свет во тьме. Рассказывайте их так долго, как только сможете.
– Обязательно, Доктор, – пообещал он.
Доктор вошел в маленькую деревянную будку, и прямо на глазах у изумленного герра Гофмана, она под странный шум растворилась в воздухе.

Эрнст Гофман вынул из сумки щелкунчика, принадлежавшего его дочери, и задумчиво повертел его в руках. История об игрушках, оживающих в Сочельник, была прелестной детской сказкой, но чтобы закончить ее, было нужно что-то большее. Может быть, безумный изобретатель. Человек, казавшийся одновременно старым и молодым, человек, способный собрать любое устройство, какое только можно пожелать. И еще храбрая и прекрасная героиня. И механические люди… ему определенно нравилась эта идея. Он вытянул из сумки тетрадь, чернила и перо, и принялся писать.

1880
Париж, Франция

Жак Оффенбах вздохнул и отложил перо. Он так отчаянно мечтал увидеть постановку этой последней оперетты на сцене театра, но тело уже предавало его. Он работал над ней так долго, и чтобы отдать дань уважения гению и воображению Э.Т.А. Гофмана, даже сделал автора ее главным героем наравне с заводными куклами. Оффенбах часто гадал, как ему удалось выдумать нечто подобное.

1888
Санкт-Петербург, Россия

Мариус Петипа тщательно обдумывал заказ. Либретто для нового балета Чайковского. Что-то волшебное и фантастическое, и не менее прекрасное, чем «Спящая красавица». Он внимательно изучал книжный шкаф в поисках вдохновения. Его взгляд упал на французский перевод «Щелкунчика и Мышиного Короля». Он улыбнулся и, сняв книгу с полки, положил ее на стол.

1974
Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

Джордж Баланчин размышлял о предстоящем сезоне, начинавшемся для его труппы. «Щелкунчик» весьма скоро зарекомендовал себя как весьма бюджетная постановка – почему бы не добавить еще одно классическое произведение? Может быть, «Коппелию». Он мог бы снова ввести свою любимую балерину, да и для Шона О’Брайана будет новый чудесный Гоффмановский персонаж.

– Где мы? – спросила Клара.
– Земная Колония 395. Начало 63 века, – ответил Доктор.
– И почему?
– Балет.
– Балет, – повторила Клара.
– Именно. Мы идем на спектакль в исполнении Балетной Труппы Малой Драссилус. Они танцуют «Щелкунчика».
Клара взглянула на него снизу вверх, ее глаза сверкали.
– Значит, работы Гофмана и правда вечны.
– Ну, ничто не вечно, Клара, но да – кое-что живет достаточно долго, чтобы называться именно так.
Они рука об руку вышли из ТАРДИС и двинулись в фойе театра. Билетер проводил их на места и оставил им электронную программку.
– Смотри, – тихо сказал Доктор, указывая на список персонажей.
Она улыбнулась, увидев, что в этой постановке героиню звали Клара. Огни в зале погасли, и, свободно переплетя свою руку с рукой Доктора, она откинулась на спинку стула, готовясь наслаждаться спектаклем.

@темы: Doctor Who, fanfiction, мини, рейтинг G - PG-13